Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Sangita1 › Видеть сердцем

Карма 93
Ответить
23.12.2013
Может, я не совсем поняла вопрос, но помню, что мой первый вывод после после знакомства с духовным знанием, пришедшим из Индии, был тот, что во всём виновата я сама. Но это не означает, что нужно безропотно есть всё, чем тебя кормит карма. Как-то раз по глупости решила не сопротивляться злу насилием, но получила жестокий урок.

Если вы имели в виду то, что индусы всё же ропщут на правительство, то мне показалось, что у народа с правительством примерно такой договор: народу разрешается до бесконечности плодиться и размножаться, при этом он согласен жить без пенсий для негосударственных служащих, без пособий по безработице, с шестидневной рабочей неделей и почти без отпусков. В развитых странах рабочие требуют социальных гарантий, потому что платят налоги. Если работодатель исказил налоговую базу, его могут даже посадить. Ну а в Индии рассуждают, наверно, так: хорошо, налоги можете не платить или не доплачивать, но в старости надейтесь только на свою хорошую карму, ибо у государства на вас денег нет.
Карма 93
Ответить
24.12.2013
Бизнес по-индийски

Индия – это классическая страна малого бизнеса. Если поделить всё количество товаров и услуг на всех, дерзнувших заниматься бизнесом, то на каждого придется маленький магазинчик, а вернее лавочка, где едва можно встать во весь рост и расправить руки. То же самое касается и офисов: они до смешного миниатюрны, и все работающие в них скорее напоминают детей, играющих в бизнес, чем настоящих финансовых воротил. Впрочем, чтобы выжить, играть им приходится довольно долго: лавочники работают не менее 12 часов в сутки и почти без выходных, а в офисах суббота также является рабочей. Поэтому, когда у одного мудреца спросили, что никогда не останавливается, он ответил: торговля.

Индийская лавочка – это почти религия. Там обязательно должны висеть портреты родственников-основателей бизнеса, иконка божества, но подробнее об этом расскажем в отдельной главе. Как есть джинсы «вторая кожа», так и индийская лавочка тоже является чем-то вроде второй кожи своего хозяина, существом одушевлённым, имеющим свою ауру и карму. Она напоминает чем-то домик улитки, который та постоянно и с любовью тащит на своём горбу, и этот домик обычно мал, но любим и дорог.

Ещё примерно 20 лет назад Индия почти ничего не производила и оставалась преимущественно сельскохозяйственной страной. Вспомним знаменитый фильм Раджа Капура «Господин 420», где герой идёт пешком в Бомбей и напевает песенку, что на нём японские ботинки, английские брюки и красная русская шапка на голове, только лишь одно сердце индийское. Он был одет во всё импортное не по своей воле, а потому что в Индии в пятидесятые годы почти ничего не производилось. Сейчас ситуация изменилась, и Индия с каждым годом производит всё больше и больше. Конечно, ей никогда не догнать Китай, потому что всё новое в этой стране приживается крайне медленно. Индия консервативна и заметно отстаёт от времени и моды. Руками там работать уже почти разучились, а делать всё машинами ещё не научились.

Самые бедные бизнесмены имеют лавочки под открытым небом. Обычно здесь же обитают и босоногие детишки, и новорожденные младенцы. Из лавочки льётся задушевная индийская музыка, под которую можно только отдаться Вечной Любви и потерять голову раз и навсегда, но никак не заниматься бизнесом. Та же сладкая, вышибающая мозги музыка и в автобусах. Очевидно, у водителей к ней иммунитет, иначе дорожному движению бы пришёл конец...

(Продолжение следует)
Карма 93
Ответить
24.12.2013
Продолжение

Моё знакомство с индийским бизнесом началось в маленьком городке на юге Раджастана. Тогда он был почти деревней с несколькими торговыми улочками и фруктовым базаром. Картину дополнял смешной фонтан у озера в виде уточек. Уточки были в лучших традициях индийского примитивизма: вылитые персонажи из мультфильмов, которые у нас ставят только в детских садах. Вперемешку с туристами там когда-то бродили, да и сейчас бродят козы, коровы, разносчики готовой еды, не говоря уже о чесоточных собаках и лишайных котах. В лавочках сидели, да и сейчас сидят, неутомимые индийские мужчины, которые либо продают, либо что-то изготавливают. В начале торговой улочки, которую можно было бы пройти за пол часа, сидел индийский мужчина с маленьким сыном. Он с большой любовью обнимал и целовал мальчика. Этого можно было и не заметить, но когда через час я вернулась на то же место, он все ещё ласкал ребёнка. Это было бы маловероятно для наших российских отцов, мы не привыкли к такой семейной любви.

Ещё один индийский труженик работал в швейной мастерской. Это было зрелище, достойное пера Рембрандта. Он работал словно на батарейках «дюрасел», втыкал иголку и размахивал ножницами с такой скоростью, словно боролся с невидимым противником. Он был воплощением скорости и энергии: из глаз сыпались искры, а тело напоминало кипучий мартеновский стан. Мужчина так быстро кроил и резал, что сразу же развеял миф об индийской медлительности. Хотя он был не красив, но им можно было залюбоваться. За ним не могли бы угнаться десять наших портных. Казалось, что для полного счастья ему не хватает еще одной пары рук, как у индийской богини Лакшми. Энергия его кипела и переливалась через край, и если бы его посадить на место лавочника, то уже через пару часов безделья его бы просто разорвало на части, и взрыв был бы слышен даже в Дели.

