Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Chickabiddy › В пути - Лаос

Карма 114
Ответить
8.04.2012
Глава двенадцатая - Опять Вьентьян

05.04.2012

После полудня 5 апреля мы въехали во Вьентьян. Остановились в Mixay Guesthouse – twin с удобствами в коридоре и с завтраком – 85000 кипов (около 13 долларов). Есть бесплатный wi-fi с 9:00 до 23:30. Делами – получением монгольской визы – было решено заниматься завтра, а сегодня – заслуженный отдых. По традиции вечер прошёл в знакомом ресторанчике на набережной Меконга, снова, как и в прошлый раз, был съеден фалафель и выпито две бутылки Beer Lao. День был долгий, и в 9 часов вечера, едва коснувшись головой подушки, я немедленно заснул.

06.04.2012

Позавтракав, мы отправились на поиски посольства Монголии. В принципе, почти все консульские и посольские учреждения во Вьентьяне сосредоточены в одном квартале. И после двадцатиминутной неспешной прогулки мы стояли у ворот посольства. Небольшой домик, во дворе работник поливает цветы.

- Мы хотим получить визу.

Он позвонил в какой-то колокольчик, дверь открылась, и мы оказались во дворе.

- Проходите.

У стеклянной двери нас ждёт другой человек.

- Здравствуйте, мы хотим оформить визу.

Он жестом приглашает нас внутрь, выдаёт бланки заявлений. На монгольском и английском. Я спрашиваю у Криса:

- Интересно, можно ли заполнить заявление на русском? Ведь в основе монгольского алфавита – кириллица.

Крис жмёт плечами:

- Давай лучше на английском.

Всё очень просто и понятно. Приклеиваем фотографию и отдаём документы консульскому работнику. Он смотрит на паспорта и вдруг задумывается.

- Русский? – наконец по-русски произносит он.

- Да.

- Подождите минуту, - и что-то говорит в трубку телефона по-монгольски.

Через пару минут в помещение входит ещё один человек.

- Здравствуйте! – на чистом русском он обращается к нам и жмёт руки. – За визой? Это будет стоить вам... восемьдесят долларов. Когда хотите ехать? Если сегодня, то дороже. Можно во вторник после обеда.

- Во вторник хорошо.

- А дешевле никак нельзя? – спрашивает Крис.

Монгол хитро улыбается:

- Э, нет. У нас на прошлой неделе изменились ставки. Тридцать пять долларов было. Вот если бы вы приехали на прошлой неделе...

Ладно, отдаём паспорта. Сегодня пятница, виза будет готова во вторник. Решаем зависнуть во Вьентьяне.

У Криса здесь есть знакомые. Русский бизнесмен Александр, находящийся сейчас в Москве, его подруга Вилуна, лаосская фотомодель и поп-звезда. У Вилуны вечером концерт, но она и Александр всё равно предлагают нам зайти к её отцу Сону на ужин. Так и получилось, что около семи часов вечера мы оказались на небольшой улочке – сосредоточии мебельных магазинов в поисках дома Сона. Нашли. Сначала никто ничего не понимает: кто мы? зачем пришли? что нам надо? Но потом – после нескольких глотков Beer Lao с каждой стороны - всё встаёт на свои места. Сон говорит по-русски. Когда-то, с 1979 по 1983, он учился в Могилёве на механика.

- Я уже всё забыл, совсем плохо говорю.

- Нет, Сон, ты хорошо говоришь. Скажи, ты хотел бы приехать сейчас в Россию? (здесь и дальше под Россией я буду понимать все страны бывшего СССР)

- Да, я хочу. Но когда? Видишь: дети, хозяйство, магазин, времени совсем не хватает. Нет времени. Да, и страшно немного. Вот раньше – я мог везде гулять. По улицам ходил. Москва, Ленинград, Минск, Рига. Спокойно было. А сейчас?

Мы промолчали. Одна бутылка Beer Lao опустела, и Сон принёс вторую.

