Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Отчеты о поездках › Тибет

Карма 243
Ответить
19.10.2019
Доброго,всем форумчанам!!!

Вот решил ещё раз запостить свои две поездки в Тибет,в 2010 и 2012гг.Т.к. прошлые топики куда-то пропали,в этом совмещу обе поездки:)

Маршруты,этих поездок были практические идентичны и т.к. в литературном стиле я не силён,представляю вам описание моего друга и попутчика Константина с Киева,а уж видеоролики будут моим творением:)

Итак,описание будет 2010г.,а видео 2010-2012г.

Возможно некоторые мои попутчики и увидят себя,ведь собирались группы на этом форуме))).Всем узнавшим привет!!!

Первый ролик об отъезде с дома и прибытию в Пекин.

Карма 243
Ответить
19.10.2019
Далее видео о кратком прибывании в Пекине.



Карма 243
Ответить
19.10.2019
06.06.2010. Лхаса. День 1.

Перелет из Пекина в Лхасу - столицу ТАР (Тибетского автономного района) занял около пяти часов, включая посадку и 30 минутное ожидание в промежуточном пункте – аэропорту города Ченду.

На подлете, насколько позволял обзор иллюминаторов, любуемся раскинувшимися под нами видами гор и долины. Пространство вокруг – в серых, мрачных тонах. Темное, покрытое плотными облаками небо, гряда мрачных гор с каменистыми осыпями и скалистыми гребнями, и, наконец, довольно широкая, петляющая долина реки с многочисленными песчаными намывами и отмелями, которые, очевидно, являются следствием высокой воды в сезон дождей.

Картина суровая и мрачная. Сильная облачность и плохая погода за бортом порождают ощущение таинственности и волнующей тревоги. Сразу подумалось, что именно таким я и представлял себе Тибет. Несколько минут полета вдоль речной долины, и самолет благополучно приземлился в Лхасе.

Здание аэропорта небольшое, но вполне современное. Народу немного - лишь пассажиры нашего рейса.

Вокруг царит тишина и безлюдье, что уже само по себе непривычно для общественных мест подобного рода. Непродолжительное ожидание и багаж получен. Радостные, с учащенным сердцебиением, выходим на улицу в поисках встречающего нас гида. Моросит мелкий дождь, но температура вполне комфортная – 21градус тепла.

Перед зданием аэровокзала также пустынно. Нет ни привычного скопления транспорта, ни многочисленных встречающих, ни прибывших пассажиров, вообще никакой активности и присутствия кого бы то ни было. Лишь поодаль, метрах в сорока,четыре или пять одиноко стоящих джипа, ожидающих прибывших гостей, два из которых, как, оказалось, предназначались для нас.

Нашего гида зовут Церинг. Средних лет, крепкого (в отличие от большинства здешних мужчин) телосложения тибетец, оказался очень приятным, располагающим ксебе человеком, с хорошим английским и вполне приличной «подготовкой» по части знания местной истории и культуры, в чем мы смогли убедиться едва ли не с первых минут путешествия.

Еще до посадки в машины каждому была вручена бутылка минеральной воды, а на шею повязан белый шелковый платок – традиционный элемент здешней культуры,символизирующий уважение и гостеприимство к вновь прибывшим. Знаки внимания хотя и небольшие, но приятные.

Водители джипов также оказались весьма доброжелательными и милыми людьми. Однако, их имена показались нам столь мудреными и сложными в произношении, что мы, к сожалению, так и не смогли их запомнить. Наша небольшая группа, которой в течение трёх ближайших недель предстоит путешествовать по тибетским просторам, образовалась в результате знакомства и переписки на форуме Индостана и Винского. В её составе 7 человек: трое мужчин, среди которых я - киевлянин, Артем из Харькова, Игорь из небольшого волжского городка Балаково, а также четыре наши попутчицы – москвички Лена и Анна, и две Наташи – из Перми и Гомеля.

Всех нас, людей различного возраста и интересов объединила одна общая цель – желание побывать в Тибете, познакомиться с его культурой и традициями и, главное, совершить кору вокруг легендарной и священной горы Кайлас, о которой мне еще предстоит рассказать в своем повествовании. Состав «экипажей», стихийно сложившийся в процессе первого переезда от аэропорта до Лхасы, в дальнейшем остался неизменным на протяжении всего путешествия: в белом джипе – я, Игорь, Артем и Наташа из Перми; во втором, черном - Церинг, Лена, Аня и Наташа из Гомеля.

Поездка от аэропорта до города заняла около 50 минут. Первое, что удивило – качество дорог. Широкие и прямые, с хорошим, без выбоин и трещин покрытием, местные коммуникации составили бы честь любому из наших городов. О таких дорогах большинство отечественных водителей могут только мечтать! Забегая несколько вперед, следует заметить, что на всем протяжении путешествия по Тибету, мы практически не видели плохих дорожных покрытий. Условно, состояние местных дорог можно оценить тремя позициями: уже существующие отличные магистрали, строящиеся коммуникации и полное отсутствие как первых, так и вторых, то есть полное бездорожье! «Разбитых» асфальтовых покрытий, «старых» дорог, так хорошо знакомых нам в родном Отечестве, мы практически не видели. По всему видно, что строительству коммуникаций в ТАР китайское правительство уделяет первостепенное значение.

Из окон машины внимательно вглядываемся в новый, еще совершенно незнакомый мир. Здравствуй таинственный Тибет – страна богов, духов и демонов, количество которых здесь больше, чем само население региона. Здравствуй страна мистиков и магов, - мир, в котором порой трудно отличить реальность от вымысла!! Наш путь пролегает вдоль широкой речной долины, которую мы наблюдали еще на подлете к городу. Впечатляет размер и размах речной поймы. Видимо, в сезон дождей все её пространство превращается в мощный бурлящий поток!! Кое-где у берега – вырванные с корнем стволы деревьев, какой-то мусор и даже трупы рогатого скота, что свидетельствует о суровом нраве местных водных артерий.

Вдоль дороги и на близлежащих склонах немногочисленные тибетские домики и хозяйственные постройки. У обочины – лотки с арбузами, совсем маленькими, не идущими ни в какое сравнение с привычными для нас 10-15 килограммовыми красавцами, выращенными где-нибудь в Херсоне или Астрахани. Кое-где видны участки земледелия и «низкорослые», высотой около полутора метров, теплицы, где, по всей видимости, и выращивают здешние арбузы. Особый колорит местности придают многочисленные цветные флажки лунг-та,подобно бисеру нанизанные на длинные веревки, гирляндами украшающие монастыри, гребни скал, речные переправы и обычные дома тибетцев.

На пути к Лхасе. Лунг-та.

Как правило, их вывешивают в открытых, ветреных местах, на восточной стороне. Флажки бывают пяти цветов, символизирующих пять первоэлементов. На них изображены лошади и оттиски молитв. В переводе с тибетского лунг-та – «кони ветра». Считается, что когда флажки трепещут на ветру – лошадки

скачут и молитва слышна богам. Практически каждое местное

жилище украшено чем-то наподобие флагов, собранных в «пучки» и водруженных на крышах, по углам постройки. Тибетцы верят, что когда ветер колышет флажки, молитвы и написанные на них личные просьбы, легче доходят до богов и духов и могут быть услышаны ими.

Лунг-та можно купить везде: в монастырях, на местных рынках, городских улицах и площадях, в местах паломничества. Это особый элемент национальной культуры, которому придается важное значение. Флажков здесь тысячи и они неизменно, с первых шагов путешествия по Тибету, сопровождают вас до самых отдаленных и безлюдных мест, затерянных на бескрайних просторах нагорья и высоко в горах. Где-то на середине пути к Лхасе проехали длиннющий тоннель, пронизывающий один из горных хребтов. Сооружение, достойное восхищения. Сложно сказать какова общая длина тоннеля, но сквозь него ехали минут пять-семь на скорости 60 км/час. Стало быть длина сооружения составляет не менее трех километров.

Встречи с городом ожидаем с волнующим нетерпением. Трудно поверить, что еще относительно недавно Лхаса оставалась «запретным городом», местом, окутанным мифами и легендами! На протяжении веков сюда стремились попасть китайские монахи, европейские миссионеры, купцы и паломники, путешественники и просто авантюристы.

Возникновение Лхасы относят к VII веку и связывают с деятельностью тибетского царя Сонгцена Гампо. Женившись одновременно на двух принцессах, китайской Вэнь Чэн и непальской Бхрикути, царь перенес свою столицу из долины реки Ярлунг на место современной Лхасы, где и построил свой дворец на вершине горы Марпори (что означает – красный холм). «Лхаса» в переводе с тибетского – «Земля богов». Это название город получил благодаря двум статуям Будды Шакьямуни, привезенным в Тибет из Китая и Непала, женами царя. Сонгцен Гампо и обе принцессы, сегодня весьма почитаемы в Тибете, поскольку способствовали проникновению и утверждению здесь буддизма. Город приятно удивил чистотой улиц, широкими дорогами, современной застройкой, яркими красками, общим ощущением света и простора.

Дома невысокие, в 2-4 этажа, окрашенные преимущественно в белый цвет, с многочисленными пестрыми вывесками, симпатичными балкончиками и окошками с козырьками, часто украшенными короткими занавесками и расписанными в традиционном тибетском стиле. На крышах зданий – многочисленные флажки лунг-та. Город как бы погружен в приятную цветовую гамму, где гармонично сочетаются оттенки белого, синего, красного, зеленого, желтого и черного цветов. Невольно возникло ощущение радости и праздника. Даже центральная улица, современная на все 100%, с сияющими витринами дорогих магазинов, фасадами отелей и банков, одетая в мрамор, украшенная красивыми фонтанами и фонарями, не выглядит «выпадающей» из общего настроения и особенного тибетского колорита.

Все это напрочь перевернуло наши представления о Лхасе! Мы ожидали увидеть маленький, пыльный провинциальный поселок, затерянный далеко в горах на самом краю цивилизации, а перед нами предстал красивый, яркий, развивающийся современный город, удачно сочетающий в себе элементы национальной культуры и современного полиса.

Отель New Mamdala, где разместилась наша группа, оказался роскошным и достойным самых высоких похвал. Признаться, мы не ожидали такого шика, чистоты и уюта. Размещаемся в номерах, распаковываем рюкзаки и, неожиданно, начинаем ощущать первые симптомы высокогорья... Перелет из Пекина в Лхасу практически в один момент доставил нас на высоту 3600 м над уровнем моря. Никакой адаптации и акклиматизации!! Пока ехали в джипах, ничего особенного не происходило, но едва прибыв гостиницу и получив ключи от номера, бодренько попытались подняться по ступенькам на 3 этаж, как тут же почувствовали сильный дискомфорт. Сердце начало учащенно биться, появилась отдышка и какое-то странное, непривычное ощущение в голове, сопровождающееся легким головокружением и ухудшением координации.

Здесь же со мной произошла небольшая смешная история: Игорь, с которым мы поселились в одном номере, пошел перекурить, оставив открытой дверь в комнату. Я, хотя и испытываю небольшое головокружение, бреюсь в ванной и, вдруг, мне кажется, что мимо моих ног прошмыгнул большой кот. Ну, думаю, начались «глюки» из-за нехватки кислорода! Такое весьма часто случается в условиях резкого кислородного голодания. Едва раскрываю рот, чтобы поведать зашедшему в номер Игорю о своих «видениях», как тот, опередив, говорит: «Видел, какой жирный котяра выбежал из нашей комнаты??» Кот, как, оказалось, был настоящий, проживающий в гостинице. Увидев

открытую дверь нашего номера, он просто зашел по-хозяйски, посмотреть, что к чему. Я же принял его за видение. Очень забавно!! Кстати, это был единственный представитель кошачьих, которого мы встретили за все 3 недели тибетского путешествия.