Я не могла оторвать взгляд от одержимого портного, и из оцепенения меня вывел только голос девятилетнего сынишки отца-стахановца. Мальчик был полной противоположностью своего интенсивного отца и казался существом, далёким от мира. Большие черные глаза смотрели куда-то вверх и вдаль, а ресницы были до того длинные, что не давали свету играть в глазах. Этот медлительный и женственный мечтатель видимо, пошел в свою мать- красавицу. Его лицо было одновременно и смуглым, и розовым, и от девочки его отличала только какая-то большая осмысленность образа и отпечаток той предстоящей ответственности перед жизнью, которую приходится нести мужчинам. Вместе они смотрелись как воплощение инь и ян, Сын, в отличие от своего буйного и страстного отца, был отрешен от всего земного, и его невозможно было представить в будущем среди этих иголок и лоскутков, которыми был окружен его мирянин-отец. Пока отец махал ножницами и выкройками, словно боец саблей, сын созерцал этот мир в каком-то полусне. Он разговаривал со мной и одновременно как бы отсутствовал, пребывая где-то в других мирах. Оба, отец и сын, представляли какое-то совершенное существо, которое одновременно и действует, и абсолютно отрешено от действий. Мы поговорили с мальчиком несколько минут, но образ неземного сына земного отца запомнился мне надолго. Прошло уже десять лет с той памятной встречи, и он конечно вырос, и мне бы не удалось его узнать. Что с ним стало? И жив ли до сих пор его деятельный отец? Всё так же он яростно кромсает ткани или уже сбавил обороты, задумавшись наконец, о вечном? Стал ли его сын мудрецом или превратился в обычного парня, какого-нибудь портного или фотографа, фотографирующего туристов возле горного озера Наки, одним словом мирянина? Очевидно, я этого никогда не узнаю...
Карма 6
Ответить
25.12.2013
Спасибо Вам за то,что поделились своим видением Индии. Действительно - "Видеть сердцем", с любовью и уважением к индийцам. Продолжайте публиковать свои наблюдения.
Карма 93
Ответить
4.01.2014
Продолжаем тему индийского бизнеса

Бизнес в больших городах Индии не намного отличается от бизнеса в провинции. Всё те же убогие лавочки и офисы размером с каморку. Вырваться из размеров микроскопического бизнеса к более широким горизонтам очень непросто, тут надо по меньшей мере заручиться поддержкой высших сил. На заре индийской промышленности один мелкий бизнесмен по фамилии Бирла пообещал Богу, что если он разбогатеет, то будет тратить большую часть денег на религиозные цели. Вскоре он стал крупным нефтяным магнатом и построил знаменитый храм Лакшми и Нараяна в Дели. Однако большого бизнеса всё равно на всех не хватит, даже если все дружно пообещают Богу облагодетельствовать ближних, поэтому большинство бизнесменов остаются занятыми мелким семейным бизнесом. Зато в маленькой лавочке или ресторанчике больше шансов сохранить своё лицо и больше возможностей для творчества и религии. Чем хуже бизнес, тем больше молится бизнесмен, поэтому каждое утро в магазинчиках и кафе начинается с усердного поклонения богам и предкам. На портреты предков-основателей бизнеса и на иконки божеств вешаются свежие гирлянды цветов, а из раздолбанных динамиков несутся религиозные гимны. На Западе было бы всё совершенно по-другому: динамики были бы совершенные, а вот о Боге на рабочем месте никто бы не вспоминал, даже всуе. Бедные, труждающиеся и обременённые – извечная опора Бога, ибо им нужен Бог гораздо больше, чем владельцам пятизвёздочного отеля. Мелкий лавочник общается с Богом не вполне бескорыстно, зато предельно искренне. Естественно, он просит послать ему покупателя побогаче и поглупее. Однако если сам лавочник старается обмануть покупателей, он обязательно получит Божью кару в виде детей-инвалидов или чего-то подобного.

Есть в Индии и государственные магазины и кафе. Там, естественно, нет портретов старших членов семьи и иконок, никто не молит Бога о помощи, еда дешевая, но не вкусная и холодная, овощи некачественные, одним словом, социализм в действии...

В Индии тяжело стать алкоголиком, спиться, поскольку лузеров здесь никто не жалеет и не даёт им в долг. Здесь либо ты тяжело трудишься, либо идёшь в лес к саньяси, либо погибаешь, иного не дано. Это в России какой-нибудь спившийся интеллигент сядет на шею к матери-пенсионерке или к беременной жене, а в Индии же женщины почти не работают и ничем помочь не могут. В местных лавочках сидят в основном мужчины, тогда как в России 90% продавцов на рынках – женщины. Считается, что мужчины более способны думать и решать, а также выжимать из покупателя хорошую цену.

Чтобы продавец не слишком сильно вас ободрал, могу дать несколько полезных советов: если что-то привлекло ваше внимание, не бросайтесь сразу к этой вещи, сначала потрогайте вещи, которые вам не нужны, а потом с величавым равнодушием спросите, сколько та вещь стоит. Сделайте глубокий вдох и подавите блеск в глазах, не спешите торговаться и сделайте вид что уходите. Однажды, примерив на себя местные джинсы, я глубоко задумалась о чём-то своём. Продавец подумал, что я подумываю об этих штанах, и сам начал последовательно снижать цену, и когда цена подошла к самому минимуму-миниморе, я очнулась и кивнула головой. Лучше сделать вид, что уходите, чем долго и отчаянно торговаться.

В Индии существует, например, такой смешной вид бизнеса, как чистка ушей. Это действо, как зачастую и стрижка волос, происходит прямо под открытым небом, хотя весьма более отвратительное, чем парикмахерское искусство. Гораздо прикольнее, например, быть владельцем дрессированной обезьяны, свадебной белой кобылы или слона. Правда, слон вещь очень дорогая и не всякому по карману. Слониха стоит как две новые «тойоты», а слон как все три. В туристический сезон они катают туристов, а вне сезона работают на стройке. Обезьяны же способны на многое, но чаще всего обезьян-лангуров, серых обезьян с чёрными мордами и длинными хвостами нанимают, чтобы прогонять других обезьян из государственных учреждений и больниц. Говорят, что была даже обезьяна-алкоголик, которой каждый день давали бутылочку рома. После первых глотков мартышка веселела и прыгала в общественный транспорт. Она садилась на сидение рядом с водителем и начинала его обнимать, одновременно потягивая из бутылочки. Когда автобус делал круг, она выпрыгивала возле своего винного магазина, и всё повторялось заново.

Что касается «облико морале» индийских лавочников, то исходя из индийских пословиц и поговорок, это отъявленные скупердяи и трудоголики. Если «бания», или индийский бакалейщик, вам улыбается, то не принимайте это на свой счёт. «Улыбка бани бескорыстной не бывает», гласит местная пословица. Щедрый и ленивый здесь бы не выжили, а уметь улыбаться тоже крайне необходимо для бизнеса. Однако чудо Индии в том, что молитвы этих прижимистых трудоголиков зачастую доходят напрямую до Господа Бога. Один торговец рассказывал мне, что до 30 лет все считали его неисправимым скрягой. Накануне дня рождения во сне он услышал голос Бога, который дал ему совет зайти в ресторан и заказать десять килограмм сладостей, чтобы угощать всех кто придёт в этот день в магазин. Лавочник так и сделал, после чего заметил, что его стали уважать больше. К тому же в один из дней Бог сообщил бизнесмену, что если он будет помогать бедным людям, то станет миллионером. (Рублёвым миллионером он все-таки стал).