- Но да, я всё равно хочу приехать. Раньше хорошо было – много русских. Много лаосцев говорило по-русски. Раньше в школах учили. Сейчас нет. Русских мало. Но тоже ведь – раньше вы всем помогали, помогали, а денег мало было. Хорошо, когда много.

- Сон, а когда лучше было: тогда, в восьмидесятые, или сейчас?

Он сначала не понял. А потом качнул головой:

- Сейчас лучше. Сейчас я сам себе хозяин. У меня свой магазин. А раньше меньше свободы было, возможностей меньше.

- Сон, а как тебя звали в Могилёве? Саня?

- Петя.

- Петя? Почему?

- У меня фамилия Пхетмани. Вот и получилось – Петя.

Он вдруг оживился.

- А хотите водки?

Вышел куда-то и принёс две бутылки лао-лао – местный алкогольный напиток наподобие водки.

- За дружбу!

- За Лаос!

- За Россию!

- В Могилёве многие пили, - вспоминал Сон. – Рабочие прятались и пили, а, как сказать? начальники искали и ругались. Хорошее время было, я совсем молодой был.

- А сколько тогда тебе было, Сон?

- Девятнадцать. Я родился здесь, а в школу в Китае ходил. Война тогда была. Потом вернулся и в Россию поехал.

Вдруг он сменил тему.

- А вы долго уже во Вьентьяне?

- Три дня. Потом на Новый год в Луанг Прабанг поедем.

- Да, туда многие ездят. А я, лаосец, не был там. Нет времени, да...

Мы долго так говорили, говорили и пили, пили и говорили. Приехала Вилуна, красивая и простая девушка. Крису надо было написать статью о ней, сделать несколько фотографий, и мы договорились, что она завтра заберёт нас в студию лаосской радиостанции. Она уехала, а мы всё сидели и разговаривали.

Поднялся ветер. Вдали, постепенно приближаясь, раздавались глухие раскаты грома. На землю упали первые тяжёлые капли дождя. К дому подъехал маленький грузовичок.

- Он отвезёт вас к отелю. Если у вас будет время, заходите ещё. – Сом, улыбаясь, жал нам руки.

Мы сели в машину, и через несколько минут стояли на крыльце гест-хауза. А ещё через несколько минут весь мир скрылся за струями тропического дождя.
Карма 114
Ответить
8.04.2012
07.04.2012

Дождь шёл всю ночь. Иногда дирижёр, руководивший дождевым оркестром, останавливал его, давая музыкантам лёгкую передышку, а потом снова взмахивал палочками – и весёлый барабанщик снова безудержно стучал по крыше. Дождь шёл и утром, когда мы проснулись.

В 10-20 приехала Вилуна, и мы поехали в студию радиостанции Phoenix . До этого я никогда не был на радио, и мне было интересно всё. Вот комната, откуда ведут эфир, вот небольшая студия звукозаписи. Кнопочки, тумблеры, огоньки. Чем-то всё это напоминает кабину самолёта. Жаль, время пролетело быстро, и надо было уезжать. С визита на радио у меня осталась пара фотографий – я за звукорежиссёрским пультом и вместе с ведущим радио – замечательной и красивой девушкой по имени Суок.

08.04.2012

Вчера весь день было пасмурно и прохладно. А сегодня снова светит яркое солнце и жарко. Позавтракав, я отправляюсь на прогулку. Без особой цели брожу по улочкам Вьентьяна, подставляя лицо нежным солнечным лучам и впитывая в себя картины окружающей жизни. Недалеко от одного из самых любимых мест – ступы Tat Dam – на противоположной стороне улицы вижу книжный магазин. Не могу удержаться от соблазна зайти, хотя знаю, что всё равно ничего не куплю: долгий путь впереди, и каждый грамм в рюкзаке на весь золота.

- Сабайди!

- Сабайди! Вам нужны книги на французском?

- Нет. На английском и русском.

- Есть, есть, проходи, вот там на английском, здесь – на русском.