Подошедшие поделиться впечатлениями девчонки также жалуются на недомогание и плохое самочувствие. Я же прилег на кровать и был вынужден минут 40 сохранять горизонтальное положение, дабы прийти в чувство. Несмотря на то, что наш первый день в Лхасе отводился на акклиматизацию и предполагал «ничегонеделание», решили прогуляться по городу в направлении Поталы.

Прежде чем продолжить повествование о путешествии, следует указать еще на одну важную деталь местного колорита, прямо или косвенно оказывающую влияние на жизнь любого человека в Тибете. Эта деталь – невероятное количество военных,дислоцирующихся в регионе и установленные ими правила перемещений и поведения в определенных местах. С первого дня, мы были просто шокированы количеством воинских частей, патрулей и чекпоинтов дислоцирующихся в городе. Вдоль центральной улицы, на расстоянии 100 м. друг от друга, расположены посты военных, каждый в составе 8-10 человек, вооруженных стрелковым оружием (автоматами и карабинами), экипированных специальными средствами для борьбы с демонстрантами (пластиковыми щитами и шлемами, наколенниками, налокотниками, резиновыми дубинками). Лица военных сосредоточены и серьезны, без тени доброжелательности даже по отношению к немногочисленным европейским туристам. Потребовалось совсем немного времени, чтобы понять, какая напряженная обстановка царит в городе.

Здесь в каждом европейце представители силовых структур видят возможного агитатора, провокатора, или нежелательного представителя прессы. И не дай вам Бог подать местным «хранителям порядка» повод для сомнений на ваш счет. Невольно мне пришлось испытать это, что называется, на собственной шкуре. Немного передохнув с дороги, мы вышли на улицу, чтобы прогуляться. Всего в нескольких метрах от отеля минуем чекпоинт, и я решил сфотографировать людей в форме, образующих небольшое каре, эффектно выделяющееся своей строгостью на фоне мирного городского пейзажа.

Едва я поднял камеру и направил ее в сторону военных, как один из них, очевидно старший, сделал предупредительный запрещающий жест в мой адрес. Кадр обещал быть интересным и я, по своей наивности, спустил затвор камеры и, повернувшись спиной, делая вид, что ничего не произошло, пошел своей дорогой. Что тут началось...?!!! Это нужно было видеть: поднялся страшный шум! В одно мгновение ко мне подбежала

группа солдат с автоматами и, окружив, не давая ступить и шагу, принялась что-то громко выкрикивать. При этом старший группы активно общаться с кем-то по рации, очевидно докладывая начальству о «чрезвычайном» происшествии.Показывая безобидное фото на экране своей камеры, я сказал, что сейчас же удал его,но военный категорически запретил делать это, продолжая о чем-то говорить по рации.

В итоге, сделав вид, что не понимаю требований офицера, я на его глазах удали фото и после нескольких минут эмоциональных объяснений нам, в конце концов, было разрешено уйти. Пережитые минуты были далеко не из приятных. В какой-то момент я даже немного струхнул. В голове вихрем пронеслись мысли: «Арестуют! Заберут камеру. Возможно запретят дальнейшее пребывание в ТАР и отправят в Пекин!». Слава Богу,инцидент не получил развития и все закончилось легким испугом. Но урок из случившегося мы вынесли серьезный: никаких шуток с военными и никаких фото людей в форме!! В дальнейшем мы неоднократно наблюдали военных, которых хотелось запечатлеть на камеру, но помня опыт первого дня, даже и не пытались сделать это.

В дополнение к происшедшему, прогуливаясь в этот же день по площади у дворца, я вдруг сообразил, что футболка, одетая на мне, могла бы спровоцировать куда большую неприятность, нежели история с фотоаппаратом. Перед самым отъездом в Тибет мне подарили фирменную футболку Службы безопасности Украины: красивая, черного цвета, с надписью«Антитеррор» на груди и большим, на всю спину, рисунком двух спецназовцев, изготовившихся к стрельбе из автоматов. Красивая мужская футболка! Но здесь, в Тибете, такая картинка могла быть легко принята за попытку антиправительственной агитации, или дискредитации военных.

Если бы не мой велосипедный рюкзачок, прикрывающий большую часть спины и, соответственно, картинки, меня бы наверняка «тормознули» до выяснения обстоятельств. В тот же вечер футболка была спрятана на самое дно рюкзака и не извлекалась от туда до самого окончания путешествия.

Несмотря на приключение и легкий стресс, наша прогулка возле дворца Потала удалась на славу. Трудно передать эмоции, нахлынувшие от вида этого грандиозного сооружения, размеры которого оказались еще более внушительными, чем мы предполагали. Величественная громадина, раскинувшаяся на холме и покрывающая собой всю его

площадь, с многочисленными уступами лестниц, ведущими к главному зданию, выглядела великолепно! Посещение Поталы было запланировано на следующий день, и мы ограничились обычной прогулкой по площади, раскинувшейся здесь же, у подножия дворцового холма.

Сама площадь могла бы украсить любой европейский город: широкая,выложенная плиткой, с красивыми цветами, заботливо высаженными в цветники,выполненные в национальном стиле. В центре, перед самим дворцом – высокий флагшток с флагом КНР и военным, замершим каменным монолитом на посту у флага.Через всю площадь, по обеим ее сторонам – две шеренги полицейских,внимательно наблюдающих за каждым человеком, независимо от того, иностранец он,или местный.

Необычным выглядело то, что каждый «страж порядка» непременно имел за плечами большой сложенный зонтик, очевидно на случай осадков. По нашим представлениям - необычный атрибут для человека в форме.

Главная «изюминка» площади – большой поющий фонтан. Вечером, под звуки классической и китайской музыки, сотни водных струй вырываются высоко в небо,описывая замысловатые фигуры в небе столицы ТАР. Зрелище красивое и захватывающее.

С сожалением подумалось о том, что у нас, в Украине, нет ничего подобного, а в Тибете, на высоте 3600, в городке, который еще не так давно был глухой тибетской деревней, есть!!!

Единодушно сошлись во мнении, что фонтан, это прекрасное воплощение современной инженерной мысли, не следовало размещать у Поталы, в месте, священном для тысяч тибетцев. Китайский флаг на площади и такой же флаг, водруженный на самом верху Поталы, также выглядели совершенно неуместно, как бы утверждая победу и доминанту китайского над тибетским.

В довершение всего, как оказалось, тибетцам запрещено совершать молитвенные простирания перед дворцом. Мы неоднократно наблюдали как полиция и военные пресекали малейшие попытки тибетцев совершить обряд на площади. Едва паломники опускались на колена, к ним тут же подбегали военные или полиция, поднимали их и заставляли покинуть площадь. Даже наш Артем, едва присев на корточки, чтобы сделать фото с колена, был немедленно предупрежден стражами порядка и вынужден подняться.

Как бы то ни было, ни многочисленные военные, ни установленные ими строгие порядки, не могли испортить нашего прекрасного настроения. К тому же, завершение дня было просто цирком, юмористическим шоу, которое рассмешило всех нас до слез...!!

День подходил к концу. На город опустились сумерки. Нагулявшись, решили подкрепиться в местном ресторанчике. Долго бродили в поисках заведения, где бы хоть кто-нибудь понимал по-английски, или где было бы английское меню. Поиски оказались безуспешными. В конце-концов, уставшие и голодные, зашли в какую-то небольшую забегаловку, где, естественно, также никто не понимал по английски. Более того,персонал не понимал даже элементарных на наш взгляд, самых простых и, казалось, понятных всем, даже ребенку, жестов!! Это было что-то....!!! Жестикулируем, используем мимику, пытаемся хоть что-то объяснить – все безуспешно!! Давимся от смеха, при этом самим тибетцам смешно не меньше!! Так и хохочем – мы и они!!

В какой-то момент один из официантов ставит перед нами маленькие пиалки с водой. Пытаемся спросить, что это и для чего? Пить?? Мыть руки?? Заваривать чай?... Никакой реакции и полное непонимание со стороны персонала! Вновь безуспешно пытаемся установить контакт языком элементарных жестов. После нескольких минут общения «немого» с «глухим» официант берет пиалы, делает какое-то совершенно невообразимое движение губами, что-то типа причмокивания, и убегает куда-то. Через минуту он появился снова с нашими пиалами. Оказывается, он вылил воду и налил новую. Потеха!! Мы так и не поняли назначение пиал с водой.

Потеряв всякую надежду на контакт, нам не оставалось ничего другого, как наугад ткнуть пальцем в иероглифы меню и с интересом ожидать результата. Последний не заставил ждать долго и, о ужас, материализовался в огромные тарелки супа, каждой из которых можно было бы накормить не то, чтобы одного, а человек пять или шесть!! Такого веселья мы не испытывали давно!! Настоящий цирк!! Не ужин, а театрализованное представление!!
Карма 243
Ответить
19.10.2019
07.06. Лхаса. День 2

Начали день с осмотра летней резиденции Далай ламы – «Норбулинка», что в переводе означает «Драгоценный парк». Заложенный в 40-х годах XVIII века седьмым Далай ламой парк служил летней резиденцией для всех последующих Далай лам работавших здесь, как правило, с апреля по сентябрь.Расположенный в западной части Лхасы Норбулинка состоит из дворца, территории перед ним и лесных насаждений. Его главные строения - Золотой дворец, Зал Сутр и Новый дворец, построенный в 1954 году.

Внутрь территории попадаем через небольшие белые ворота с невероятно красивым козырьком, расписанным яркими красками. Пространство за воротами утопает в цветах, высаженных в небольших горшочках.

Выставленные прямо на земле, вдоль пешеходных дорожек, горшочки образуют живописный круглый цветник перед фасадом дворца.

Растения с яркими разноцветными лепестками, напоминающими наши незабудки, заполняют окружающее пространство, создавая ощущение праздника и радости! Сам дворец – невысокое двухэтажное сооружение в ярко-желтых тонах.

Заходим во внутрь и следуем через анфиладу комнат, где отдыхал, работал и учился Далай лама. Помещения небольшие, погруженные в полумрак (очевидно специально для защиты от жесткого тибетского солнца), украшенные многочисленными рисунками и буддисткой символикой. Во всем ощущается атмосфера некоего таинства и умиротворения.

Прогулявшись вдоль небольших каналов, наполненных водой и образующих нечто напоминающее остров с расположенным на нем храмом, попадаем в парк и движемся вдоль длинной желтой стены, отделяющей территорию дворца от насаждений. Общее впечатление от резиденции очень приятное: небольшой райский уголок, где в тиши и окружении цветов хорошо предаваться раздумьям и отдыху от мирских забот.

Следующий пункт программы - осмотр главной резиденции Далай ламы – дворца Потала. Являясь одним из самых больших зданий в мире, это удивительное сооружение стало визитной карточкой Лхасы. Его изображение знакомо едва ли не каждому, кто интересуется буддизмом, историей Тибета и просто Азией. Потала, что в переводе с санскрита означает «Гора Будды», был заложен в 1645 году по приказу пятого Далай ламы, на месте царского дворца Сонгцена Гампо.