Продолжение следует
Карма 93
Ответить
13.01.2014
"Дели" означает "делиться"

Никогда не забуду одного утреннего происшествия в Дели. Проснувшись в какой-то гостинице, совершенно вымотанная после во время поездки по Золотому треугольнику Индии, я долго не могла открыть глаза. Более того, получилось так, как будто диск, на котором записано всё моё сознание, никак не мог вставиться в компьютер моего подсознания, и я беспомощно задавала себе различные вопросы. Сначала я спросила себя: кто я? С большим трудом удалось вспомнить, кто я и как меня зовут. Следующим вопросом было: где я? Постепенно я дала себе отчёт, что я в Дели, в одной из каких-то гостиниц на Мейн Базаре, и вероятно, сейчас утро. Последний вопрос – нужно ли мне куда-нибудь идти или ехать? Да, нужно: утром мне нужно быть гидом в Агре. Наконец-то весь диск сознания вставился в голову почти одновременно со звоном будильника...

Жаль, что на осмотр Дели у нас только два раза по пол дня... Чтобы осмотреть всё достойное внимание в Дели, нужен не один день. Правда, в Дели нет настолько же красивых дворцов индийской знати, которые можно увидеть в городах Раджастана, и главные его достопримечательности построили инородцы: мусульмане, англичане, парсы, а вернее, последователи одного из иранских святых. От мусульман остался Красный форт, аналог московского Кремля, также Джама Масджид (Пятничная мечеть) и величественная гробница Хумаюна, а также самый высокий минарет в мире – Кутуб Минар. От англичан – президентский дворец, построенный в античном стиле, и триумфальная арка – Ворота Индии, а от парсов - замечательный храм Лотоса, построенный в восьмидесятых годах прошлого века. Только одна железная колонна в мусульманском комплексе памятников Кутуб Минар создана индийцами. Эту колонну из чистого железа, которое почему-то не ржавеет, пытался увезти с собой Надир-шах, в 1738 году ограбивший Дели, но у него это не получилось, поэтому он приказал стрелять по ней из пушек. На ней до сих пор видны вмятины от этих ядер. Итак, получается, что чисто индийского в Дели нет почти ничего, кроме железной колонны и грандиозного религиозного комплекса Акшардхам, строительство которого до сих пор продолжается.

Даже если вы не посмотрите в Дели ничего, но увидите Акшардхам – вы не пожалеете о том, что приехали сюда. Комплекс настолько ошеломляет своими размерами и художественным совершенством, что может соперничать со всеми древними памятниками, в том числе и с Тадж Махалом.

Говорят, что название Дели произошло от имени царя Дхилу, который перенес сюда железную колонну, отлитую еще в доисторические времена. Поскольку колонну потревожили, то и царство Дхилу было не долгим. Также это название напоминает индийское «диль», то есть сердце. Если Кашмир представить головой Индии, а мыс Канья Кумари ногами, то Дели располагается как раз на уровне сердца. Но лично мне название Дели показалось созвучным с русским «делиться» в форме императива, то есть «дели!», или давай поделимся)..

Продолжение следует
Карма 93
Ответить
20.01.2014
Продолжение

В Индии так бывает, что Бог, минуя президентов и миллионеров, поддерживает связь с простыми смертными, которые носа не высовывают дальше своей лавочки. Этот удивительный факт ничем иным объяснить нельзя, кроме как скромным обаянием мелкой индийской буржуазии... Что касается буржуазии средней и крупной, то она гораздо более упитана и менее обаятельна. В аэропорту видишь сотни жирных людей и их кругленьких детишек, которые никаких теплых чувств не вызывают: крупная буржуазия уже лишена обаяния мелкой и средней.

Ниже индийской мелкой буржуазии стоит только рабочий класс и крестьяне. В аэропортах этот слой людей вы не увидите, но те, кто ходит по улицам, худенький и низкорослый, это, скорее всего, рабочие и служащие.

Естественно, что малый индийский бизнес в рекламе не нуждается. В Дели я видела всего одну рекламную газету, да и ту слишком тонкую. «Желтые страницы» там тоже гораздо тоньше московских или петербуржских, а рекламные листовки не рассовывают по почтовым ящикам. Порой бизнесмен привлекает к себе внимание каким-нибудь смешным звуком. Например, в Гоа каждый день я видела велосипедистов, развозящих булочки и «самосы», которые постоянно гудят в смешной клаксон. Выглядит это совершенно как в детском саду, весело и безобидно. По Дели разъезжают торговцы детскими игрушками. Их велосипеды увешаны шариками и всяческим блестящим товаром, что выглядит тоже как сценка из мультфильма.

Всё же, несмотря на свою безупречную хитрость, индийские бизнесмены потрясающе наивны и доверчивы. Они экономят копейки, а теряют тысячи долларов. Видя какого-нибудь денежного клиента, они могут дать ему товаров в кредит на несколько тысяч долларов. Клиент, которого они считали своим другом, потом исчезает из поля зрения, меняет телефон, и лишь тогда бизнесмен понимает свою ошибку. Так же они теряли деньги, доверившись какому-нибудь нечестному партнёру или дав в долг дяде, с которого взятки гладки. Думаю, это ошибка чисто мужского ведения бизнеса, где человек склонен к неоправданному риску. Женщина-бизнесмен, хотя быть может больших денег и не заработает, но зато и не потеряет целые состояния, так как она не склонна рисковать неразумно. Мужчины же могут заработать много, но зато они либо проигрывают деньги, либо становятся жертвами излишней доверчивости.

Что касается индийских товаров, то со времён Афанасия Никитина ситуация изменилась, и в Индии достаточно много интересных товаров для российского рынка. Это лекарства, косметика, ювелирные изделия, духи, сумки, шелковые шали и ковры, резная деревянная мебель, свитера из мохера и шерсти яка, благовония и многое другое. И всё же Индия, как и Россия, сильна не производством, а талантами. Как сказал экстрасенс Литвин, на Западе деньги, а на Востоке творчество. Каждый день по индийскому телевидению можно было наблюдать какой-нибудь конкурс талантов. Исключительно все конкурсанты пели как соловьи, и каждый день появлялись всё новые и новые талантливые персоны.

Купить у индийцев легко, а вот продать им что-либо крайне трудно. Они торгуются за каждую рупию до такой степени, что сразу же теряешь к ним уважение. Впрочем, бывают исключения, но редко. Относительно богатые индусы не вставляют себе зубы, ходят в стоптанных туфлях, едят каждый день одно и то же, в то время как долларов 100-150 тысяч лежит у них в банке. Очевидно, скряжничество – это порок старых и женских наций, а гнев и гордость – мужских. Приветливость индийских продавцов всё же подкупает, и за неё прощаешь им и скупость, и неискренность.

Вот, например, разговор в аэропорту Санкт-Петербурга. Подходит ко мне хорошо одетая женщина и просит передать одному торговцу из Гоа дорогую туалетную воду в подарок. Спрашиваю её: «Что, продавец был молодой и красивый, поэтому вас охмурил?» «Нет, отвечает, продавец был старый дед, и всё же он обаял меня. Передайте ему подарок». Итак, обаяние мелкой индийской буржуазии возраста не имеет.

Если вы захотите купить недвижимость в Индии, то обязательно столкнётесь с бизнесменами от строительства, рядом с которыми обычные хитроумные лавочники покажутся чуть ли не безгрешными младенцами в люльках. Здесь против вас будет работать мудрость поколений хитрецов, по сравнению с которой опыт ваших нескольких лет в бизнесе покажется ничем. Например, если вам продают дом, то его надо обязательно покупать вместе с крышей, и это должно быть зафиксировано в документах. Иначе на вашей крыше вскоре появится надстройка, которая вам не принадлежит, и вам придётся с этим либо смириться, либо прикупить и надстройку. Могут также появиться и пристройки, если документы о земле допускали какие-то толкования, и вам придётся докупать пристройку тоже, либо её продадут другим людям... Вообще-то покупать недвижимость в Индии иностранцам запрещено, поэтому приходится искать обходные пути. Один симпатичный человек по имени Туман прояснил мне всю ситуацию. Если какой-либо индус предлагает вам купить дом на его имя, а потом подарить его вам, то лучше с ним не связываться. Один год он даст вам пожить, а затем вы уедете в свою страну продлевать визу. Когда вы приедете назад, то дверь будет на замке, а индус скажет, что вас не знает и что никаких денег от вас не получал. В суде ничего доказать не удастся, и вы останетесь ни с чем. Есть второй, гораздо более безопасный путь. Нужно зарегистрировать дом как коммерческое предприятие, например, «холидей виледж», то есть что-то вроде гостиницы. Каждый год нужно заплатить налоги за то, что вы якобы сдаёте его в аренду, и тогда всё будет по закону. Но теперь и этот номер уже не проходит: власти легко могут доказать, что по назначении гостиницы этот дом не используется.

Поэтому есть хорошее правило: зарабатывайте деньги в богатых странах и тратте их в бедных, а не наоборот. Другими словами, зарабатывайте в России и тратте в Индии. (Хотя бывают и исключения)

Продолжение следует.
Карма 93
Ответить
7.02.2014
По стопам Афанасия Никитина

Один мой собеседник в Индии однажды сказал: «По настоящему Индия молится только одному Богу – деньгам». Он хотел сказать что-то ещё, но дослушать его мне было не суждено, поскольку я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание. На этот раз я была в Дели в начале июля, в самую жару. Шесть дней я ещё смогла вынести, на седьмой день мне стало плохо. Это был единственный раз в моей жизни, когда после Индии Россия мне показалась раем: свежий ветерок, температура нормальная, не убийственная, простор и свежесть.

Но вернёмся в Дели. Температура воздуха около 45 градусов, жара словно бьёт тебя раскалённой сковородкой по голове. В такие дни радуешься, что скоро в Россию. А пока брожу по складам, выбираю различные украшения для магазина. Никогда не представляла себе, что на складе может быть такой бардак. В закромах одного из магазинов я оказалась среди сваленных в полном хаосе на полу шкатулок, сувениров и женских украшений. Товар валялся живописными кучами, и мы ходили по нему, раскидывая ногами в разные стороны. Потом мы уже ползали с менеджером по полу, подбирая всевозможные красивые вещи. Как только мы уползли за пределы видимости видеонаблюдения, он начал строить глазки, говорить комплементы и пытаться одарить чем-нибудь из разбросанных повсюду сокровищ. Потом он просто меня сфотографировал на память и на том успокоился.

Вообще к русским женщинам-бизнесменам относятся хорошо и цены заламывают не слишком высокие. «Ты же знаешь, - говорит один из моих делийских партнеров по бизнесу, - такие цены я даю только тебе. А для Европы всё в два раза дороже. Что делать, люблю я русских женщин! Они такие чистые и аккуратные. А вот европейцы все грязные и неряхи, вечно у них изо рта пахнет. Ах, грешен я, грешен! Говорю им, что за 10 долларов отдать не могу, сам по такой цене брал, - а сам вру безбожно! А у тебя что, деньги кончились? Ну ладно, будешь должна 500 рупий. Как там дела в Москве?...» Этот русскоговорящий бизнесмен действительно был щедр, и не только к русским женщинам. На моих глазах к нему пришёл родственник попросить денег на свадьбу, и мой знакомый вытащил для него из сейфа такую пачку денег, которую я видела впервые в своей жизни. Он также хотел безвозмездно отвезти меня в аэропорт, чем развеял миф о безнадёжной скупости представителей малого индийского бизнеса.

Знакомство с малым и средним индийским бизнесом началось у россиян ещё в начале 90-х годов, в период «челночников», которые по большей части были челночницами. Мне запомнился рассказ одной продолжательницы дела Афанасия Никитина, которую вместе с подругами занесло в Индию того времени. После советского периода и падения железного занавеса бывшие советские люди впервые открывали для себя мир, в том числе и Индию. Молодых среди них почти не было, все челночницы были уже зрелого возраста. Индийские мужчины видели их в первый раз, и тут же теряли голову. Они сразу же забыли про своих жён и детей и бросились к русским, утрачивая последние остатки разума. Неизбалованные мужским вниманием челночницы, впрочем, не всегда отвечали отказом, и порою обе стороны были довольны друг другом, как Акбар Бирбалом. И только одна, самая толстая и пожилая тётка, была не довольна: индийские мужчины на неё не реагировали, и даже тихо презирали за её манеру торговаться до смерти. Видя её грусть, подружки спросили, что случилось, и чем они могут помочь. Та рассказала о своём горе, что мальчики больше её не любят, и подруги пообещали решить проблему. Подозвали одного бизнесмена, который больше всех хотел познакомиться поближе со звёздами малого российского бизнеса, и показали ему самую крупную звезду.