Я прохожу к шкафам в дальней части магазин. На двух нижних полках книги на русском языке. Пропылённые, потёртые, грязные. Книги, доставшиеся магазину в наследство от русских специалистов, когда работавших здесь, книги, привозимые лаосцами из СССР, книги, переданные в дар. Их немного, но они – история моей страны. Книги не должны умирать, книги должны жить вечно! Мне было очень больно видеть их в таком состоянии, никому не нужными и давно забытыми. Пройдёт ещё год, потом два, три десять, а они всё также будут стоять здесь, на этой полке, перешёптываясь друг с другом и вспоминая былое. Исчезнут люди, их написавшие, исчезнут те, кто их привозил сюда, те, кто их читал. Уже нет страны, где они появились на свет, той страны, о которой они – большинство их них – рассказывает, а они стоят всё также стоят здесь в полумраке книжного магазина. Своя судьба, страшная судьба!

Я брал то одну, то другую книгу. Протирал обложку, раскрывал наугад, прочитывал несколько страниц. Герои оживали, их лица оживали, они снова были нужны. Я слышал их радостные голоса, звонкий их смех. Мне хотелось сделать как можно больше для всех них. Я ставил книгу на место, брал другую. Руки давно стали чёрными от пыли прошедших лет, и я только размазывал грязь по обложке. Хотелось плакать от бессилия.

Почему, почему мы так относимся к своей истории, к самим себе? Почему мы так ненавидим своё прошлое и стремимся разрушить его? Стереть прошлое, не уничтожив самих себя, невозможно.

Ещё мне было обидно по другой причине. Мне было обидно за Россию, точнее, за ту Россию, какой когда-то был Советский Союз. Раньше нас любили и знали, нас помнили и на нас рассчитывали, а сейчас осталась только память, неверное эхо, рассыпающееся на глазах. Память народа живёт не только в нём самом, но и в его делах, в его культуре, и чем больше людей знакомо с культурой, языком данного народа, тем дольше он будет жить.

Мне было суждено родиться в СССР, так было предопределено Владыками Кармы. Этой страны больше нет – что ж, это решал не я. Но в моих силах сделать что-то, чтобы жизнь в моей стране – наследнице той, которой нет – стала лучше.

Я вышел из книжного магазина. Солнечный свет после полумрака заставлял жмурить глаза. Вдруг рядом заиграла громкая музыка, и кто-то потянул меня за руку.

- Эй, мистер, идите сюда! Держите! – В моей руке оказался стакан с пивом.

Небольшой навес на улице возле какого-то магазина. Составленные вместе несколько столов с нехитрой снедью и пивом. Громкая музыка. Весёлые танцующие лаосцы.

- С наступающим Новым годом!

Мы чокнулись, и я сделал несколько глотков. Да, приближается Сонгкран, ура! Не успел допить, как мне налили ещё. Я сидел между немцем, которого, как и меня затянули на этот праздник, и катоем, всё время подливающим(-ей) мне пиво. Чёрт побери, до чего же хорошо!

Мысли неспешно текли и утекали, словно волны прибоя, вечно грызущие берег. И я полностью отдался текущему моменту.
Ответить
8.04.2012
Хорошо написано, товарищ.

Но с выпивкой перебор. Берегите себя.
Карма 423
Ответить
9.04.2012
chickabiddy

душевно!
Карма 114
Ответить
9.04.2012
Спасибо, друзья!

Несколько фотографий
Карма 114
Ответить
14.04.2012
Столько всего произошло за эти несколько дней! Но не было желания, настроения записывать, мысли никак не желали превращаться в слова и укладываться в аккуратные строчки на экране ноутбука. Жаль! Значит, многое окажется невысказанным, непроизнесённым. Но не всё. Некоторые мысли и переживания я всё же успевал записать в виде коротких тезисов, и живёт ещё надежда превратить их в большие предложения.



09.04.2012

Обычный день, насколько он может быть обычным сейчас. Обычный вечер. Дневная жара спала, и я решил прогуляться. Как-то само собой получилось так, что я оказался на набережной Меконга. Смеркалось. Как всегда в это время, набережная была полна людей. Они гуляли, катались на велосипедах, следили за стремительно опускающимся за линию горизонта солнцем, за первыми звёздами, вспыхивающими далёкими неверными маяками в вечернем небе. Иной раз пойдёшь за такой звездой, но куда она тебя приведёт? Где окажешься ты, человек, посмевший довериться звезде над своей головой?