Изначально, расположенный на вершине горы Марпори дворец Гампо, был призван служить символом единства молодого королевства и его прочной связи с непальской и китайской культурами. С момента строительства на его месте резиденции Далай ламы, вплоть до 1959 года,когда нынешний лидер тибетских буддистов, спасаясь от солдат китайской народной армии, был вынужден бежать в Индию, Потала оставался и служил основной резиденцией и жилищем всех Далай лам, а также их усыпальницей.Интересным является тот факт, что смерть пятого Далай ламы, умершего во время строительства дворца, тщательно скрывалась на протяжении 15 лет, пока Потала не был окончательно закончен. Все это время роль главного духовного лидера и руководителя Тибета выполнял один из лхаских монахов.

По существующим ныне правилам, иностранцам разрешается находиться во дворце не более одного часа, в то время как пребывание здесь тибетцев не ограничено. Это показалось несколько странным, но мы не стали выяснять причин столь непонятного и неизвестно кем принятого решения, а предались знакомству с резиденцией.

Вблизи дворец оказался еще более грандиозен. 13 этажное сооружение, раскинувшееся на холме, объединено тремя мощными белыми лестницами, ведущими к основному зданию - собственно резиденции, окрашенному, в отличие от всех прочих белых строений, в темно-красный цвет. Поднимаемся медленно, время от времени переводя дыхание: второй день в Лхасе, акклиматизация только начинается и каждая ступенька ведущей наверх лестницы дается с трудом, сопровождаясь учащенным сердцебиением и одышкой. Забираемся на самую крышу дворца, наслаждаясь превосходным видом Лхасы и окрестностей.

Затем путешествие продолжается по лабиринтам внутренних помещений комплекса. От впечатлений захватывает дух...!! Согласно официальным данным, дворец состоит из 1000 комнат, в которых хранится 10 000 святынь и 20 000 статуй. Сколько комнат прошли мы, вспомнить трудно.Запомнилось главная святыня – усыпальница XIII Далай ламы (1933) выполненная в форме 10 метровой ступы из кованого золота, украшенная множеством драгоценных камней и изображений выдающихся деятелей ламаизма. Со слов Церинга, на её изготовление пошло 3721 кг золота!!! Дальнейшие впечатления смешались в процессе созерцания роскошных усыпальниц Далай лам (во дворце находятся гробницы семи Далай лам), множества религиозных картин, каких-то ритуальных предметов, сосудов, древних книг, статуй божеств и прочей религиозной атрибутики!!

Погруженные в полумрак помещения, заполненные многовековой пылью, древними реликвиями, золотом и драгоценными камнями, кажутся мистическими и таинственными при тусклом свете сотен больших и малых лампад и монотонных звуках мантр, издаваемых бубнящими паломниками.Переварить и запомнить все увиденное за этот час невозможно!!

Осталось общее ощущение трепетного восторга, глубокого почтения и удивления!!

В завершение нам показали небольшую комнату-пещеру, расположенную где-то в центре огромного храмового комплекса, как нам сказали, на вершине холма Марпори. Согласно преданию это – место, где еще до строительства дворца медитировал Сонгцен Гампо. Пещеру называют пещерой «Фа Вана». Здесь же – маленькая комната, якобы спальня царя и его китайской принцессы Вэнь.Поталу покидали совершенно «опьяненные» впечатлениями. Однако на перекур и осмысление увиденного времени не было. После обеда нас ждал один из наиболее важных и значимых тибетских храмов и монастырей - Джоканг.

Расположенный на площади Пакор, в историческом центре Лхасы, всего в нескольких минутах ходьбы от Поталы, Джоканг является главным местом паломничества для буддистов. Храм строился с целью размещения в нем одного из изображений Будды Акшобхья («Непоколебимый», один из пяти Будд Мудрости) , привезенного в Тибет непальской принцессой – женой Гампо. Возможно поэтому, в отличие от всех других монастырей Тибета, храм расположен необычно, с Запада на Восток, в направление Непала. Изначально, на месте храма находилось озеро Вотанг.

Одна из жен Сонгцена Гампо,китайская принцесса Вэнь, исследуя это место, отождествила его с телом гигантского демона. По её определению озеро являлось с гениталиями демона, а сердце – тем местом, где сейчас находится дворец Потала.Согласно древней религии Бон по, господствующей в Тибете задолго до появления буддизма, всякий демон может быть покорен и приручен с помощью магических действий и ритуалов. Идеи обуздания демонов и их использование в интересах людей живут в сознании тибетцев на протяжении веков.Следуя этому принципу, дабы обезвредить демона, в 639 году Сонгцен Гампо приказал осушить озеро и на его месте построить храм.Легенда повествует, что засыпать озеро помогли вышедшие из леса лани. В память об этом событии изображение двух ланей, держащих колесо дхармы,стало одним из главных символом буддизма. (Колесо дхармы – символ учения Будды Шакьямуни, восемь спиц которого символизируют «восьмеричный путь» Будды, т.е. путь к просвещению и освобождению от последующих кармических перерождений). В ожидании встречи с легендарным Джокангом с волнением выходим на площадь Пакор.

Окруженная преимущественно двух-трех этажными постройками с многочисленными магазинами, торговыми лавками и ресторанчиками, площадь выглядит ярко и празднично. Сотни небольших горшочков с желтыми и красными цветами выставленные на её плитах, формируют под ногами причудливый цветной рисунок. Торговые ряды поражают воображение разнообразием сувениров и всевозможных изделий.

Это – главный маркет Лхасы, где легко можно потратить целое состояние!!

Местное предложение способно удовлетворить любой, самый искушенный покупательский интерес, будь-то иностранец, паломник или местный житель. Возьму на себя смелость утверждать, что такого количества товара и такого его разнообразия вы больше нигде не встретите. Рынок Лхасы превосходит все, что мне довелось видеть ранее во время путешествий по Индии, Непалу, Вьетнаму, Мьянме и Камбодже. Толстые пучки разнообразных по форме, размеру и материалу четок, немыслимое количество массивных бус и замысловатых украшений, миллионы разнообразных сувениров и атрибутов религиозного культа, маски, изделия из бронзы, шерсти и шелка, теплые вещи, пестрые пледы и шарфы, футболки, кассеты с традиционной тибетской музыкой, старинные изделия бытового назначения, монеты, и Бог еще знает что, можно найти здесь, в этом изобилии выставленных для продажи товаров. По истине – сувенирный рай!! Все это в неимоверном количестве навалено, разложено и развешено на открытых лотках, образующих длинные сплошные ряды, с натянутыми сверху тентами, защищающими продавцов от жгучего солнца.

В расположенных здесь же небольших магазинчиках и антикварных лавках, вам предложат товар иного качества, более ценный с художественной и исторической точки зрения и, соответственно, совсем по другим, более высоким ценам.Старинная керамика и китайский фарфор, дорогие украшения, те же, что и на площади изделия культа, но богаче инкрустированные и более тонкой работы и даже человеческие черепа с вырезанными на них молитвами и знаками ОМ (что стало для нас совершенной неожиданностью) – все это вы без труда найдете в местных лавках. Жизнь на площади кипит с раннего утра и до позднего вечера.

Иностранцев немного. Основной контингент – паломники, совершающие ритуальный обход (кору) вокруг храма, вращающие при этом ритуальные барабанчики и читающие мантры. Некоторые из пилигримов совершают кору простиранием – особым способом, состоящим в том, что паломник, сначала поднимает над головой сведенные вместе ладони, как это обычно делают индусы, затем, с тремя едва заметными остановками, быстро переносит руки к животу и опускается на колени, совершая ритуальный поклон. Далее, следует быстрое вытягивание (простирание) на земле во всю длину тела, с вытянутыми вперед, перед собой руками и опущенным вниз лицом. Быстрый подъем,шаг вперед и снова опускание на землю, и простирание ниц. Действие совершается через каждый один — два шага на всем протяжении пути вокруг храма. Как правило, практикующие такую форму молитвы люди, имеют нехитрые «средства защиты» - что-то вроде самодельных наколенников и рукавиц, иногда фартука из грубого материала или кожи. Нередко рукавицы заменяются обычными деревянными дощечками с ремешками, одеваемыми на ладони. Пару раз нам попадались паломники у которых на руки были одеты обычные комнатные тапочки! Как говориться: «Голь на выдумки хитра!».

Безусловно, ритуал простирания требует специфичной физической подготовки. Не раз нас удивлял вид стареньких тибетских бабушек совершающих многочасовые простирания у храма или в процессе коры. Интересно, как долго смогли бы проделывать подобное упражнение мы? Думаю, тибетские старички и старушки дали бы нам большую фору!!

Кстати, о бабушках... Тибетские бабушки весьма колоритны. Нам показалось, что их значительно больше чем мужчин. Возможно, это связанно с невысокой продолжительностью жизни представителей сильного пола, или оттоком части мужского населения в монастыри. Но это лишь предположение.

Как бы то ни было, основную часть пилигримов составляют женщины пожилого возраста. Среднего роста, сгорбленные под тяжестью лет и, очевидно, нелегкой жизни, с котомками за плечами, одетые в длинные юбки и кофты, непременно в полосатых передничках и панамах, с четками и ритуальными барабанами в руках, они сосредоточенно «наматывают» круги вокруг храмов и монастырей. На первый взгляд может показаться, что верующим нет никакого дела до происходящего вокруг и тем более до редких туристов, пытающихся поймать их в объективы своих камер. Но это лишь на первый взгляд. Тибетки не любят, когда их снимают, но если это все же случается, они не высказывают возмущения, а просто отворачиваются и прячут лица.

К удивлению, реакция мужского населения и монахов совершенно противоположна они с удовольствием позволяют фотографировать себя как по одиночке, так и в группе вместе с вами, если, разумеется, вы предусмотрительно спросили на это их разрешения.

Пересекаем площадь и приближаемся к храму. Вновь обращаем внимание на большое количество военных и полиции. В местах, где на площадь выходят улицы расположены чекпоинты. По всему пространству непрерывно перемещаются патрули из 6-7 военных. На крышах всех близлежащих зданиях – наблюдатели и снайпера. Такое ощущение, что ожидается приезд президента США и приняты беспрецедентные меры безопасности.Наконец мы у храма. Перед входом – печи для сжигания благовоний и два высоких ритуальных столба, обмотанные молитвенными флажками. Вдоль стены храма – человек пятьдесят паломников, расстелив небольшие коврики, подобно ванькам-встанькам

совершают простирания. На каменных плитах – скромные пилигримские пожитки: одежда, походные сумки, нехитрая столовая утварь представленная в основном термосами с чаем и кружками,авоськи с едой и прочий, сопутствующий паломнику, скарб. По всему видно, что эти люди пришли к стенам Джоканга не на час-два, а с намерением провести здесь весь день, возможно и не один. Своего рода – семейный культовый пикник. Весьма забавно выглядят небольшие окошки в монастырской стене, заткнутые вышитыми подушками,очевидно, по причине отсутствия стекол и необходимости экономии тепла внутри помещений.

Конструкция храма четырёхэтажная, с красивой крышей, покрытой узорчатыми бронзовыми пластинами и увенчанной двумя золотыми ланями и колесом дхармы.Необычен конек крыши, выполненный в виде головы какого-то мифического животного,соединившего в себе черты слона и дракона.Минуем несколько залов и алтарей. В центральном зале – одна из самых почитаемых в буддизме статуй – Будды Шакьямуни. Здесь же – статуи царя Соцген Гампо и двух его жен.С крыши открывается прекрасный вид на площадь Пакор и лежащие в округе горы.

Здесь мы стали свидетелями необычного представления: группа людей, человек 40-50 преимущественно женщин среднего возраста, исполняли какой-то ритуал... Держа в руках подобие длинных гибких палок с круглым утолщением на конце, похожем на круглую щетку, группа исполняла песню и танец, ритмично постукивая при этом своими палками по земле, притоптывая в такт и совершая небольшие перемещения, подобно движениям в строю. Пели очень неплохо и все зрелище выглядело необычно и интересно.

На наш вопрос о происходящем Церинг пояснил, что эти люди – обычные рабочие, занятые на строительстве дороги, а увиденное нами – не

представление для туристов, но ритуал, в котором строители, после окончания рабочего дня, приходят помолиться в храм и попросить духов, чтобы работа на стройке не была столь тяжелой.

Остаток дня провели на площади перед Поталой, созерцая ее в виде белоснежной громадиной на фоне абсолютно черного ночного неба!! Зрелище не менее впечатляющее и величественное, нежели днем!!

Ужин превратился во вторую серию театрализованного представления, пережитого нами днем ранее и описанного выше. В этот раз голод и случай привели нас в «забегаловку», с легкой руки остроумной Анны получившей название «Очумелые ручки», или «Сделай сам»!!

Заведение напоминало общепитовскую столовую с той разницей, что заплатив за вход фиксированную и просто смешную сумму в 25 юаней, нам была предоставлена возможность выбирать все, что хотим и сколько хотим, из множества сырых продуктов,выставленных на большом столе-лотке в центре зала. Такой себе шведский стол.

Содержание и происхождение продуктов, предлагаемых посетителям, во многом было для нас непонятным. На лотках лежали горы биомассы, среди которой мы смогли опознать каких-то маленьких рыбешек, нарезанные кусочки морских моллюсков непонятную нам массу растительного происхождения, по всей видимости, водоросли длинные и белые как итальянские макароны нити, идентифицированные нами как кишки, что-то похожее на змеиную кожу, а дальше..... Дальше пришлось есть совершенно незнакомые «штучки» о происхождении которых мы не имели не то чтобы догадок – ни малейшего представления!!

Естественно,по-английски здесь никто не понимал ни единого слова. В заведении было полно народу и, по всей видимости, оно считается весьма популярным среди местных жителей. Я бы не удивился, если узнал, что мы – единственные, если не первые иностранцы, когда-либо посетившие его стены и решившиеся отведать местной «кухни».Набрав на подносы попавшейся под руки всякой-всячины, присели за свободный столик.В центре – большое отверстие, в которое вставляется поделенная на две половины емкость из нержавеющей стали. В одной её части – красный соус, в другой –белый. Появившийся вскоре тибетец поставил под стол баллон с газом и включил его таким образом, что пламя медленно нагревало емкость с соусом.

Дальше мы проделали то,что делали местные посетители: свалили в соус всю отобранную нами биомассу и принялись кипятить ее, помешивая деревянными палочками и не имея ни малейшего представления о том, как долго следует кипятить это варево и как его есть вообще. Внимательно наблюдая за происходящем у соседних столиков обнаружили, что особой популярностью пользуются кишки. Окружающие нас тибетцы ели их в большом количестве, ловко цепляя палочками длинные нити и отправляя себе в рот. Особенно поразило то, как много ели местные женщины: сидящие за соседним столиком две молодые тибетки «уничтожали» огромное количество этой снеди, которой с лихвой хватило бы на всю нашу группу. Что касается кишок, ни у кого из нас не хватило смелости последовать примеру местной публики, и мы отдали предпочтение знакомым продуктам – щупальцам, рыбе и водорослям.Я же позволил себе съесть несколько совершенно неизвестных «деликатесов»,похожих то ли на морского моллюска, то ли морскую губку, то ли личинку насекомого –белые толстенькие и короткие «колбаски», ребристой формы, с непонятной плотью внутри, напоминающими по вкусу шкурку отварной курицы.

От продуктов, сваренных в красном соусе, пришлось сразу же отказаться: соус оказался столь остр, что глаза просто лезли на лоб! В результате, содержимое «красной» половины тарелки было перегружено в белую и после непродолжительной варки мы поняли, что совершили ошибку.

Перекочевав из красного соуса в белый, наша еда не стала менее острой, но сделала таким же острым и белый соус. Представьте себе настроение семерых голодных людей, ожидающих приличного ужина после насыщенного событиями и эмоциями дня,получивших тарелку с непонятной, не очень приятной на вид сырой пищей, которую в итоге оказалось невозможно есть из-за ужасной остроты!!?? Тем не менее «ужин» прошел весело, под общий смех и шутки. Где еще можно увидеть такое??!! Подобные моменты незабываемы и также ценны в путешествии, как и посещение памятников культурного наследия.

Единственным моментом, омрачающим день была головная боль, от которой страдали практически все участники группы. В этой связи следует отметить, что для людей, располагающих временем, добираться в Лхасу из Пекина всё же предпочтительнее на поезде, чем на самолёте. Двое суток пути в современном, комфортабельном вагоне и постепенный подъем на высоты способствуют лучшей адаптации организма к условиям высокогорья и избавляют от многих неприятных ощущений, которые пришлось переживать нам.



Карма 243
Ответить
20.10.2019
08.06. Лхаса. День 3

Сегодня посетили два удивительных монастыря – Ганден и Драг Йерпа.

Перед поездкой заглянули в одну из аптек, где по рекомендации Церинга купили лекарства от «горняшки». Выбор такого рода средств здесь более чем достаточен. От горной болезни туристам предлагают несколько видов препаратов в капсулах, таблетках, или ампулах. Последние разведены с глюкозой и со слов гида, наиболее эффективны. Вооружившись лекарствами отправляемся в путь.



Поездка к Гандену заняла 40 минут. Прекрасная погода! Небо поразительной голубизны с редкими облачками, белыми и «кудрявыми», как молодые барашки.В машине – легкая тибетская музыка, ставшая для нас привычной и любимой всего за два дня путешествий. Наслаждаемся видами гор и серпантином живописной дороги,уводящей нас все выше и выше от лежащей далеко внизу зеленой долины.

Монастырь расположен в 47 км. от Лхасы, на высоте 4500 м. и был основан в 1409 году учениками известного реформатора тибетского буддизма, основоположника традиции Гелуг – Цонгкапы. Цонгкапа, без сомнения, является одной из величайших фигур в истории Тибета и мне ещё не раз придется упоминать его имя в своих заметках. Посему, для лучшего понимания читателем некоторых аспектов повествования, имеет смысл уделить этой одиозной фигуре несколько отдельных строк.

Ученый, гениальный практик и философ, Цонгкапа написал несколько фундаментальных работ в которых изложил ключевые моменты техники работы с сознанием. Он вошел в историю как великий реформатор, посвятив всю свою жизнь утверждению буддизма в Тибете и борьбе за чистоту учения Будды. Результатом его реформ стало создание нового направления в буддизме – школы Гелуг (в переводе – "Система добродетелей"). Что касается монастыря Ганден, как раз он и был призван стать центром новой школы, отличительными особенностями которой били строгие правила поведения монахов, сложные тантрические практики работы над сознанием и философские дебаты, выступающие как особое средство развития интеллекта.



Строительством монастыря руководил один из учеников Цонгкапы – Гендун Друб (1391—1474), дальнейшем посмертно признанный Первым Далай ламой.

На протяжении столетий Ганден являлся одним из самых влиятельных монастырей Тибета и одним из трех государственных учреждений, оказавшем значительное влияние не только на духовную, но и политическую жизнь региона. Здесь находились руководители администрации и политические лидеры школы Гелуг, функционировал её университет, в котором обучалось до 4000 монахов. Возможно, именно поэтому Ганден пострадал сильнее других монастырей во время боевых действий китайской народной армии в 1966 году.

Монастырь увидели издалека, преодолев около половины ведущего к нему серпантина. Яркая, бело-коричневая полоска сооружений показалась вдали, высоко на изгибе горы, в том месте, где контур склона сливается с небом. Серпантин дороги восхитительно живописен: его острые повороты, подобно зубьям гигантской пилы, оставили вечный след на теле гористого склона.

Не доезжая пары километров до обители, сделали короткую остановку,чтобы насладится видом долины и окружающих её гор. У обочины - две тибетские женщины, разложив на земле небольшой костер, грели старый закоптелый чайник и заваривали чай. Горы, вид удивительно красивой долины, бесконечное синее небо, женщины, мирно сидящие у костра, закипающий чайник – во всем ощущалась какая-то особенная атмосфера размеренности и покоя!

Монастырь привел в полный восторг своими совершенно безлюдными узенькими улочками и графикой зданий, окрашенных в белый, желтый и коричневый цвета!! Очень яркое зрелище!! Не случайно слово «Ганден» означает на тибетском «радостный».«Радостный» - именно это слово наиболее полно отражает настроение, испытываемое при посещении этого удивительного места.

Традиционно начали с коры – ритуального обхода горы Вангбур, на которой располагается обитель. На неспешную прогулку ушло два часа.

Хорошая тропа, пробитая многими поколениями монахов и пилигримов, петляет между камней вдоль склона. На отдельных её участках – множество молельных флажков лунг-та развешанных здесь же, вдоль тропы. Церинг обращает наше внимание на большой черный камень с отполированной поверхностью, образующий вместе с другим, лежащим рядом обломком скалы, узкий лаз. Со слов гида это – камень судьбы, пролезая сквозь узкую щель которого, можно определить свою карму. Легко преодолеваешь препятствие – хорошая карма. Тяжело, значит плохая.

Идея о возможности проверки кармы, очевидно, очень популярна в Тибете.В дальнейшем мы неоднократно посещали места, где так или иначе, было возможным проверить свою карму пролезая сквозь узкие щели между священными камнями, или доставая разноцветные камушки из узкой и глубокой ямки проделанной в земле, о чём еще будет рассказано в этом повествовании. Сейчас же, у Гандена, все мы непременно лезем в щель, без особого труда протискиваем тела между скал и, убедившись в хорошей карме, движемся дальше.

Узнаем от Церинга, что неподалеку находится место захоронения умерших.С привычным для нас понятием «захоронения» тибетская традиция не имеет ничего общего. Тибетцы оставляют своих мертвых в горах, на специальных площадках, в определенных, нередко святых местах.Обряд выполняют монахи. Сначала умершему вскрывают живот и вытаскивают все внутренности. Затем отделяют мягкие ткани от костей и в завершение – специальными молотками дробят кости. Все это месиво человеческой плоти оставляется для поедания птицам и животным.Такая, на первый взгляд ужасная процедура, имеет особое значение для каждого тибетца и связана с философской концепцией накопления «добрых дел», определяющих дальнейшее перерождение (реинкарнацию) человека после его смерти. Описанный обряд погребения рассматривается тибетцами как возможность раздачи посмертной милостыни, т.е. еды – последнего из возможных «добрых дел».

Уговариваем гида свернуть с тропы и посетить место мертвых.Небольшая, выложенная камнями прямоугольная площадка, где совершается

описанный ритуал, находилась совсем недалеко, чуть ниже тропы, на выступающем скалистом участке склона. Пространство вокруг покрыто множеством лоскутков истлевшей материи, остатками обуви и мелкими предметами когда-то принадлежавшими умершим.

Осматривая место, обнаружили несколько небольших позвонков и множество мелких осколков костной ткани, буквально устилавших всю поверхность площадки. Здесь же - два старых, серповидных бронзовых ножа для вскрытия и «разделки» трупов, а также небольшой бронзовый молоток для дробления костей.

Едва приблизились к «кладбищу», как над нашими головами появились огромные птицы. Сначала одна, а затем пять или шесть особей кружили совсем низко, давая возможность рассмотреть себя и сделать несколько хороших фотографий. Очевидно, стервятники привыкли к тому,что появление здесь группы людей означает похороны и сулит легкую добычу. Мы же с интересом наблюдали больших красивых птиц, величественно парящих на фоне гор и голубого неба. Прах-праху, плоть-плоти!

«Суета сует и всё суета»! А здесь – покой и равновесие. Нам хватило совсем немного времени, чтобы понять и почувствовать это.Немного погуляв по монастырским улочкам посещаем зал собраний главного храма и гробницу-мавзолей Цонгкапы. Монументальное, темно-красного цвета сооружение гробницы, расположенное за белой ступой, выделяется среди всех прочих монастырских строений своими размерами и величаем.

Заходим внутрь и тут же погружаемся в густой полумрак внутреннего пространства.Мы – единственные посетители. Пара монахов занимается какими-то своими делами, время от времени бросая в нашу сторону мимолетные взгляды, видимо, на всякий случай, приглядывая за нашим поведением.

Гробница Цонгкапы представляет собой две ступы, небольшую серебряную и золотую, значительно большего размера, помещенную внутрь стеклянного куба, очевидно, с целью защиты от посетителей. Обе ступы современные. Оригинальные были разрушены китайцами в 60-х годах прошлого столетия. Тогда же были фактически уничтожены и останки святого. Сегодня, под ступами хранятся лишь уцелевшие фрагменты его черепа.

На подходе к монастырю, прямо на тропе, находится небольшое желтое строение с пещерой. Это – так называемая хижина Цонгкапы, где по преданию он медитировал в пещере. Отсюда открывается великолепный вид на лежащую внизу долину и горы. В таком месте время бежит незаметно. Мысль становится неспешной и размеренной. Куда-то,сама собой, исчезает «шелуха» повседневных социальных проблем с их постоянными заботами, вечным ожиданием чего-то, неотложными делами, задачами и переживаниями.

Перед золотой ступой – фигура самого Цонгкапы в окружении двух его наиболее известных последователей. У алтаря, множество пиал с чистой водой и погруженными в нее цветами – символ чистоты мыслей и намерений. В некоторых из пиал – алкоголь,являющийся обычным для тибетцев подношением богам и святым. Обилие алкоголя, присутствующего в качестве подношений практически в каждом тибетском храме, было для нас весьма необычным явлением. Однако, в дальнейшем, мы узнали, что многие из тибетских мудрецов и просвещенных весьма положительно относились к спиртному,никогда не пренебрегая оным. Примером служит жизнеописание одного из выдающихся деятелей тибетского буддизма – Падмасамбхавы (Гуру Римпоче), о котором будет рассказано позднее.

В довершение описания гробницы следует сказать о священном камне,что находится в левой задней части помещения. Согласно легенде, в древности, камень самостоятельно прилетел из Индии. Его легко узнать по потекам масла яка приносимого в качестве ритуального пожертвования многочисленными паломниками.Покидая храм задержались у ящиков с амулетами, в большом количестве продаваемыми здесь же предприимчивыми монахами. Как оказалось, простые безделушки стоили совсем не дешево и мы с легкой иронией оставили «наполненное высокой духовностью» место захоронения великого реформатора.Некоторое время гуляли по монастырю. Удивительно, но за все время пребывания в Гандене мы не встретили ни одного туриста. Лишь изредка нам попадались одинокие монахи,неожиданно выныривающие непонятно откуда и также неожиданно исчезающие в лабиринте зданий. И это в то время, когда, со слов гида, в монастыре постоянно проживает около 400 монахов!!

Обедали в небольшом монастырском магазинчике. Предлагаемый ассортимент продуктов оказался весьма скромным: из горячего – только момо и чай. Момо – национальное блюдо, напоминающее большие, приготовленные на пару,пельмени, как правило, с мясом яка или овощами. Артем шутил, что эту идею тибетцы позаимствовали от украинских вареников! Приятная неожиданность – момо с яком стоило 1 юань за 2 штуки. Цена, по истине, смешная. Еда оказалась очень вкусной. Монахи готовили хорошо и добросовестно. Здесь же наблюдали смешную картинку: сидящий за столом на улице монах ел момо с головой накрывшись монашеской туникой.

Несмотря на то, что воздух в этих местах достаточно прохладен, солнце беспощадно и жестоко. Оно обжигает каждый миллиметр открытого участка кожи. Солнечная радиация в Тибете самая высокая в мире и даже непродолжительное пребывание под ее лучами чревато серьёзными ожогами для незащищенных участков тела. Где-то прочитал, что здесь в воздухе практически нет бактерий! Так что наличие хорошего солнцезащитного крема – необходимое и важное условие путешествия по Тибету. А наш монах, накрывшись с головой во время трапезы,защищался таким образом от солнечных лучей. Выглядело очень забавно.Обед закончен, и джипы вновь карабкаются по живописным серпантинам дороги приближая нас к пещерному монастырю Драк Йерпа.

Ехали около 40 минут. Еще издали обратили внимание на вершину горы, опутанную тысячами нитей лунг-та. Флажков – бесчисленное множество!! В дальнейшем мы не раз видели места силы, украшенные молельными флажками, но такого их количества, как в Драк Йерпа, мы не видели, ни до, ни после посещения монастыря!! Казалось, это исполинский паук сплёл своё гнездо на гребне скалы, опутав склоны миллионами тонких нитей цветной паутины! Трудно представить, сколько поколений монахов и паломников трудилось над украшением этого ретритного места, сколько времени и сил затрачено на то, чтобы явить взору прибывшего столь грандиозную картину!!

Драг Йерпа расположился высоко на склоне горы, подобно ласточкиным гнездам,прилепившись к скалам. Находясь внизу, у начала подъема, замечаем группу белых ступ,расположенных далеко вверху, где-то на середине пути к монастырю.16 белоснежных ступ обозначают место, где впервые появилась практика поклонения 16-ти архатам – буддистским святым, достигшим высшей ступени посвящения и, потому, свободных от последующих кармических перерождений. Ступы кажутся совсем маленькими, игрушечными строениями на фоне горного склона. Однако, начав подъем, мы сначала достигаем, а затем оставляем внизу эти красивые сооружения !!

Поднявшись к основанию скалы, оставляем автомобили на небольшой площадке и начинаем длительный пеший подъем по ступенькам, ведущим непосредственно к пещерам. На пути – много развалин, в основном – остатки стен и фундаментов зданий, разрушенных во время китайской революции. Пещер много. Говорят, что их 108, хотя оценить это визуально практически невозможно: все они расположены высоко на склоне и большая их часть при наблюдении снизу сливается с фоном скал. Видны лишь несколько строений ярко желтого и белого цветов – небольшие храмы и пристройки к наиболее важным пещерам.

Движемся вверх медленно и тяжело. Сильно болит голова. Акклиматизация еще только начинается и мы, судорожно глотая воздух, с рвущимся из груди сердцем,постепенно приближаемся к цели, делая многочисленные остановки через каждые 10-15шагов. Одни из самых трудных минут за все время путешествия!! Девушки уже начали принимать препараты от горной болезни; я же отложил их на кору вокруг Кайласа, где нам предстоит подняться на высоту 5630 м. Как бы то ни было, ни острое кислородное голодание ни крутой, уходящий под облака склон горы, не могут удержать нас на месте и мы настойчиво поднимаемся к пещерам.

Наши страдания не напрасны. Вид, открывшийся с высоты восхитителен - один из наиболее впечатляющих и запоминающихся на всем маршруте нашего тибетского путешествия! Расположенные ниже по склону белые ступы эффектно красуются на фоне серой поверхности склона. Глубоко внизу – серо-зеленая долина, прорезанная тонкими петлями дорог!! А вокруг – безмерное голубое небо и горы!! Становится понятным, почему именно здесь жили и практиковали медитацию многие известные буддийские учителя, стоящие у истоков тибетского буддизма.

Пещеры монастыря считаются одними из самых священных ретритных мест провинции. Здесь, в пещере, называемой «Dawa-puk» («Лунная пещера»), в течение семи лет медитировал гуру Ринпоче – индийский учитель, великий йогин и чудотворец,приглашенный в Тибет королем для распространения и утверждения буддизма. Его индийское имя – Падмасамбхава, что означает «рожденный из лотоса». В Тибете и Бутане он известен как Ринпоче (Драгоценный Учитель). Гуру оказал огромное влияние на развитие буддизма в Тибете. Буддийская школа Ньингма считает его вторым Буддой после Будды Шакьямуни. Отпечаток ноги Ринпоче и по сей день отчетливо виден на поверхности камня,внутри лунной пещеры.В монастыре также медитировал царь Сонгцен Гампо и Атиша – выдающийся индийский мыслитель и проповедник буддизма в Тибете, основатель школы Кадам.

Посещаем несколько пещер и храмов. Они не глубоки, вырубленные в вертикальной стене скалы, иногда с небольшими разветвлениями образующими внутри нечто наподобие комнат. Каждая пещера огорожена со стороны обрыва каменной стеной. У некоторых из них, перед входом, имеется небольшая площадка, которая, в свою очередь, также отгорожена от обрыва стеной и образует что-то вроде замкнутого внутреннего дворика. Такое нехитрое устройство жилища дает возможность монахам-отшельникам пребывать на свежем воздухе в уединении, не будучи увиденными снаружи. Интерьер пещер весьма прост и аскетичен: на стенах – хорошо сохранившиеся древние рисунки с изображениями богов и святых, портреты духовных наставников в рамках, маленькие кадила и большие чаши, наполненные маслом яка с горящими фитилями; какое-то подобие топчана, сколоченного из грубых досок и покрытого грубой материей; пара деревянных ящиков для хранения мелких вещей (как правило книг и текстов), многочисленные банки, коробки и прочий бытовой мусор. Камень пещер почернел от времени и копоти фитилей. Кое-где к потолку приклеены мелкие денежные купюры оставленные паломниками и туристами. Наверное, и 100, и 500 лет назад все здесь выглядело также, как и сейчас. Но, одна деталь цивилизации все же имеет место – параболические зеркала у входа в пещеры, в фокусе которых размещаются чайники. Десять минут и кипяток готов. Не нужна никакая электрика!

В одной из пещер, с помощью Церинга, пообщались с пожилым монахом.Как оказалось, ему 74 года и он, считая себя хранителем пещеры, не покидает её пределов с 11 лет, т.е. с момента, когда впервые пришел сюда!! Все его жизненное пространство – небольшая, вырубленная в скалистой породе комнатка и нависший над обрывом внутренний дворик площадью 6-8 метров.Главная цель и основное содержание всей жизни – духовная практика,многочасовые медитации и внутреннее погружение. На вопрос, сколько времени монах уделяет медитации, нам было сказано, что обычная ежедневная практика медитации состоит из 3-4 сессий по 2-2,5 часа каждая. По монастырю бродили в полном одиночестве. Поразительно, но и здесь мы не встретили ни одного туриста, лишь несколько монахов да пару паломников. В Лхасу возвращались в хорошем настроении, несмотря на продолжавшуюся сильную головную боль. К 18.00 прибыли в отель, где я упал на кровать и провалялся три часа переживая ужасные боли.

Завтра прощаемся с городом и начинаем движение к главной точке нашего путешествия – священной горе Кайлаш.Пройдет еще целая неделя, прежде чем мы достигнем заветной цели. Впереди -утомительные многочасовые переезды на джипах по бездорожью, города и небольшие поселки, древние монастыри, пещерные комплексы и, конечно же - восхитительные виды гор и нагорья, оставляющие незабываемые впечатления в сердцах каждого путника, хотя бы раз побывшего в Тибете!!



К сожалению мон.Драк Йерпа где-то затерялся в роликах,поэтому вставлю монастыри Дрепунг и Сера

SS1 м
Карма 360
Ответить
21.10.2019
Какие люди! Давно не было видно!

Поездка отличная.
Карма 243
Ответить
21.10.2019
SS1
Какие люди! Давно не было видно!

Привет! :-)

Да,давненько не заходил,а тут что-то настальгия нахлынула...особенно по Тибету.Наверное надо опять собираться :-)

SS1
Поездка отличная

Спасибо.Обе поездки действительно удались на славу:-)
Карма 243
Ответить
21.10.2019
09.06. Лхаса – Гьянце. День 4.

Лхасу покинули в 08 утра. Наш путь лежит на Запад, к третьему по величине городу Тибета - Гьянце. Джипы бегут по отличному асфальтированному шоссе. Погода великолепна: тепло, светит яркое солнце, на небе – редкие, причудливых форм, белые облака. Справа и слева – широкое пространство долины с многочисленными стадами яков и овец, мирно пасущихся на серо-зеленых холмах нагорья. Их черно-белые точки отчетливо выделяются на фоне рельефа и подобно бисеру, разбросанному рукой великана, покрывают холмы и равнину до самого горизонта.Через какое-то время начинаем подъем по затяжному серпантину. Долина медленно уплывает вниз. На смену зеленым краскам постепенно приходят серые тона каменистой поверхности окружающих нас склонов.

Едем долго. Джипы петляют по ленте дороги и наконец, забираются на самый верх перевала, где перед нашим взором открывается великолепная картина лежащего далеко внизу лазурного озера!

Мы на перевале Камба Ла (4794м), а внизу – одно из наиболее красивых и священных озер Тибета – Ямдрок Цо (4488 м). Вид на озеро и окружающие горы завораживает!! Совершенно невероятная,бирюзовая поверхность воды петляет широкой лентой среди холмов нагорья, исчезая далеко вдали.На горизонте – снежные вершины горного массива Кула Кангри. Где-то там проходит граница Тибета с Бутаном. Голые и совершенно гладкие склоны холмов окрашены в цвет сепии, и это усиливает удивительный природный контраст цветов:бирюзовая вода, сепия склонов, голубизна неба, белые облака и вершины гор. Настоящая феерия света и красок!

Делаем остановку на небольшой площадке перевала. Чуть выше дороги – печь для сжигания благовоний и белая ступа, по обыкновению утопающая в океане разноцветных молитвенных флажков лунг-та. Сильный ветер треплет материю и, кажется, что это духи читают священные надписи. На перевале также пустынно и безлюдно, как и во всех местах, где мы успели побывать с момента начала путешествия. У обочины – пара красивых, с огромными рогами яков, украшенных колокольчиками, яркой попоной и цветными лентами,вплетенными в длинную шерсть животных. Неопределенного возраста, почерневший от солнца тибетец, с обветренным морщинистым лицом, за 10 юаней предлагает сфотографироваться верхом на яке или рядом с двумя огромными, покрытыми густой черной шерстью собаками. Выбираю яка. Несколько секунд торга и за 5 юаней получаю на голову теплую тибетскую шапку, очень напоминающую наши ушанки, яркий желтый шарф и влезаю на спину животного.

Делаем несколько снимков, любуемся пейзажем,залезаем в джипы и начинаем спуск. Двадцать минут и обогнув озеро, мы на его берегу, у самой воды. Игорь и Наташа из Гомеля решают искупаться и, сбросив одежду, лезут в воду.

Возникает желание последовать их примеру, но тут оказывается, что вся береговая линия представляет собой толстый слой голубой глины.Окунувшись, наши друзья едва смогли выбраться на берег, проваливаясь и увязая в глубокой глине буквально по самый пах!!!

Здесь же, на берегу, мы подверглись массовому нападению каких-то насекомых,напоминающих личинки стрекоз. Эти создания облепили всю одежду так что раздеваться в таких условиях не хотелось. К тому же было прохладно и ветрено. В довершение, Игорь заявил, что в воде что-то есть. Отплыв несколько метров от берега он почувствовал под водой присутствие кого-то, или чего-то ... Скорее всего, это было субъективным ощущением. Однако,представьте ситуацию: горы, глухомань, огромное озеро, дно которого никто и никогда не изучал, равно как и его фауну. Кто знает, что может водиться в здешних водах?!

В общем, лезть в воду мы не решились. Тем не менее, геройские действия наших товарищей развеселили всех членов группы – приятные минуты расслабления после долгого пребывания в кабине автомобиля.Покидаем озеро и движемся дальше. Дорога уводит нас от священного природного водоёма и постепенно поднимается вверх.Проходит немного времени, и мы впервые оказываемся в непосредственной близи с покрытыми снегом горными вершинами, которые видели раньше издалека.

Еще с перевала Камба Ла мы наблюдали на горизонте огромную снежную гору - Ноджин Кангцанг (7191м). И, вот, мы у ее подножия, на перевале Каро Ла (5045м).

Оказавшись рядом, восхищаемся красотой и величием этого исполина! Перед нами – огромный скалистый массив покрытый льдом! Зрелище фантастическое!! На верху,под облаками, на фоне синего неба – мощная снежная шапка, переходящая ниже в растрескавшийся миллионами трещин ледник из которого вырывается множество бурных потоков и ручейков!!По всей округе стоит шум воды!! Мы на приличном расстоянии от потоков, но шум и здесь слышится достаточно громко.

Можно представить, что происходит в непосредственной близости от ледника. Как пояснил Церинг, на перевале всегда живут кочевники, пасущие скот. И хотя мы не встретили ни кочевников, ни их скот, несколько

примитивных хибар выложенных из местного камня свидетельствуют об обитаемости здешних мест.Три или четыре низкие постройки, схожие скорее на сарай, чем на жилище, выглядели как настоящее убожество! Поодаль, ближе к подножию горы – белая ступа и два ритуальных столба, также покрытые сотнями разноцветных флажков!!

Пейзаж красив и суров!! Чувствуется, что мы в глубинке, в самом сердце нагорья! После перевала, где-то на пути к Гьянце,остановились в еще одном живописном месте.Глубоко внизу лежало, как нам показалось, несколько озер, оказавшихся, на самом деле,участками реки.

Сверху окружающая местность походила на кратер потухшего вулкана, заполненного водой. Темная и совершенно безжизненная поверхность окружающих скал резко контрастирует с лазурной гладью реки. Сезонные колебания уровня воды оставили множество тонких горизонтальных линий, подобно рисунку агата окаймляющих береговую кромку реки, плавно повторяющих её изгибы. По ним можно хорошо представить как живет эта водная артерия в различные периоды годового цикла.

Нечто подобное мне приходилось видеть на Камчатке в кратере вулкана Горелый.Здесь же – еще одно чудо, еще одна удивительная «жемчужина» в драгоценном ожерелье Тибета, заботливо созданном матушкой-природой! Сколько удивительных сокровищ нам еще предстоит увидеть на своем пути? Сегодня лишь четвертый день путешествий, а голова уже идет кругом от впечатлений и пережитых эмоций!

Преодолев около 100 км. пути после перевала, к 18.00 наконец-то попадаем Гьянце. Город расположен на высоте 3950 м., в 254 километрах к юго-западу от Лхасы. Своё значение он приобрел благодаря удачному географическому положению, на перекрёстке торговых путей между Бутаном, Лхасой и Шигаце. Десять часов переезда изрядно утомили группу.

Отель две звезды, где нам предстоит провести ночь, произвел хорошее впечатление. Это,конечно, не Лхаса, но, главное - чисто, есть горячая вода и даже телевизор, который, впрочем, оказывается для нас совершенно бесполезным. Глупо пялиться в «ящик», когда вокруг – неизведанный и незнакомый тебе мир!

После ужина решили немного прогуляться. Городок показался небольшим, с широкими и прямыми улицами, практически безлюдными то ли в силу того, что был уже вечер, то ли потому, что безлюдье – обычное явление размеренной жизни здешней глубинки.

Из туристов, встретили только одну девушку-японку. В центре городка – высокий холм с крепостью Дзонг, подобно крыльями гигантской птицы раскинувшей свои крепостные стены по обеим сторонам скалистого гребня. Со слов гида крепость пуста и внутри нее нет ничего такого, что заслуживало бы внимания.

В сумерках, подошли к основанию холма и сделав несколько снимков заглянули в сувенирные лавки и магазины. Здесь, впервые, вдруг пришло острое ощущение оторванности от мира и, даже, потерянности. В дальнейшем, оно еще не раз напомнит о себе, «кольнув» сознание мыслью о том, что мы на краю «вселенной» затерялись в бесконечных просторах среди равнин, перевалов и холмов Тибетского нагорья,в невообразимой дали от дома и цивилизации!!



Карма 243
Ответить
24.10.2019
10.06. Гьянце-Шигаце-Сакья-Латсе. День 5.

Утро начали с осмотра главных достопримечательностей Гьянце – монастыря Пелкор Чоде и ступы Кумбум.Кумбум называют ступой «тысячи изображений».Это уникальное сооружение,подобных которому в Тибете больше не сохранилось. Ступа представляет собой девятиярусное сооружение в форме пирамиды, каждый ярус которой состоит из множества небольших помещений-капелл, каждое из которых посвященных отдельному божеству.Не спеша поднимаемся вверх по старым ступеням и заглядываем в капеллы. Внутри – древние статуи и красивые настенные росписи XIV-XV веков. Часть из них в ужасном состоянии, полуразрушены и ветхи. Церинг утверждает, что ступа содержит 1000 скульптур Будд, божеств, бодхисаттв и защитников, над созданием которых работали лучшие мастера из Непала.

Содержит ли ступа 1000 изображений, сказать трудно, но количество статуй и настенных росписей впечатляет! Сердце щемит от мысли, что всё это богатство может в недалеком будущем быть безвозвратно утерянным для потомков.Вряд ли в ближайшие годы государство и реставраторы обратят внимание на это чудо и займутся его восстановлением!!

С такими грустными мыслями поднимаемся на самый верх ступы и с крыши наслаждаемся видом города и крепости. Под деревянными балками, поддерживающими свод конструкции Кумбум – несколько небольших металлических колокольчиков. Наш гид сообщает: тому, кто услышит звон колокольчика, качнувшегося под дуновением ветра, непременно улыбнется удача и очень повезет. Минут двадцать ожидаем хотя бы малейшего звона, но царит полное безветрие. Колокольчики неподвижно замерли над нашими головами и мы,в конце концов, были вынуждены покинуть ступу так и не услышав заветного звука.

Прогулка по монастырю завершила наше непродолжительное пребывание в городе.Можно лишь добавить, что обитель Пелкор Чоде была построена в XIV-XV веках и первоначально принадлежала традиции Нингма. В последствии, в монастыре утвердилась основанная Цонгкапой школа Гелуг.Попрощавшись с Гьянце, отправляемся дальше на Запад, в сторону Шигаце - второго по величине города Тибета, столицу округа Цанг.До Шигаце ехали 1,5 часа. Путь пролегает через долину, со всех сторон окруженную горами. Дорога все еще замечательная: отличный асфальт, хорошая разметка, в общем - мечта водителя!

Город встретил нас огромным количеством военных, полиции и местных жителей, вышедших на улицы. Как оказалось, ожидался приезд Панчен ламы – духовного лидера Тибета. Панчен лама, что в переводе с санскрита означает «великий ученый», является вторым по рангу ламой после Далай ламы.

Здесь, в Шигаце, находится его постоянная резиденция – монастырь Ташилунпо являющийся главной достопримечательностью города и важным центром изучения философии в Тибете. Сегодня осмотр монастыря и города не входит в наши планы. Нам предстоит сделать это на обратном пути. Так что отложим описание монастыря на заключительную часть повествования и вернемся к описанию событий дня.Первоначально, мы планировали совершить в Шигаце лишь короткую остановку на обед,во время которой Церинг должен был отметить в полиции наши пермиты получить «добро» на продолжение поездки.

В связи со сложной политической ситуацией, связанной с периодическими выступлениями тибетцев против китайского присутствия в регионе, власти не разрешают иностранным гражданам самостоятельное пребывание и перемещение по Тибету. Вы можете путешествовать только в присутствии и сопровождении специального гида коим для нас, и является Церинг. Территория Тибета разделена на отдельные районы (провинции) и посещение каждого такого района требует специального разрешения (пермита). В соответствии с маршрутом мы имеем пять пермитов,которые и вынуждены отмечать на специальных постах, по ходу движения.

Вопреки ожиданиям, в Шигаце пришлось задержаться на 3 часа. Все дороги в город и выезды из него заблокированы военными в ожидании приезда Панчен ламы. В самом центре города, на подъезде к монастырю, сотни людей расположились справа и слева вдоль обочины дороги и у стен близлежащих зданий. Дорога, по которой должен проехать эскорт прямая и просматривается глубоко вдаль. На всем ее протяжении - наряды полиции, патрули и оцепление. Многие из вышедших на улицу жителей – в праздничных ярких одеждах, с белыми шелковыми платками в руках, подобных тем, что были повязаны нам на шеи в первый день прибытия в Лхасу.

Ожидаем в общей толпе.Рассматриваем причудливые одежды и украшения местной публики,основную часть которой составляют «пёстрые» тибетские бабушки и женщины средних лет.Повсюду – яркие полоски характерных национальных юбок, - обязательного элемента одежды каждой местной женщины. Обратил внимание на одну из женщин, в ухе которой красовалась массивная золотая серьга. Видимо, украшение было настолько тяжелым, что цеплялось не только за мочку уха, как это делается обычно, но и дополнительно, с помощью шерстяной нитки, перекинутой сверху, через все ухо, как бы повисая на нем.

Сильно «подмывало» сделать фотографии военных и, особенно, их пластиковых щитов и шлемов, уложенных ровным каре прямо на земле, в нескольких метрах от дороги. Но, вспомнилось происшествие в Лхасе и мы не стали рисковать. В какой-то момент по толпе прошла волна оживления. Засуетились военные в оцеплении, заставляя ожидающих отодвинуться от проезжей части ближе к обочине. И вот, на горизонте, появились машины эскорта. Судя по их количеству, а также по численности задействованных военных, персона Панчен ламы является весьма значительной фигурой не только в религиозной, но и политической жизни Тибета. Впрочем, религия и политика здесь настолько тесно связаны, что отделять их друг от друга было бы совершенно неправильно. Нынешний 11-й Панчен лама, приезд которого мы наблюдаем, поддерживается правительством КНР и, фактически, является его выдвиженцем, в то время, как Далай лама и находящееся в изгнании оппозиционное правительство Тибета, признают другого Панчен ламу, арестованного китайцами и бесследно пропавшего в 1995 году.

Со слов Церинга, основная часть тибетцев не поддерживает нынешнего официального лидера и ситуация вокруг его персоны периодически приводит к конфликту с властями. Именно поэтому, каждый его приезд сопровождается мерами повышенной безопасности.

Эскорт двигается медленно. И тут мы стали свидетелями яркого, впечатляющего действия: люди выскакивали на дорогу и бежали за машиной, забрасывая автомобиль Панчен ламы белыми шелковыми платками. Сплошным потоком, подобно водопаду,сотни платков опускались на капот и крышу машины, образовав там целые горы материи и устилая вокруг все пространство дороги. Оставалось лишь удивляться, как водители могли разглядеть что-то в этом океане белого шелка! Едва эскорт скрылся за воротами монастыря, как те же люди бросились собирать разбросанные на дороге платки. Несколько минут и на дороге не осталось ни одного платка. Мы также не отказали себе в удовольствии и успели подхватить насколько кусков белой материи.

Церинг же заметил, что все увиденное нами организовано властями и не является результатом проявления искренних чувств местного населения.Тем временем дорога быстро опустела. Военные строем стали покидать место событий; местные бабушки небольшими группами «растворились» в лабиринтах городских улочек и в считанные минуты уже ничто не напоминало о сотнях людей только что восторженно приветствовавших своего кумира.

Несмотря на непредвиденную задержку, мы очень довольны увиденным: зрелище необычное и яркое! До Сакья ехали около трех часов или чуть больше. В пути остановились на красивом перевале. Высота – 4500м. Сильный ветер. Несколько нитей лунг-та протянулось вверху над нашими головами, соединяя небольшую возвышенность справа и слева от обочины дороги.

Сакья показался заброшенным пустынным поселком. Даже местных жителей здесь встретили немного, всего несколько человек отдыхающих у стен монастыря.Группа старых бабушек расположилась на длинных бревнах, сваленных в кучу прямо под стенами обители, то ли ожидая кого-то,то ли просто отдыхая и греясь под солнцем.Через темный и глубокий дверной проём в стене, минуя ряд ритуальных барабанов и древние, еще не утратившие красок, росписи, попадаем во внутренний двор монастыря. В центре – огромная, метра четыре или пять высотой, бронзовая курильница благовоний. Перед входом в храм – скульптуры двух величественных львов. Весь фасад главного здания задернут плотной черной материей, сплетенной из шерсти яка.

Внутреннее пространство двора,- стены зданий и поверхность земли под ногами,- отделано грубыми камнями и каменными плитами. Это усиливает ощущение старины и таинственности. Каждый сантиметр пространства, каждый камень здесь буквально «дышит» древностью, дыханием столетий! Это ощущаешь едва ли не с первых минут созерцания мощных монастырских стен, напоминающих скорее стены крепости, чем духовной обители, а также древних ворот, дерево которых буквально рассыпается изъеденное ветрами и временем. Расположенный на высоте 4280 метров над уровнем моря в 150 километрах от Шигаце, монастырь был основанный в 1268 году семейством Кхон и является одним из крупнейших в Тибете.

В XI веке, когда в Тибет начали активно проникать идеи индийских буддистов,Марпа (переводчик из Индии и лама) и его ученик Миларепа (знаменитый йог, учитель тибетского буддизма и поет) основали орден Кагьюпа, а в Сакье клан Кхон основал новую школу, получившую название Сакьяпа.Своё название монастырь, а затем и школа, получили от цвета местной почвы: «Сакья» буквально означает «серая земля». Едва мы вошли на территорию обители, как сразу обратили внимание на нетрадиционный, серый цвет монастырских строений, так отличающийся от обычного, свойственного всем прочим монастырям, белого цвета. На протяжении столетий, монастырь служил главным центром традиции Сакьяпа.

Интересно то, что в отличие от всех других направлений тибетского буддизма, где руководство школой передается перевоплощающимся учителям, в школе Сакьяпа этот титул передается по наследству. В XIII веке один из настоятелей монастыря, при поддержке монголов, стал правителем всего Тибета. Это было первое в истории правительство, где главой государства стал лама.Знакомство с монастырем начинаем с посещения зала собраний главного храма.Приподняв тяжелые занавески, закрывающие вход, попадаем в огромное темное помещение, внутреннее пространство которого поделено мощными деревянными колоннами на нефы. Высота колон – 16 метров!!

Основную часть зала заполняют топчаны, застланные бардовой материей и грубыми шерстяными циновками. На некоторых из них - свитки религиозных текстов и книги. Стены украшены древними росписями с изображением богов и мифических образов, хорошо рассмотреть которые, к сожалению, не удается из-за тусклого освещения .Воздух наполнен запахом копоти лампад и масла яка. Деревянные колонны, поддерживающие свод раскрашены потускневшими от времени красками, а также развешенными повсюду прямоугольной формы полотнами с религиозными текстами, чем-то напоминающими флаги средневековья. В алтарной части, в самом её центре – большая золотая статуя Будды (Церинг сказал, что это едва ли не самая старая статуя Будды в Тибете), по обе стороны от которой восседают величественные статуи богов, бодхисатв и святых.

В зале много позолоченных скульптур будд, являющихся, со слов гида, гробницами для бывших настоятелей монастыря. Здесь же - множество культовых вещей, а также фотографий духовных лидеров и учителей школы. Повсюду царит дух глубокой старины и мистики.В храме, нам также показали камень, на поверхности которого якобы естественным путем проступила одна из самых известных мантр в буддизме Махаяны «Ом мани падме хум» («О Драгоценность в цветке лотоса»).«Напитавшись» атмосферой таинственности и покинув главный зал собраний,поднимаемся по крутой лестнице на крышу.

Ступени металлические, кованные, с массивными заклепками, изрядно потертые ногами многих поколений монахов. На двух ступенях отчетливо видны изображения свастики и ваджра (в переводе с санскрита – «молния». Священное оружие, жезл символизирующий высшую власть и правосудие).Поднявшись, оказываемся внутри как бы замкнутого в квадрате пространства. Мы не то чтобы на самом верху крыши, скорее на открытой веранде, расположенной на 3 этаже и проходящей по всему периметру каменного сооружения. Над нами еще два этажа низких деревянных и каменных конструкций с красочным национальным орнаментом. Внизу, в центре – прямоугольное пространство двора. Стены окружающих построек расписаны в яркие цвета с доминированием желтого и темно красного.Окна и дверные проемы эффектно оттеняют черный и белый тона. Здесь же, на крыше, небольшая группа женщин и мужчин, занимается шитьем на швейных машинках, изготавливая яркие полотнища, схожие на те, что мы видели внутри храма.

К сожалению, у нас не было времени на осмотр всего огромного монастырского комплекса, занимающего площадь более 18 000 кв.м. Мы смогли лишь издалека полюбоваться многочисленными постройками, раскинувшимися на противоположном берегу реки, вдоль крутого горного склона.Покидали монастырь с трепетным чувством, наполненные какой-то особой

энергией! Возможно, это звучит смешно,но есть на нашей планете места благодати и, без сомнения, Сакья – одно из таких мест. Ночевать в городе не стали, а отправились дальше, в небольшой населенный пункт Латсе (4050м).

Прощай отели, привет, гестхаусы!! Наш гест в Латсе похож на небольшой, хотя и аккуратный постоялый двор: автомобили нырнули в узкие деревянные ворота и оказались во внутреннем пространстве маленького дворика, запертом со всех сторон двухэтажной постройкой и стеной. Второй этаж геста деревянный, с верандой, расписанной ярким тибетским орнаментом. Мы – единственные постояльцы в гесте.

Размещаемся на втором этаже в двух помещениях: комната для мальчиков и комната для девочек. На кроватях – толстые одеяла и подушки. В целом, чисто, но света практически нет: лампочка едва мерцает под потолком, создавая приятный таинственный полумрак. Туалет и умывальник, общие для всех,расположенные тут же, на этаже, всего в нескольких шагах от «апартаментов». И хотя вода в кране отсутствует, а кабинка туалета не закрывается, эти мелкие неудобства нисколько не влияют на наше настроение.

Каждый день приносит массу впечатлений и новой информации, приближая нас к таинственному Кайлашу. К тому же, головные боли, изнуряющие нас в первые дни путешествия, начинают постепенно ослабевать: голова, время от времени, еще побаливает, но все мы чувствуем себя уже намного лучше.

День подходил к концу. До заката оставалось еще немного времени, и мы (я, Артем и Наташа), решили прогуляться по окрестностям. Выйдя из ворот геста, прошли метров 200 по пустынной дороге, затем, свернули к одинокой горе, возвышавшейся здесь же, недалеко от обочины. Несколько минут двигались вдоль берега небольшого ручья, заваленного мусором и бытовыми отходами, перепрыгивая с берега на берег, лавируя между струйками потока и участками грязи.

Вскоре разошлись. Артем продолжил движение по ручью, а мы с Наташей стали карабкаться вверх, на макушку скалы, где виднелась небольшая каменная пирамида с флажками. Чем выше мы поднимались, тем сильнее становился ветер. С высоты открылся красивый вид на лежащую по ногами узкую долину, возделанную и зеленеющую какими-то побегами,горы и небольшой поселок. Быстро темнело. Изъеденный ветром камень сильно крошился под ногами, образовывая осыпи. Совсем немного не добравшись до вершины решили повернуть назад чтоб не подвернуть ногу в быстро наступающем полумраке сумерек.

Остаток вечера, по сложившейся традиции, провели за игрой в дурака, путевыми записями и просмотром фотографий.

Карма 243
Ответить
27.10.2019
11.06. Сага. День 6.

Наш маленький гест в Латсе покинули рано утром. Снова дорога и джипы уносят нас все дальше и дальше на Запад. Погода по прежнему великолепна с той разницей, что сегодня небо практически полностью безоблачно. Лишь изредка, на самом горизонте, мелькнет одинокое белое облачко и вскоре исчезнет в голубой дали. Дорога все еще хорошая ,асфальтированная. Три дня длительных переездов уже порядком утомили. От постоянной тряски начала ныть спина и появилось ощущение «сплюснутости» того самого места, которое «несет» на себе всю «ответственность» за сидячее положение тела. Но каждый пройденный километр неизменно открывает взорам все новые и новые красоты и удивительные виды нагорья с видами снежных шапок Гималаев на горизонте.

Это оправдывает все неудобства, и мы с восторгом часами вглядываемся в смену ландшафта за окном наших джипов. Первую половину пути двигались по долине, справа и слева окруженной горами. Кое-где еще встречается зелень редких порослей травы, пробивающейся сквозь каменистую поверхность нагорья. Холмы каменисты, пустынны и совершенно голы. Иногда, на южных склонах встречается совершенно удивительной формы растительность, покрывающая землю небольшими зелеными островками,напоминающими коралловые образования на песчаном дне теплого моря. На серо-зеленых просторах – многочисленные стада яков, овец и коз, которые, насколько хватает глаз, разбрелись по холмам и долине. Невольно возник вопрос, кто и как контролирует выпас этих животных и как возможно собрать их в единое стадо?

К слову, местные козы, совсем маленькие, значительно уступающие в размерах нашим.Видимо, это следствие скудного питания и холодных зим, генетически закрепивших небольшие размеры животных, позволяющие им легче приспособиться к суровому тибетскому климату. К одиннадцати часам застряли на одном из горных перевалов – 4700 м. над уровнем моря. Как оказалось, впереди шло строительство дороги.

На самой вершине небольшая бригада рабочих и несколько единиц техники подсыпали и уплотняли участок дорожного покрытия. Длинная вереница грузовых машин, наполненных щебнем и строительными материалами, замерла в ожидании, когда невидимый начальник даст команду на пропуск колонны, «хвост» которой замер и терялся где-то далеко внизу, за поворотом серпантина. С этого момента замечательные тибетские дороги, о которых уже не раз хвалебно упоминалось в повествовании, закончились. Дальше началось суровое бездорожье: в лучшем случае – пыльная грунтовка, с многочисленными съездами-объездами,рытвинами и ухабами; в худшем – отсутствие оной и первозданная каменистая поверхность нагорья.

На отдельных участках движения, на расстоянии в десятки километров друг от друга, встречаем небольшие строительные бригады, выполняющие неимоверно тяжелую работу. Состоят они исключительно из тибетцев, причем как мужчин, так и женщин. Мы не раз наблюдали, как вместе с мужчинами тибетские женщины переносили на своих плечах большие корзины с щебнем и камнями, орудовали лопатами, выполняли другую тяжелую работу. Китайцев на строительстве дорог мы не встретили ни разу.

Оставалось только удивляться выносливости людей: «махать лопатой» на высоте 4-5 тысяч метров в условиях острой нехватки кислорода, под жестокими лучами солнечной радиации, в холодном воздухе, при постоянном сильном ветре, это, поистине, адский труд!!! Более того, условия жизни здесь не менее суровы, чем сам труд.Строители ночуют и «отдыхают» (если понятие отдыха для них вообще существует) в небольших палаточных лагерях, представляющих собой 3-4 брезентовых палатки,раскинувшихся у обочины. Здесь же – подобие кухни с печкой-буржуйкой и глубокая яма, устеленная полиэтиленовой пленкой и наполненная водой.

Вот и весь «сервис»: ни тебе туалета, ни тебе рукомойника! В общем, «...здесь под каждым ей кустом был готов и стол, и дом». Не хотел бы я провести даже одну ночь в такой палатке, на высоте 5000м. От одной такой мысли мурашки бегут по коже!

На перевале простояли три часа. Пользуясь вынужденной остановкой решаем размять кости и прогуляться к участку строительства.Вылезаем из машин и карабкаемся по насыпанному вдоль обочины высокому гребню,образованному горной породой вынутой со склона холма при «прорезке» дороги.Сверху наблюдаем растянувшееся «тело» колонны и прекрасный вид окрестных гор и равнины. На наше счастье, нам не пришлось ждать весь день, хотя такое, со слов гида, вполне могло случиться. Иногда можно простоять 10 и более часов в ожидании пока строители закончат работу и откроют движение транспорта. На этот раз нам повезло.

Миновали еще один перевал. Высота -5000м. И вновь –восхитительный вид на горы и долину! Сильный ветер! Дальше – пыльный кошмар бездорожья и еще несколько утомительных часов тряски до самой Саги! Сага – небольшой по величине, ничем не примечательный населенный пункт,единственным «достоинством» которого является факт его расположения на реке Брахмапутра (по-тибетски - Ярлунг Цангпо).

Перед въездом в город на чекпоинте, а точнее PSP (пропускной пункт китайской службы) предъявляем паспорта и пермиты. Поселок очень маленький, лежащий на небольшом блюдце низины, со всех сторон окруженной кольцом гор и холмов. При въезде сразу бросилась в глаза большая воинская часть, на плацу которой военные выполняли какие-то строевые упражнения.Дислоцирующиеся здесь военные контролируют участок китайско-непальской границы,расположенной неподалеку. Наш гест находится всего в нескольких метрах от забора части, и мы слышим все,что происходит за его пределами. Гест абсолютно типичен для здешних мест – двухэтажная, квадратной формы постройка, образующая замкнутое пространство с небольшим двором в центре.Комнатка в четыре кровати – вот и весь антураж «апартаментов». Главное, несмотря на весь аскетизм, здесь относительно чисто.

После скромного ужина наша «инициативная» тройка - я, Артем и Наташа,- по обыкновению, отправились исследовать округу. Поскольку в самом поселке идти оказалось совершенно некуда, было решено забраться на верхушку одного из близлежащих холмов. К общему удивлению, здесь нас ждал неожиданный сюрприз... Поднявшись к основанию холма, мы наткнулись на ритуальное место, чем-то напоминающее древнее капище. На склоне - небольшая старая ступа, вокруг которой свалены груды черепов с рогами яков и коз. На каждом - вырезанные знаки ОМ и тексты священных мантр. Рядом – четыре вертикальных столба с несколькими нитками разноцветных флажков лунг-та и 20-30 метровой длины стенка ритуальных вращающиеся барабанов.

Всю площадку с расположенной на ней ступой, флажками и костями окружает невероятное количество плоских камней, образующих подобие невысокой каменной стены по периметру. На камнях – вырезанные тексты мантр. Такие места в Тибете называют «манивол», что означает стена, сложенная из камней-мани – обычных плоских камней с вырезанными на них слогами мантры «Ом мани падме хум».

В дальнейшем, мы неоднократно встречали подобные каменные кладки в долине Гаруды, монастыре Тиртхапури, во время коры вокруг Кайлаша. Обо всем этом еще будет рассказано. Но первое подобное место, повстречавшееся нам здесь, в маленьком неприметном городке Сага, оказало на нас большое впечатление.Пройдясь вдоль линии молельных барабанов, покрутив их желтые цилиндры,покидаем «манивол» и взбираемся на верхушку холма. Перед нами - великолепный вид на горы и лежащий внизу поселок. Здесь же, у разноцветных флажков, венчающих самую высокую точку, «отпраздновали» наше успешное восхождение шоколадкой и сухофруктами.Спуск не занял много времени и до наступления сумерек мы смогли побродить среди одиноко стоящих построек городка.В виду сохранившегося натурального способа ведения хозяйства, характерным для тибетцев является обособленное проживание семей. Каждая такая семья – замкнутая,самостоятельная хозяйственная единица, функционирующая на своей маленькой, такой же замкнутой территории.

Именно поэтому, даже в населенных пунктах, традиционными остаются отдельно стоящие семейные дворы, напоминающие скорее небольшие крепости, чем жилища. Каждая такая постройка весьма типична: вместе с окружающими ее стенами она образует квадратный блок, попасть внутрь которого можно только через единственные узкие ворота в стене. Внутри – небольшой двор с хозяйственными помещениями и собственно жилыми комнатами. Все строения сложены из местного материала – глиняных кирпичей, или крупных камней, обмазанных землей и глиной, и, каким-то образом, побеленных в белый цвет. На крышах домов и стен – лепешки навоза, а также, деревянные палки, которые, скорее всего, приносит река в сезон дождей. Все это «добро» сушится под солнцем, чтобы зимой быть использованным в качестве топлива.Часто над входной дверью, ведущей во внутренний двор, помещается череп яка с рогами.

Среди таких построек бродили мы, в завершение нашего первого и последнего дня пребывания в Саге. Вечером, в гесте, впервые за время путешествия и, как оказалось, в последний раз, встретили группу русских туристов, уже совершивших кору вокруг Кайлаша и возвращавшихся домой. Ребята оказались москвичами, не в первый раз побывавшими в здешних местах и совершивших не одну кору.Уставшие и заросшие многодневной щетиной, они с радостью делились впечатлениями, давая свои советы относительно коры. Больше всего нас интересовал и волновал вопрос погоды. На высоте 5000 метров, это единственный фактор способный помешать путешествию или значительно осложнить его. Как выяснилось, накануне у Кайлаша выпал снег. Но прогнозировать какой будет погода завтра, или в самое ближайшее время, не имеет смысла. Всё может измениться в мгновение ока. Это главный вывод, который мы извлекли из общения с москвичами.

В этот же вечер, несколькими часами позже, в гест прибыла Саша – владелец и руководитель небольшой тур-компании в Лхасе, собственно, организатор нашего тура. Невысокая, хрупкого сложения и очень милая девушка, несмотря на усталость, уделила нам внимание и также дала несколько полезных советов. Завтра нам предстоит преодолеть 500 км. и достигнуть Дарчена – небольшого поселка, с которого паломники и туристы начинают свой путь к Кайлашу. И хотя мы планируем выйти на кору только через 6 дней, если повезет с погодой, уже завтра мы сможем увидеть священную гору! А пока ложимся спать в очень холодной комнате. Благо, что есть толстые одеяла,очевидно сделанные из шерсти яка.

Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики
Новое в Новостях