Он нахмурился и надолго замолчал, что-то обдумывая. Затем сказал: «Нет, без водки не смогу». Тогда ему пообещали водку и ресторан. Наутро грусть толстой челночницы развеялась сама собой. По лицу было видно, что в Индию она скаталась не зря.

Но с годами летать в Индию ради чемодана товара стало не выгодно, так как билеты подорожали, да и бизнес из дикого и мелкого стал крупным и цивилизованным. «Дикари» всё же еще не совсем вымерли, их всё ещё можно встретить в Дели на Мейн Базаре.

Респектабельные туристы и бизнесмены, конечно, на Мейн Базаре не останавливаются и предпочитают пятизвёздочные гостиницы. На Мейн Базаре же толпится в основном левый экзотический народ хипового толка и мелкие бизнесмены, приезжающие за различными индийскими товарами. Вид большинства иностранцев несколько удручает. Это обросшие волосами мужчины и неряшливые женщины, одетые в стиле «унисекс», то есть без учёта половой принадлежности. Эти бунтари против респектабельного общества приезжают в Индию за свободой, как, впрочем, и я. За деньгами нужно ехать в богатые страны, где придётся расстаться с духом своей свободы и отдать себя в лапы каждодневного изнурительного труда.

В самой же Индии бунтарей почти никогда не наблюдалось. Это страна одновременно и младенческая, и старческая, консервативная. К тому же здесь понимают, что бросать вызов деградирующему обществу – дело бесполезное. Несмотря на все старания религии, культуры и бунтарей эскалатор общества всё равно ползёт вниз, и причины этой медленной порчи скрыты так глубоко, что никакой хирург их не вскроет и не удалит. Среди индусов хиппи встречаются крайне редко, поскольку шокировать и бросать вызов – не их амплуа.

Помимо лохматых и порочных созданий, на Мейн Базаре можно встретить какого-нибудь раввина с пейсами и всего в черном, одетых в шафрановые одежды святых отшельников, заросших не меньше, чем хиппи, слонов и коров, верблюдов и проституток, вездесущих кашмирцев со смазливыми и хитрыми личиками, попрошаек, воров и т.д. Всё многообразие видов и пород довершают парящие в вышине орлы, которых хорошо видно с высоты небольших ресторанчиков на крышах Мейн Базара. Я нигде не видела столько парящих в высоте орлов, сколько в Дели. Своим острым зрением они высматривают крыс, мышей и других мелких животных.

По этой улице также частенько проходят различные процессии. То вечером на белом коне едет жених на свою свадьбу, то под барабанный бой и взрывы хлопушек ведут под белы рученьки победившего на выборах кандидата, то прямо посреди улицы ставится статуя какого-либо божества и целый день празднуется его день рождения. Во время празднования дня рождения сикхи украшают всю улицу гирляндами цветов, нанимают оркестр и угощают всех чаем со сладостями. Каждый оркестр в Дели имеет свою униформу и всегда завален работой, так как каждый день здесь либо какой-то праздник, либо свадьба.

Странно, что для шествий и празднований выбирают именно эту узкую улицу, где всегда царит вавилонское столпотворение и нечем дышать из-за смога и выхлопов работающих генераторов. В Индии электричество отключается повсеместно и ежедневно, поэтому каждый надеется на собственный генератор. В этой женственной стране вечны и надёжны только религиозные истины, всё остальное быстро ломается и выходит из строя.

Итак, когда я немного пришла в себя в своём номере и вернулась к беседе о сущности современного бизнеса, мой знакомый продолжил: «Если человек умрёт, но кто-нибудь пошелестит деньгами возле его уха, он тот час вскочит!». Забавно, нужно будет как-нибудь проверить...
Карма 93
Ответить
28.02.2014
Cni v ob,atiah jari

На этот раз я приехала в Гоа без всякой цели: просто тупо отдохнуть, набраться сил для нового скачка бизнеса в апреле. Почему-то я почувствовала, что в марте ничего не покатит, и нужно ждать до апреля. Втайне я надеялась, что мои творческие способности в жаре на сей раз не отключатся и я смогу поработать над своими песнями. Также пора было бы подумать о душе: посидеть, помедитировать, хотя в Гоа, где царит атмосфера секса и гедонизма, это всегда получается с трудом.

На этот раз в Гоа меня ждал целый особняк: 2 спальни, холл, кухня, душевая, туалет, не было только телевизора и холодильника. Жить без холодильника меня вынудила низкая цена, а телевизор творческому человеку не нужен: только отвлекает. Однако, в особняке оказался один скрытый дефект: стучащий вентилятор. По временам он начинал громко стучать, и раз по 10 за ночь я просыпалась от его стука. Хозяин каждый день обещал, что вызовет мастера, но мастер, очевидно, провалился в другое измерение. Наконец, я решила отключить вентилятор и постараться заснуть в жару. Уже проверено на себе, что в холода снятся покойники: как-то ехала в Эстонию в неотапливаемом поезде и увидела во сне своего покойного дедушку. В объятиях жары тоже приходилось спать, но на этот раз сон превзошёл все ожидания до такой степени, что я даже решила его опубликовать в блоге: в принципе, это готовый сценарий к голливудскому фильму, нужно только деталей добавить. Гоа, как окен мыслящей плазмы в «Солярисе» Тарковского, как-то странно повлиял на моё подсознание, вызвав странные сны.

Итак, снится мне, что то ли из любопытства, то ли мы от кого-то убегали с каким-то парнем, но пришлось нам забраться на какой-то чердак. Он сразу туда залез, а у меня не хватало сил подтянуться. Я только висела на руках и заглядывала в таинственную черноту. Парень ходил туда-сюда, словно осматриваясь, куда он попал. Через несколько секунд он понял, куда, и сказал: «Э, да тут чёрт!! Хочешь посмотреть на чёрта?» Я почему-то не испугалась и сказала, что давно хотела посмотреть на чёрта. Тогда он дал руку и втащил меня на чердак. На чердаке была полутьма, и в этой полутьме я впервые увидела чёрта: ростом мне по колено, чёрный, зубы скалит, рожа мерзкая. Впрочем, он явно нас побаивался и поспешил удалиться. А настоящий, главный чёрт был рядом со мной: парень, который втащил меня на чердак, был харизматическим лидером опасной секты, совершившей много убийств. Внешне он был похож на одного харизматического таджика, который когда-то переводил мне песни афганского певца Ахмада Заира: такой же худощавый, с блеском в глазах, только выше ростом, длинноволосый и более зловещий. Получилось, что я вступила в его секту, сама не зная для чего, и случай с чёртом был просто немым вопросом: хочу ли я этого. Помимо него самого, в секте была ещё одна девушка, а до этого были парень и девушка, но они сбежали. Теперь нас было трое, и проживали мы в особняке типа моего в Гоа. Я узнала о нескольких убийствах, которые они совершили с ритуальной целью, но почему-то не ужаснулась. Сам парень не вызвал ни отвращения, ни любви. Не помню, чем мы занимались целыми днями, по-моему, разговаривали, секса между нами не было. С моим появлением убийства в секте прекратились, лишь мерзкие фотографии прежних убийств говорили мне о том, с каким мерзким человеком я живу. Однако меня привлекала его харизма и незаурядный ум. Откуда брались деньги, не знаю, то ли он работал на стройке прорабом, то ли это были деньги убитых.

Чтобы я не сбежала, денег мне не давали. Но однажды в городе я встретила тех парня и девушку, которые сбежали и поняла, что меня засекли. Если совершится какое-то новое убийство, то я буду соучастницей, чего мне совершенно не хотелось. И вот я завела с этим харизматическим лидером разговор, в котором спросила: «А меня бы ты тоже смог убить?» Он ответил, что смог бы.

После этого разговора я поняла, что мне нужно бежать, иначе он меня действительно убьёт (такое было и в моей реальной жизни: меня хотели убить за то, что я не подчинилась одному мудаку). Денег не было, но я рванула пешком: дошла до первой попавшейся церкви и стала молиться: замаливать близкое общение и интерес к чёрту. Кажется, и та вторая девчонка тоже сбежала вместе со мной, мы молились вместе. И вдруг в церковь вбегает кто-то и показывает на нас пальцами: типа, смотрите, они очень опасны. Церковники вызвали нас на беседу. Смотря им в глаза, я сказала, что никого не убивала, и что не находилась даже в сексуальных отношениях с тем парнем, просто он мне был мне интересен. И если он перестал убивать под моим влиянием, то это не надолго: внутри он остался прежним. Церковники, кажется, меня поняли и простили. Наша война с чёртом окончилась ничьей: ни он меня не испортил, ни я его не исправила. Вот такие сны в объятиях гоанской жары...
Карма 93
Ответить
14.03.2014
Встреча с самим собой.

После долгой разлуки встреча с Гоа была бурной. Я словно заново понимала, чего была лишена все эти два года в Питере. Программой минимум было восстановить силы, хоть немного ожить. Дней через десять это получилось, и тогда случилось неизбежное: возник вопрос, для чего теперь жить. Особенно остро вопрос встал, когда небо затянулось тучами, почти как в Питере, и всё стало невыносимым, отталкивающим: жара, мусор, собственная бесполезность. Меня покинули и йога, и творчество, я лежала, обгоревшая, на кровати и мечтала улететь отсюда, проломив крышу. Постепенно ко мне пришло понимание, что пора, наконец, встретиться с самой собой.

Господи, как много я отдала бы в своей жизни, ради того чтобы только не встречаться с самjq собой. (В ходе дальнейшего повествования сознательно прекращаю своё отождествление с любым полом на земле и за её пределами, если таковые и были когда-то на задворках Вселенной и в самом её центре, в дальнейшем просто я, без пола, национальности и возраста).

Итак, это должно было случиться, мы должны были встретиться. Сознаюсь, что этого дня, этой минуты я избегала очень старательно всю свою жизнь, скрываясь от себя за разговорами, прикосновениями, ощущениями, и вот она настала! Но даже сейчас я стремилась убежать от себя, говоря себе: подожди, ещё вот-вот, только доем эту гроздь винограда, дожую эти хрустящие пападамы, и я с тобой встречусь, чувак, не побоясь посмотреть тебе в глаза, но встреча всё же отдалялась куда-то в бесконечность. Порою мне казалось, что для неё я недостаточно чиста, и вот я моюсь – уже в восьмой раз, - чтобы только оттянуть момент этой встречи. Но вот весь виноград доеден, пападамы кончились, ты намыт до блеска и ты испуганно косишься в сторону того, с кем предстоит встретиться. Ты признаешь его единственным, равным тебе по смыслу, ты полюбишь его, бросишься в его объятья, как в бездну...Вот этого ты и боишься всю жизнь – встретиться с самим собой и разочароваться в самом себе. Даже сейчас, когда столы пусты, гости разошлись, ничто не мешает вам прильнуть друг к другу, как жениху и невесте, но вместо этого ты включаешь комп и начинаешь строчить. Ты скрываешься от него, убегаешь от него, сидишь и строчишь, вместо того, чтобы отдаться, наконец, Богу и вкусить с ним вкус иной реальности...

Встреча вновь не состоялась. Моё второе «я», словно олигарх, пожелавший на отдыхе показаться никому неизвестным, уклонилось от встречи. Возможно, он вообразил себя звездою шоу-бизнеса и счёл меня недостаточно крутой, чтобы встретиться? Может быть, потом, через тысячу жизней, мы наконец-то встретимся, недоумевая, чего же так боялись все эти годы...«Я» оказался не таким страшным, как меня малевали, но самое подлое было во мне то, что всегда, когда надо было, чтобы я был, я уходил куда-то. Хочется окликнуть себя и сказать: стой! Сколько ты можешь убегать от меня? Давай уж, наконец, сядем, всё обсудим, у нас есть общий бизнес и кое-какие дела. И, наконец. Мы оба чертовски привлекательны. «Мы не забудем эти чудные минуты, когда вверх крылья уносили нас с тобой, всё начинается с тебя, как с солнца утро, и всё кончается, кончается тобой!» (Всё дальнейшее повествование о встрече с самим собой будет сопровождаться строками из моих песен, обретшими в данной теме иной смысл). Дальше проигрыш: то, что невыразимо словами, и опять припев: «Мы не забудем эти чудные минуты, когда вверх крылья уносили нас с тобой!» - повторяй, пока не поверишь сам в то, о чём поёшь.

О, наимудрейшие звёзды, начертите мне новую судьбу, остановите меня и поверните назад, когда я пытаюсь убежать от себя, от самого себя!..

Опять слова, одни навороченные слова, но ты не можешь погрузиться в себя. Ты сочиняешь эти новые песни, одна ужаснее другой, чтобы убежать от себя... «Горе, горе одному, не забывай! Звёзды светят не ему, ты так и знай, Звёзды светят не ему в потоке дней!..»

Так что же мне делать, если я до сих пор один?.. Тот второй опять куда-то удалился, будто мы с ним вовсе не родня...

Твоё собственное «я» - это та планка, которая никогда не будет взята. Никогда, пока ты сидишь за компом и строчишь эти слова. Их пишут руки, с которыми ты никогда и вовеки веков не хотел бы иметь ничего общего, как нормальный человек с педофилами и кровососами. Лучшее из того, что ты можешь на сегодня сделать, это закрыть ногутбук. (Очень креативно получилось – но гут бук, то есть нехорошая книга). Моя бесполезная жизнь, моё бесполезное творчество! Если бы вы могли хоть кому-то пригодиться в этом мире...

И вот я представляю себя после встречи с самим собой: теперь он прекрасен, словно стал не мальчиком, но мужем. Ему открылся смысл вечности... Он живёт уже не просто в мире своих фантазий, он дал своим фантазиям жизнь и плоть, словно своим сыновьям и дочерям, он породил целое движение... Как там говорят, ему поверили, за ним пошли. Ему не стыдно за свою жизнь, он стоит в обнимку с самим собой, словно с любимой женщиной, которая ему наконец-то отдалась душой и телом, и вместе они породили Вселенную.

Но то ли Вселенной не было никакого дела до тебя, то ли сам ты не был достоин большего, чем прильнуть покорённой главой к его грубому сандалю, но грубый сандаль оттолкнул тебя в космическое поространство, и вот ты летишь в космосе, недоумевая, как и зачем, летишь куда-то на задворки вселенной. Пока тебя не останавливает она: «Ночь и луна в городе грехов. Раз уж они мечтают сказать ей «стой!», они мечтают сказать: «замри!», ты больше не прах космический, ты снова в строю, на стороне Любви, против цепких рук, которые ранили любовь в хрупкое крыло.

На деле, похоже, ты так пере...л от встречи с самим собой, что это даже сказалось на физиологии. Тебя ждало так много великих дел, но ты все их отложил на завтра из-за поноса от встречи с собой.. Дальше проигрыш...Появляется подруга по кличке Кобра с арфой в одной руке и с трубой во второй. Ну а ты, не вынеся великолепия этого зрелища, сидишь в обнимку с унитазом, представляя себе, как бы прекрасен мог быть финал вашей встречи с собой, сильным и прекрасным, вечно молодым, непревзойдённым, чего бы еще не забыть вынуть из всех возможных превосходных эпитетов?.. Скажу словами поэта: «Один день, проведённый с тобой, равен тысяче дней!» Веришь ли ты во всё это сам? Тебе уже не важно. Тысячи других людей будут повторять: «Один день, проведённый с тобой! Равен тысяче дней, тысяче дней!»

Господи, помоги нам, грешным, наконец, начать и кончить этот день, что равен тысяче дней...Спрашиваю Кобру, каково ей быть первой леди Вселенной. Скромничая, она говорит, что очень одинока и общается только с Джоном Ленноном, выдавая себя за Йоко Оно. Иногда она приходит в чужие сны: лично ко мне она пришла в жару на коньках и испортила линолиум.

«О боже, как давно это было, сменили пламя лёд, холода...» Подул ветер из другого угла Вселенной, и я гордо и смело говорю самому себе: «Иди ты, На все стороны огромного света...Возвращаться, знай, дурная примета, положи ключи от сердца на стол!»

Ты всё ещё и в сердце, и в мыслях... Но всё же: «Иди ты, я давно, запомни, стал другою, и теперь я обхожу стороною секс, наркотики, тебя и рок-н-ролл.» Разумеется, теперь мне дороже покой, холодильник, интернет.

В вопросах власти я извечно была слаба...

Вечерний звонок, как всегда, невпопад, приходит сюда, и ему каждый рад, Его зовут Иваном, он приходит с барабаном. В прошлой жизни Ваня не видал удачи, в этой жизни с Ваней всё совсем иначе... Моё второе я снова предстаёт предо мною в виде харизматичного мачо Ивана... Но, видно, и в этой жизни ему не видать удачи. Ты ждёшь, из какого конца вселенной ветер подует в следующий раз. На этот раз он дует из снежных сумерек Санкт-Петербурга. В сумерках декабря мы далеки, как звёзды над головою... Чего ещё ожидать от Питера, кроме огненно-ледяной смеси гениальности и бессмысленности? Ну и что, что мы созданы из огня? Сумерки сгущаются, они поглощают нас с головой, и если мы не перепрыгнем на другой виток вселенной, то всё утонет в океане бессмысленности.

«Из-за тебя дожди ночами, из-за тебя мои печали... (Опять нашёлся виновный). Из-за тебя пронёсся в небе ураган...» Многозначительно молчу. Проигрыш, бессмысленный и беспощадный...

«К тебе меня несут пять чувств, на небо за звездой, моей звездой! Сделай шаг издалека, и вот моя рука...» Верю. «К тебе, сквозь дым В селенной, сквозь стёкла и сквозь стены...» Было бы полным свинством Ему не явиться после такого предложения.. Даже звезды посорвались бы со своих мест и побежали бы, отталкивая друг-друга, навстречу такому зову.. Ах, если бы люди могли бы оценить сексуальный и интеллектуальный одновременно вокал Стёпочки Леффертса!... Всё портит только дебильный ударник, отбивающий всякую охоту бросить всё и лететь сквозь дым Вселенной (пол ночи придумывала этот дым) Добавить малость психодилии, и хитос обеспечен.

На будущее все ударные без психодилии не обойдутся. Делающего ритм нужно просто уволить из нашего звёздного ансамбля, как недостаточно сумасшедшего, и взять другого. «Лариса, ты эпицентр шизофрении» (со слов Кобры) Проигрыш, недостойный этого утверждения. Где же сама шизофрения?

«Прав был Минздрав, мне теперь ясно!»

«Меня всегда предупреждали дружно и ЦРУ, и ФБР... И Минздрав тоже предупреждал...

Утро в росе, ясные дали, как они все предупреждали!...» Верю.

«Не на миг не солгав, просто скажи мне «Да!» Обещай мне... «В сердце любовь согреть, просто лететь и петь, ни о чём не жалеть, обещай мне!» Ну уж пообещал бы ей, а там уж, какой ветер вселенной подует. И вдруг, поверьте мне, это не глюк, но вдруг сам комп словно сошёл с ума и перепрыгнул в другое измерение и стал играть мою песню на новый лад без моего участия... Если мне не верите, Кобра свидетель. К сожалению, запечатлеть это на видео было невозможно, техника словно перестала слушаться, и только через 3 песни, когда всё это закончилось, техника снова стала работать.

Послесловие. Если уж сам комп расправил крылья и полетел по просторам Вселенского творчество, это как будто небо подало мне тайный знак. «Но мы с тобою найдём дорогу в небо вдвоём!» Полностью согласна... Но страшная сила реальности уже тащит меня с неба на землю. Ощущение в животе такое, будто бы собираюсь родить Вселенную, со всеми её созвездиями и туманностями. Дальше неразборчиво. Кто-то из Вселенной звонит Кобре. и многозначительно помалкивает, словно у него собран компромат на всё, что творится по ту и по эту сторону реальности, особенно на Генерала Вселенной. Сама Кобра удаляется в неизвестном направлении, на прощание, как русалка, махнув хвостом, и я остаюсь наедине с собой.

Как бы не так! Всегда подозревала, что в нашем семейном союзе нас не двое, как это положено, а трое. Третий, ясное дело, это комп. Поглаживаю его любовно и мысленно собираюсь почистить от пыли, как только вернусь в СПб. Моё второе «Я» обижается и пытается удалиться. Но после того, как комп стал проявлять загадочную интерактивность, это далеко не беспочвенно. Типа, два самца борются, а самка достанется сильнейшему...

«Ты вновь проходишь мимо походкою небрежной, и в этой лавке жизни бесплатны лишь надежды»...

А может быть, его, второго «Я» просто нет, есть только ты и бесконечность? Ты почему-то смотришь вниз, словно пытаясь рассмотреть у прохожих копытца вместо ног. Неужели ты и вправду поверила, что есть вечная молодость и что мы никогда не умрём?.. Неужели ты поверила, что Вселенная – у твоих ног и тебе наконец-то дадут ею порулить? Открыв горькую правду, ты рассекаешь свою грудь кинжалом и показываешь своё окровавленное сердце Луне. Рана – это то место, через которое в тебя входит Космос. Огромные космические змеи, извиваясь, спешат из самых глубин мирового пространства, чтобы взглянуть на того, кто осмелился трубить на всю вселенную о своей пугающей всех птиц и земноводных любви.

«Он сказал, тебя я, небо, не корю, что забыло обо мне ты навсегда, ты прости меня за то, что не горю, лишь горюю без тебя я, вот беда! Он узнал всю горечь неизбежности, он убит был при попытке к нежности, оттрубив своё, трубач идёт домой, объявляется отбой!»

Кажется, уже достаточно написано и сказано. Проиграла ли ты эту войну? «Я в твоём плену, проиграв войну, в океане разлук я опять тону». Слушаю реквием-блюз по самой себе.

«В нём столько тоски, весь мир на куски, и вздрогнет внезапно от крика души мой район,

Он пламя до звёзд, он ливень из слёз, полюбишь ты сам без ума этот блюз, но потом»...

Однажды Бог был очень пьян. Он по трезвяни никому не давал рулить Вселенной, но на этот раз мне всё-таки удалось выбить у него разрешение порулить. На следующее утро: пол Вселенной в руинах, тачка вдребезги, ты лежишь в гипсе под кустом сирени, напевая: «По асфальту и листьям дождь стучит, ну и пусть, ты был всей моей жизнью, ты теперь моя грусть». У твоего отца ещё целый веер таких Вселенных. Кстати, открою секрет, что все Вселенные, звёзды, планеты, люди, животные и растения были отпечатаны на космическом 3D принтере. Лишь души не были ни созданы, ни подлежат уничтожению. Вы можете нашлёпать на этом принтере сколько угодно Вселенных, вопрос только в том, захотят ли туда прийти души, чтобы началась великая и бесконечная игра. Если ты убедишь души, что твоя вселенная лучше, возможно, они соскочат с одного витка на другой, не подозревая, наивные, что Бог из тебя никакой, что ты ведёшь свою Вселенную в голимый тупик. Выползая из-под обломков рухнувшей Вселенной, все твои создания сползаются к тебе с одним святым намерением тебя придушить, и они правы. И лишь видя тебя самого избитым и переломанным, твои создания прощают тебя. Но кто-то один, самый обиженный, всё-таки не выдерживает и всё же добивает тебя обломком рухнувшей Вселенной.

Нет, с почестями тебя не похоронят, даже не надейся. Но так как ты вечен, несотворён и неразрушим, тебя посадят в ночной трамвай и отправят в почётное кружение по бесконечному кольцу запасных вселенных, ещё не потревоженных твоим вмешательством.

«Все пассажиры дома давно, ночной трамвай продрог, опустел...» «В её душе команда на старт, и крылья вновь легки на подъём, но впереди – зыбучий асфальт, и все мечты останутся в нём!»

Итак, стремление порулить Вселенной ничем хорошим не кончилось. Ты лежишь, убитый и окровавленный, не в силах мыслить и создавать. Полное «офф», и вдруг ты понимаешь, что есть 2 человеческих пути: первый – полное «он» - мужской путь дерзания и творчества, и путь «офф» - затухания, тишины, недеяния, женский путь. На пути «он» ты так и не встретил самого себя, ты гонялся за собой, но второе «я» постоянно убегало (кинетическая энергия). И лишь в состоянии «офф» ты вдруг ощутил, что второе «Я» уже где-то рядом. В твоей слабости – твоя сила, просто не бойся ощутить себя слабым и беспомощным (потенциальная энергия). Как говорится, не в силе Бог, а в правде.

Из всего пережитого я сделала вывод, что Гоа постоянно провоцирует тебя на жизнь, а тебе нужна смерть. В Питере мы и так живём посреди голимой смерти: мёртвые дома, мёртвые люди, вечный холод, поэтому мы и цепляемся за жизнь. А в Индии мы посреди кипучей жизни, которая подхватывает тебя потоком и уносит прочь от собственного «Я». Ты плывёшь и пытаешься хоть за что-то уцепиться: творчество, Бог, Нирвана... Творчество гибнет первым, а Бог и нирвана конкурируют с пляжами, едой и морем. Единственное решение – стать островом в этом потоке, который тебя сносит, обрасти травой и деревьями – двадцать дней для этого ещё есть...
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики
Новое на Форуме