Я нашёл местечко на набережной, где было не так много людей. В этот вечер хотелось побыть хотя бы в относительной тишине. Откинулся на спину. Уже совсем стемнело, и небо надо мной горело мерцающим светом звёзд. Меня всегда притягивает и удивляет этот холодный безразличный свет. Хотя безразличный ли? Неужели звёздам действительно всё равно, что видят они здесь, в этом мире? Да, я прекрасно знаю, что тот свет от них, который видят сейчас мои глаза, рождён тысячи и миллионы лет назад, что эти лучи преодолели огромное расстояние, настолько огромное, что оно не укладывается в голове, что сейчас они уже другие, и может быть, той самой звезды, к которой притянулись мои глаза, не существует боле. Я это знаю, знаю, что это так, верю в это. Но мне также хочется верить и в то, что звёзды – это нечто иное, что-то, что мы никогда не сможем постигнуть. Может быть, это просто другие существа? Помнится в фильме «Пепел и снег» прозвучала замечательная фраза: «Каждая звезда в небе – это глаз слона. Слоны спят там, на небе, с одним открытым глазом, чтобы было лучше наблюдать за нами». Так, может быть, это даже и не глаза, а живые организмы, только очень большие? Может быть, они и есть те ангелы, о которых нам рассказывают различные религии?

Я лежал на набережной и смотрел на звёзды. Русло реки в этом месте немного изгибалось, и возникало ощущение, что фонари на лаосском и тайском берегу в каком-то месте сходятся, сливаются в одну точку, образуя круг. И в центре этого круга, окружённый сверху ночным куполом неба, лежу я, обычный человек. Самое интересное, что этой круг, это небо над моей головой не были неподвижными, они медленно вращались. Я замечал какую-то звёздочку на небе, а потом видел её уже совсем в другом месте. Вселенная вращалась, а я был в самом центре событий!

Некоторые звёзды не были звёздами. Они появлялись и быстро исчезли, мигая красным светом бортовых огней. Самолёты! С небольшой завистью я провожал их глазами: как бы я хотел летать, как они, как птицы!

10.04.2012

Загорелся зелёный свет на нашей дороге: монгольская виза вклеена в паспорт, и больше ничто не удерживает нас во Вьентьяне. Завтра в путь!

Правда, вечером нам ещё было суждено оказаться на конкурсе красоты Lao Star и вечеринке, посвящённой этому конкурсу. Однако там мы пробыли совсем недолго и вскоре после начала вернулись в отель.

Часов в 11 вечера, приняв душ, я вышел на балкон, желая насладиться чтением книги. Там в это время курили пожилая американка и молодая японка из соседних комнат. Они чуть отвлеклись на моё появление, сказали «Привет!» и вернулись к прерванному разговору. Я не хотел подслушивать, но они сидели близко, и слова невольно залетали в мои уши. Разговор был прежде всего о путешествиях, о том, какие места стоит увидеть, что больше всего запомнилось. Японка рассказывала об Индии, какое впечатление произвела на неё эта страна; она была уверена, что её собеседнице она тоже очень понравится. На вопрос, какой же город очаровал её больше всего, она, не задумываясь, ответила: «Варанаси». И ещё Дхарамсала. И она в нескольких словах попыталась объяснить, кто же такой Далай Лама. Дальше произошло то, что заинтересовало меня, и если до этого их диалог был в какой-то мере шумом, то теперь, я сам того не желая, стал внимательно вслушиваться.

- Что же ты хочешь делать, кем хочешь быть? – спросила американка.

- Не знаю. Это сложный вопрос для меня. Я была студенткой, я была рабочей. Я – дочь моих родителей. Но это всё, что я знаю.

- А что бы ты хотела делать?

Молодая девушка покачала головой:

- Мне нравится путешествовать, мне нравится писать. Я просто хочу жить.

Через несколько минут они ушли, извинившись, если вдруг мешали мне своим разговором. Я же долго сидел, наблюдая за безмолвной темнотой вокруг. Что хочу я?

11.04.2012

До свиданья, Вьентьян! Выехали на городском автобусе в пригород. Первая же машина, которую мы остановили, шла прямо до Вангвиенга. Это был пикап Тойота. Мы забрались в кузов, в котором нещадно потряхиваемые на кочках, проехали расстояние, отделяющее Вьентьян от Вангвиенга. Ветер бил в лицо, и я смеялся ему, и было хорошо. В воздухе висели южная дымка и красноватая пыль, поднятая колёсами машин. Потом, уже приехав в Вангвиенг, я обнаружил, что вся моя рубашка покрыта этой пылью. Но это было впереди, а пока сквозь пыль и дымку светило солнце, и свет его лучей, проходя через них, приобретал красноватый оттенок, и всё вокруг, казалось, отливало красным.

Когда мы чуть замедлили ход у одной деревни, на меня вдруг выплеснулось почти полведра воды. С новым годом! Сабайди пи май лао! Знал бы я, сколько воды на меня выльется за ближайшие два-три дня!

Но вот и Вангвиенг, небольшая деревушка в окружении холмов. Здесь небольшая речка, здесь тихо и спокойно. Закатное солнце спускалось за холмы, небо горело красным. Как же всё-таки прекрасна жизнь!
Drolma ж
Карма 1436
Ответить
14.04.2012
chickabiddy

Как хорошо Вы пишите, у меня просто нет слов...! Лаос вообще оставил у меня такое трепетное впечаление, и тут еще эти строки о книгах, дожде, звездах и красной дорожной пыли, с которой столько связано, пока мы колесили на моце по Лаосу.
Moony м
Карма 4805
Ответить
14.04.2012
chickabiddy
здесь тихо и спокойно

Если не считать удолбанных всеми видами наркоты иностранцев :) Ну я повидал всякое в своей жизни, но такого отрыва не видел :) народ реально еле держится на ногах, выползая в середине дня из своих конурок и заползая туда обратно после полуночи :)
Карма 114
Ответить
14.04.2012
Drolma
Лаос вообще оставил у меня такое трепетное впечаление

И у меня. Мне хотелось бы задержаться в некоторый местах дольше, пожить некоторое время. И спасибо.

12.04.2012

Выехали из Вангвиенга довольно быстро. Правда, первая попутная машина шла, как оказалось, всего километров на 30. В том месте мы зависли часа на полтора. Наконец остановился небольшой лаосский грузовичок, шедший километров на 40 вперёд, до Каси. Что же, на безрыбье и рак рыба! В кузове уже было два человека. Но зато какие! Один из них отлично говорил по-английски, и оба они были музыкантами. В кузове лежала гитара. Так что до Каси мы доехали с музыкой в прямом смысле этого слова, и особенно хорошо звучала композиция Scorpions «Holiday». Снова я подставлял лицо ветру, а музыка как-то по-особенному настраивала на дорогу.

За Каси мы опять зависли. К тому же поднялся особенный ветер, поднимавший с дороги листья и мусор, и было понятно, что с минуты на минуту пойдёт дождь. Так и случилось. Мы пережидали его в беседке, иногда выбегая к дорогу, если замечали машину. Вскоре дождь закончился, и мы пошли потихоньку вперёд, надеясь, что перемена места переменит и нашу удачливость этот день. И через некоторое время мы снова сидели в кузове пикапа, и стремительно мчались по горной дороге в Луанг Прабанг. Сделали остановку только раз на небольшой обзорной площадке, откуда как раз можно было наблюдать необыкновенные краски заката. Часов в 11 вечера мы въехали в Луанг Прабанг.
Карма 114
Ответить
14.04.2012
Moony
Если не считать удолбанных всеми видами наркоты иностранцев :) Ну я повидал всякое в своей жизни, но такого отрыва не видел :)

Мне повезло: это прошло мимо. Хотя, может быть, и не повезло. :)
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики