Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Вся Индия › Арамболь - Хампи - Мумбай - Агра - Дели - Амритсар - Маклеод Ганж - Варанаси - Арамболь

Карма 30
Ответить
4.03.2013
Я планировал начать писать отчет еще задолго до отъезда. Подготовка к путешествию, к тому же такому затяжному, к тому же в первый раз - это ведь тоже часть самой дороги. Но суета, лень, несколько десятков "потом" оттягивали этот момент - и вот только сейчас, когда я лежу в снятом в Арамболе домике, я приступил к... заметкам? - мне не нравится формат - письму, скорее. возможно, самому себе.

Что я чувствовал, готовясь? Многое. Целая радуга ощущений.

Примерно за год до посадки в самолет, я устроился на работу в своем родном и совсем не похожим на Арамболь городе. В ресторан. Умирающий. Я сказал себе, что здесь будет интересно, ну и года мне как раз хватит, чтобы обеспечить себе несколько месяцев неизвестно чего. Начал работать и на полгода забыл о существовании Индии, Гоа - просто работал и относил деньги в банк.

Естественно, я отслеживал цены на билеты. Разумеется, был большой соблазн купить их уже в апреле, когда они стоили около 15 тысяч, но обещания друзей поехать со мной, и неизвестность, которая должна была длиться еще полгода, владели мной - и я этого не сделал.

прошло еще некоторое время. Интерес к работе начал увядать, а с ним я открыл для себя этот сайт. В рассказы и отчеты, в самые яркие из них, я ушел, как уходят в какой-нибудь хорошо написанный фикшн. Так же, как я читаю Стивена Кинга, к примеру - с яркими картинками и живыми лицами. Бабушка, у которой я жил, иногда просыпалась в шесть утра - а я все еще перелистывал страницы рассказов и обсуждений, совершенно не желая спать. Оставить что-то на потом, растянуть удовольствие, не было никакой возможности.

Где-то к сентябрю мне страшно надоело работать. Это не было связано с желанием уехать наконец, совсем нет. Это внутренние дела ресторана, который, кстати, удалось поставить на ноги и даже чуть-чуть заставить полететь. Я продолжал читать о Хампи, о носящихся по пляжу Анджуны туристов в поисках ночной вечеринки, о трудностях вождения байка и откормленнных обезьянах возле несчастного слона. Естесственно, заглядывал и на форум Винского, который совсем не такой душевный, но в плане самих рассказов, например о Шри-Ланке, исчерпывающий.

Другими словами, я мысленно уже уехал, жил здесь, представляя себе быт так ярко, как только это возможно. Рисовал картинки, Прыгал в зазеркалье - и был этим счастлив.

В октябре я ушел в отпуск. Зря, наверное) Но работать, а не трудиться не было больше никакой возможности. И вот за этот месяц, который оставался до отлета, я перегорел. Не стало больше ожиланий. Исчез запал.

Я в какой-то момент поймал себя на мысли, что я просто куда-то скоро еду. А вот восторженности, желания туту же отправиться в Тадж или на юг, или в Кашмир, в Гималаи - не стало. Мое сознание вернулось ко мне. И я опять зажил обычной жизнью, без ожиданий.

Кстати, в этот же месяц началаись дурацкий ненужные происшествия. Люди, которые раньше хоть и относились ко мне осторожно, срывались и обвиняли черт знает в чем. Тот, кого я считал другом, предал. Затем меня ограбили. В общем, дожло до того, что мне пришлось очень громко просить тех, кто наверху все это, называемое жизнью, придумал, дать мне уехать.

Дали. Поехал. Просто зашел в автобус, который вез меня до Екатеринбурга, посмотрел на провожающих, плачущих, конечно), и понял, что путешествие началось. без особых эмоций - просто мысль - я поехал. Спокойная такая обычная мысль, похожая по силе эмоций на "пойду схожу в магазин".

дальше все было просто. Никто и ничто уже не мешало мне двигаться. был поезд до Москвы. Были друзья в Москве, проводившие на самолет. были Катарские авиалинии, пунктуальный, улыбающиеся и какие-то надежные.

Мне, человеку курящему, было слегка неуютно от 5 часов перелета, но экраны на спинках кресел, стюардессы, развозящие напитки, взлет и посадка - все это занимало внимание, отвлекало. И вот я в Дохе. Пересадка 21 час.

я позаботился заранее о ваучере на гостиницу. Русских, находящихся в такой же ситуации, было человек пятнадцать. быстро прошли осмотр, поставили печать. распределились по гостиницам. В ожидании трансфера поговорил с двумя курдами из Ирака. Они счастливы, что у низх теперь есть воможность жить без Хуссейна. Этакие толстые богатые дядьки. Потренировался в ангилйском заодно.

Когда нам объявили о посадке в автобус до гостиницы "Мувенпик", как мороженое), я заметил ребят, которые летели в том же самолете. Мы, кстати, только вчера обсуждали этот момент, когда я зашел в автобус - и спросил их: "Вы тоже из Москвы"? Да, мы теперь собираемся каждый день вместе - и это одно из чудес путешествий. Моих. Что в Крыму, где я прожил в целом три года, что здесь - я в первый же день нахожу друзей. И хотя бы ради этого стоит ехать хоть в Антарктиду.

После того, как нас привезли, мы еще некоторое время ждали пока нас заселят. Разговорились. Оказалось, что наши города в девяноста километрах друг от друга. Это было начало. Хорошее начало.

Ну а потом была ночь, странные сны и улыбка, когда я смотрел с высоты десятого этажа на яркую, свтящуюся огнями гостиниц и бесчисленных фонарей, ночную Доху.

Номер, надо сказать, был если не царский, то как минимум, министерский. ПО крайней мере мне, как человеку совершенно неискушенному в посещении гостиниц, так казалось.

Уже гуляя днем по Дохе, я понимал, что других здесь и быть не может. И не потому, что так случайно вышло, а потому, что делать что-то для людей, для их счастливого пребывания в стране, большей частью покрытой песком - это приятно и волшебно.

Я бы остался там и на неделю, если бы рейс задержали. Мне было хорошо в Дохе. Да даень, в общем-то и превратился в неделю по ощущениям.

Мы искупались в Аравийском море, я погулял в сити центре, ребята плавали в бассейне на 26-м этаже - четырехразовое питание - все это как-то растянуло время. И я был счастлив. То есть начал быть счастливым. Это ощущение не прекращается до сих пор.
Карма 30
Ответить
4.03.2013
Подали автобус, тоже вовремя - Дьюти фри, сигареты, попытки ребят вернуть отобранное у них спиртное при въезде в Катар. Снова самолет. Разговор длиною в три часа с итальянкой Терезой - все этот составляющие счастья. Непохожести на обычную жизнь. Это так естественно - быть счастливым, товарищи.

Моих новых приятелей высадили в Ашвеме -у них был заранее через Махараджу забронирован дорогущий дом. Я же поехал до Арамболя. Вышел посередине главной улицы. Старый хозяин геста мне не понравился и я тут же нашел другой в полшестого утра. В комнате обнаружилось ровно то, что нужно для жизни - кровать, душ и туалет. очнулся я уже с утра, когда жужжание байков, говор местных, зазывающих май френдов посмотреть их товар, шуршание листьев пальмы возле дверей, заставили меня проснуться.

А дальше все было просто. в первый день - сим карта, шеки, счастье, море. Во второй - прогулки до Ашвема по пляжу, счастье, море, первый и последний, наверное, кокос, посиелки на веранде дома у ребят. В третий - поиски дома, встреча девушки Тани, с которой договорились в Москве снимать вместе домик - она здесь на пять месяцев, счастье, море. Четвертый - нашли комнату для нее и более бюджетный домик для меня с хорошим соседом Борей, счастье, море, решение пвести ежедневный отчет по деньгам. Пятый - первые попытки сесть на байк (я раньше ничем, кроме велосипеда не управлял), некоторая неуверенность, сохранившаяся до сих пор, страх перед дорогой и трафиком, счастье, море, оставленный до лучших времен байк недалеко от пляжа. Ну а затем поездка, как бы вопреки страхам, в Анджуну, где я понял, что мой выбор между ней и Арамболем абсолютно верен. Блю даймонд, где продают волшебный пирожные)). Локи кафе, где поют иногда классные, иногда посредственные музыканты. Прогулки к свит лейк, где резвились индийцы, играющие в мяч. Поездки в Калангут и Панджим, где хорошая девочка Оля пыталась найти вещи местных производителей. Вчерашние посиделки в новом доме ребят в Арамболе, где мы приготовили креветки, в очередной раз обнаружили, что наша втсреча удивительна, закономерна, волшебна и естественна, что наши вкусы и мироощущение разные, но в то же время идентичны. Похолодание по ночам, отчего приходится не включать вентилятор, а еще и закуутываться в покрывало с Ганешей. Разочарование, впрочем закономерное, в работниках шеков.

Нехватка свободного английского, слов, черт с ней с грамматикой. рыбный рынок в Сиолиме. какие-то планы уехать в середине декабря в Мумбай, а пока ребята, уже, наверное дрйзья, домой - скататься в Хампи. Медленный вай-фай, вкусный панир, маракуйя! боженьки вы мои, почти не работающий задний тормоз на байке, авария байка с мотоциклом, случившаяся только что на центральной улице Арамболя. Масала чай, боноффи пай, соленый ласси, райта.

Все это, товарищи, а еще и все то, что произойдет, должно произойти - составляющие счастья.

Ну а о дальнейшем - вскоре)

PS Извините за ошибки, если что. перечитывать пока совсем не хочется.)
Карма 30
Ответить
4.03.2013
Самое вкусное за 11 дней пребывания - жареные королевские креветки - делали сами)

чикен малай тика - что-то вроде наших шашлыков

соленый ласси

маракуйя

и масала чай, конечно

из сигарет, что здесь продаются, опытным путем выяснено, что можно курить только Ессе

самый сносный интернет, если не брать в расчет интернет-кафе, в шеке Пипл и арамболь плазе, только в последнем он крайне нестабилен.

Только стоило написать о приличной скорости, как отключили электричество)) - Это Индия, это Гоа) Хорошо, братцы!

Декорации:

Индия. Гоа. где-то между Арамболем и Мандремом. Прибрежный шек. Смуглые мальчишки-официанты, не торопясь передвигающиеся, кажется, бесцельно. Две столовые зоны, разделенные холмиком. на котором растут кусты, похожие на мангровые. За тремя столиками сидят люди. Женщина с книжкой за одним, двое официантов в зеленых футболках с надписью People за другим и парочка за третьим. Эти двое - явно не вместе. На столе отпитый бокал с пивом у нее и что-то розовое, скорее всего клубничный фреш - у него. Она - сидит в плетеном глубоком кресле. Возле нее уютно растянулся котенок. Он - уткнулся в ноутбук и что-то печатает, иногда отвлекаясь на реплики спутницы. Этот последний - в рыжей рубашке с отпечатанными на ней ведами, в серых шортах, с отросшей шевелюрой и в очках - я.

Мой личный штат Гоа меняется.

Я реже стал заходить в прибрежные шеки. Если в самом начале мне было необходимо бросить якорь в одном из них, чтобы передохнуть, набрать в трюм жидкости и припасов, то теперь мне все-таки симпатичнее посиделки на балконе у друзей. Мы готовим, говорим, курим. засиживаемся не до утра - на муз инструментах, к сожалению, никто не играет - но за полночь, точно. Местное вино и наличие недорогих продуктов вкупе с одинаковым повсеместно меню, вдохновляют на фьюжн. Не хватает только духовки, чтобы забабахать уральские шаньги и накормить ими индусов)

Три дня назад у ребят заболел ребенок. Приезжал доктор, сказал, что у мальчика бронхит. Три дня температура 39 и 5. Ездили в Панаджи. Выручила страховка (Это мамочкам и папочкам). Надеемся и ждем улучшений.

Вчера ночью мой сосед, ворча и постанывая, достал откуда-то толстую длинную палку и сказал, что убьет эту суку, имея ввиду собаку, которая просто выла на луну. То ли не догнал, то ли не нашел, но уже через полчаса собрал вещи и пошел спать на пляж, где, как мне кажется собак гораздо больше).

Утром вернулся и, опять ругаясь и бурча, сообщил, что всю ночь ему мешали спать волны.

Он хороший, мой сосед. ПРосто так получилось)

С моей соседкой по столу ходили из Арамболя до Морджима. Вышли в пол одиннадцатого утра, вернулись в девять вечера. Останавливались, пили воду-пиво и снова шли. Долгая такая прогулка. Возвращались уже после захода солнца, который застали еще в Морджиме.

Удивительная метаморфоза! Днем ты видишь тонкие, непонятно не чем держащиеся ножки шеков, на которые чудом нацеплена плетеная крыша. Идеальный песочный пол. Не перво свежести столы и часто пластиковые креслица. Днем даже зазывалы ленятся подходить. Море бесконечное и на время отлива пляж становится еще шире. Из-за мысков оценить расстояние трудно, оттого просто идешь от Арамболя к Мандрему, от Мандрема к Ашвему с его дорого-богатым сервисом, от того уже к Морджиму, в самом начале которого на оголившихся камнях стоит небольшой крест, как погасший маяк.

Идти же в темноте там, где ты только что прошел - странно, удивительно.

Чисто теоретически все остается на своих местах, только теперь море слева, а шеки с редкими спасательными будками - справа. Но это только на словах. Ощущения же совсем другие.

Представьте себе реку. Скажем, Волгу. Пусть она будет слева. Представьте себе огни на другом берегу (в действительности это были огни рыбацких лодок). Справа от вас - русская деревня, в которой почему-то Новый Год задумали справлять летом. Огоньки, иногда шум машин, местная дискотека, почему-то чуть ли не в каждой избе. Где-то смотрят футбол, где-то на гигантском экране, почему-то тоже на улице, голливудский фильм на английском языке. Иногда вдалеке видно проезжающие сигналящие машины. А самое странное - почти физическое ощущение электрички, на которую можно успеть, если побежать, конечно. Электрички, которая тебя увезет из этого ирреального места.

Денег уходит чуть больше, чем рассчитывал. Вроде бы уже почти обхожусь без шеков, в которых уж точно не ем, но все равно текут и текут. Без связи с этим, уезжаю в декабре в Мумбай, сниматься в кино. Просто интересно, как это. Да и на Индию посмотреть хочется. Хампи, Ришикеш, Варанаси уже потом.

Я загадывал здесь два желания. Пока не сбылись. А хочется. Освободить же голову, как сосуд, который нужно опорожнить, чтобы была возможность налить туда что-то новое. Не получается пока. Маленькие чудеса, конечно случаются. Вчера вот нашел для себя, гуляя по рынку, Трейси Чепмен. ПРосто шел, а она пела в магазинчике. Ошеломлен.

Вечером на футбольном поле возле школы был концерт. уже второй день подряд. На первый я не попал - готовил у друзей питу. Он был посвящен очередному кинофестивалю, кажется 43-му. А вчера приехали артисты. Мы с девушкой были единственными белыми. Я спросил у одного из местных, что происходит - он не знал и не мог понять, как и я, зачем пришел. СПрсил у второго, чуть позже. Он ответил, что это - драма. И правда, тут же заиграла тревожная музыка. Голоса стали тревожнее. Женщину ругал пожилой дядька, видимо за то, что ее обнимал другой. Свет судорожно мерцал в такт музыке и накаляющимся эмоциям. Но вот сцена опустела. По закону жанра, видимо, пытаясь сыграть на контрасте, вышел трансвестит, спел песенку и дальше начался какой-то номер из Аншлага. Стало не так интересно и мы ушли). Есть видео. Если кто-то расскажет, как его выложить, постараюсь это сделать.

Тем временем опять село солнце. Знакомая хочет заказать еду, кошка сбежала судя по всему вместе с официантами я же закругляюсь.

Увидимся.

PS Кстати, только что выяснилось, что мальчик пошел на поправку, как и сказал доктор))
Карма 30
Ответить
4.03.2013
У меня новый сосед. Старый уехал искать тишину в Непал. Но я думаю, что собаки и шум его и там достанет, потому что проблема в самом человеке, а не в том, что ему мешает. Ну а новый сосед лучше старых двух, если немного переделать пословицу. Тем более он из Нэзалэжной Украйны, а к этой стране у меня отношение особенное. И, как и ожидалось, просто хороший парень. Сегодня долны пойти запускать летающую тарелку. Народное гоанское развлечение. Не то можно совсем облениться и лично я превращусь в какого-нибудь пассажира космического корабля из мультика "Валли")

Он привез с собой Кастанеду, о котором за день до того говорили с друзьями. Он умеет готовить. Он улыбается. Хороший сосед.

Пару-тройку дней назад провели ночь на пляже. Один из моих друзей взял стул. Не хотел сидеть на песке. Пляж, Арамболь, Индия, океан и обычный пластиковый стул.

Подсели к компании испанцев. Было ощущение, будто ты очутился в 5д серии испанского молодежного сериала - много музыки, испанских слов и смеха. Так могут только они. Жгучие брюнетки, страстные и свободные. Карпе диэм - это про них.

Потом уже были и звезды, и собаки, которым понравились принесенные из дома теплые блины с песком. Темные переулки Арамболя в поисках сигарет. Полная, меняющая время от времени цвет луна. простой пластиковый стул, вокруг которого танцевали звезды. Iarla o'Lionaird, которого вместе со мной слушала Вселенная. Я, слушавший Вселенную. Мучительное несогласие с самой возможностью грядущего рассвета. Море и дорога лунного света на нем. Первернутая Большая Медведица.

Когда уже светало, я все-таки реился на долгое путешествие за сигаретами - должны же они где-то быть. Пляж потихоньку начал просыпаться. Я был очень не свежим. Истерзанным красотой и тишиной. Но пошел. Первым, кого я увидел, был индус, подметающий шек. Спрсил про сигареты. Не продает, но курит. Дал одну. Надо было три. Пошел дальше. Следующим был шек, почему-то похожий на магазин - с прилавком. Кажется, я спросил на английском, что хотел бы купить в семь утра пачку сигарет. Испугавшийся меня юноша крикнул что-то на кокни другому и тот засуетился - сит даун сэр, уэйт, сэр - и убежал наверх. Вернулся и сказал, что не может продать - его босс не проснулся. Я попросил, чтобы он не беспокоился, попросил прощения за свою дурацкую просьбу и ушел, жалея, что нарушил их обычный распорядок - уж слишком они засуетились все разом, то ли желая угодить, то ли не зная как отказать "сэру".

И вот тут оно и начало подкрадываться. Понимание. Я пошел дальше в поисках еще двух сигарет. Встретил гигантскую морду такого же неспящего волосатого мужика, в глазах которого увидел себя и демона, а может, себя - демона. Наверное, у него были сигареты, но вряд ли я смог бы их курить и тем более дать ребятам.

Пустые улицы в Арамболе - это совсем непривычно. Поселок-рынок, поселок-шек, в то утро просыпался сам и совсем не хотел, чтобы его будил заезжий белый турист. Собаки возле Локи подбежали ко мне и мы немного поиграли. Тут же шел ночной рыбак, которого до моего гуд монинг не было никакого дела. А вот от собак он убежал, отмахиваясь сетью. Он привык иметь дело только с рыбой, а уж странные белые и тем более с собаками - пугали. По-настоящему.

Вдоль дороги чистили зубы мужчины-индусы, посматривая на меня. И знаете, я понял, что "май френдов" здесь не будет точно - люди просто умывались, готовясь к новому тяжелому, черт побери, дню. А этот белый, растрепанный, грязный, в песке был им не то что не симпатичен, нет, он был лишним в это время. Совсем лишним. Девочки в домиках причесывались, готовясь к школе. Учитель садился на велосипед и смотрел внимательным и умным взглядом, отчего моя инородность стала еще более очевидной. Мне захотелось стать невидимкой. Раствориться. Присесть где-нибдуь так, чтобы никто меня не замечал и чтобы я перестал мешать Арамболю просыпаться.

У местных ведь и есть только этот тсамый рассветный час, а может и меньше, пока такие как я, приехавшие сюда радоваться, не вышли на улицы, и не начали формировать новое дневное пространство.

Я купил-таки сигарет, но отношение мое к происходящему здесь, даже мои вроде бы радостные и благожелательные улыбки, надеюсь, стали другими. Да, я все еще иногда мешаю. Но знание, внезапно пришедшее, поможет делать это незаметнее.

Вернувшись на пляж с сигаретами после тысячи лет отсутствия, я увидел тот самый пластиковый стул, с которого все началось и которым суждено ыбло закончиться. Девочка увидела костер и захотела сесть к нему поближе. Но я понимал, чем это кончиться и предупредил их, что если они уберут стул - то ночь уйдет и начнется обычный арамбольский день - шеки, пляж, летающие тарелки, рынок. Стул передвинули. Костер оказался сжигаемым пластиковым мусором. От него плохо пахло.

День начался.

Я все еще не знаю, чем бы хотел дальше заниматься. Я неплохо иногда готовлю - но смогу ли это делать 12 часов подряд. У меня неплохо получилось в кофейне в Севастополе и в ресторане в Лесном. Мне было радостно там - но ведь надо делать что-то свое, а единственное, что мне по-настоящему удалось от начала и до конца - это когда я испек шаньги и в Родниковом, в Крыму, продавал их с молоком посетителям пещер.

Но об этом, как и мытье полов, я подумаю завтра)

Позавчера провели сравнительный обывательский анализ кино 90-х и 2000-х. То ли мы стали старше на десять лет, то ли действительно "Бойцовский клуб", "Матрица", "Семь", "Интервью с вампиром", "Терминатор 2", "Список Шиндлера", "Криминальное чтиво" и "Храброе сердце" качественнее "Бенджамина Баттона", "Апокалипсиса", "Бесславных ублюдков" , "Саги", "Аватара", "Боевого коня" и "Зодиака" при всей моей любви к некоторым из последних.

Конечно, есть Кристофер Нолан. Есть несколько хороших молодых актеров и актрис. Пусть 10-е будут интереснее, чем десятилетие вторых-третьих и четвертых частей.

На этом вроде бы пока все.

PS да, кстати, а еще в 90-х был Твин Пикс. Да-да.
Карма 30
Ответить
4.03.2013
Проводил друзей домой. В Россию. На Урал. Если не повезет с лотерейным билетом, то вряд ли мы увидимся раньше марта. Грущу. В первый день после их отлета меня как будто подчистую выскребли изнутри, оставив кожу и кости. Еще и протерли как следует, чтоб не дай бог чего не осталось. Ходил куда-то, искал кого-то, набирал кому-то - все как в песне у Сплина.

Сегодня пошел второй день лечения. Если в первый и второй я не видел причины оставаться здесь дольше, то и сейчас она не появилась. Но. Вс проходит, как известно. И если первое желание сбылось в виде пятерых! хороших людей, а второе стоило чуть дороже, чем обычно, но в общем-то сбылось тоже, то пусть третьим будет

(пусть они выиграютвлотереюпустьонивыиграютвлотереюпустьонивыиграютвлотереюиверну тся)...

... а не скажу, иначе не сбудется.

в качестве лекарства от грусти рекомендуется:

1. первый день бесцельная ходьба по пляжу с заглядыванием в шеки и трусца оттуда, ибо что там делать.

2. грустные воспоминания моментов в мельчайших подробностях, чтобы потом реже возвращались.

3. уборка дома (не состоялась по причине личной неприязни обеих сторон)

4. война с муравьями, которых прибыло. Разлил везде средство, перемыл всю посуду, все поверхности (вот тебе и уборка))), не помогает - лезут. отовсюду. полчища.

5. Чтение Кастанеды. Не зря с ребятами его вспоминали. Не зря появился новый сосед с книжкой Карлоса подмышкой. Не зря, надеюсь, разговаривал с умной ящерицей на стене. Надеюсь, она послушается и привдет с собой сестер, братьев и соседей. Муравьев не съедят, оставят повсюду, конечно какашек своих, но уж от остальных насекомых, надеюсь, и следа не останется. А глаза у ящерки умные-умные!

6. прогулка в парке без дога прогулка в пол-седьмого по пляжу. Да и просто встать на рассвете приятно.

7. скататься до перекрестка Клангут-Бага бридж и обратно.

8. Написать на сайт.

Вроде бы стало чуть легче. Да! Надо еще позвонить по поводу шутингов. Тоже должно как-то занять.

Когда их провожал, видел ползущую по обочине собаку. Вся задняя ее часть была парализована и оттого волочилась за ней. Собака ползла очень быстро, уверенно, пользуясь только передними лапами. Хотел ее пожалеть, но вовремя себя одернул. Подумал и стал ей восхищаться. Смог бы я на ее месте так? На одних руках, вдоль трассы, где мчаться машины, одна из которых и сделала тебя калекой. Двигаться в сторону...дома? океана? Она наверняка сотрет себе весь зад в кровь и кости, но доползет. По обочине, навстречу фарам, Где-то между Панаджи и Даболимом. Но доползет. Так что еще остается? Помнить и восхищаться.

Так что у меня все хорошо, если подумать. Лучше лучшего.

Задумал серию фотографий о мертвых крысах и изнанке. СКоро будет.

Ах, да, спасибо моим союзникам)))) и помощникам - Adele, Robbie Williams, James Blunt, Iarla o'LIonaird, Земфире, Jason Mraz, Tracy Chapman и Bon Iver.

PS СЕгодня месяц, как я вылетел из Москвы. Как миллион лет. Чувствую себя многожителем.

PPS Если друзья, которым давно не писал и к кторым не заезжал последнюю тысячу лет чувствуют по этому поводу некоторое неудобство, то признаю себя кАкой и прошу меня простить.
Карма 30
Ответить
4.03.2013
У пожилого местного, владеющего стиральной машиной, утюгом а следственно, и прачечной, умерла жена. Я видел ее, уставшую, когда сдавал свои четыре футболки.

Когда я сегодня пришел к нему за своими вещами, он обяъснил свою ситуацию. Когда он говорил, то улыбался. Мне показалось это странным. Но это всего лишь из-за чувства неудобства. Улыбался и все тут.

- my wfie is died yesterday, - сказал он и улыбнулся. - we was in the sematory.

А может он сказал "in the temple". Он говорил и говорил, пока я отсчитывал его 40 рупий. А я теперь сижу, пишу и представляю, как та уставшая женщина в старом уже давно не желтом платье-халате нагибается, чтобы вытащить из машинки мои футболки и падает.

Инсульт, что уж. Или сердце взорвалось быстро, неожиданно. ИЛи тромб какой наконец прорвало. И тогда, спасибо Карлосу Кастанеде, смерть похлопала ее по левому плечу.

Еще сегодня я видел на своей дороге мертвую здоровущую крысу. Ворона сидела рядом и пыталась отщипнуть от ее серо-болотной шкурки кусочек, когда мой байк ей помешал. Еще одна крыса все еще лежит мертвая в канаве около "Арамболь Плаза".

Две недели назад я завел собаку. Или она завела меня.

Я ехал по арамбольскому мосту. Байк, самый старый и сломанный во всем Гоа, трещал, но вез. Из-за его состояния и своей крайней некомпетентности в области вождения чего-бы то ни было, я езжу крайне аккуратно. Если вы видите путника на бардовом байке без зеркал заднего обзора, едущего по трассе 40, а в городе 30; если этот медленный мудак еще постоянно останавливается у обочины, в ожидании пока мимо него проедет грузовик; если поворотник включен, но не мигает - это я.

Так вот, я ехал из АНджуны домой по арамбольскому мосту. Слева, прижавшись к перилам, дрожа и не моргая мутными, недавно только открывшимися глазами, сидел крохотный щенок. Подруга проехала мимо. Я, несмотря на то, что еду очень осторожно и внимательно - Ромка, Оленька, Катюша и Женька знают об этом хорошо (я так по вам всем скучаю, дорогие!!!) - увидел собаку и остановился. Не мог не остановиться. Не получилось у меня). Подошел, упаковал в рюкзак для лэп-топа, размером, кстати, А4, и повез домой.

Пару дней она плакала по маме. Потом я купил мыло и пудру против блох. Потом была попытка познакомить ее с недавно ощенившейся семерыми сукой, которая ее слегка укусила. Затем ее не приняли щенки, которых я какое-то время подкармливал. Теперь она чихает и самостоятельно ходит на улицу справлять все свои дела. Вот думаю через некоторое время начать варить ей бульон на куриных головах и лапах. Надеюсь, в этом курином аду мне не откажут.

Кстати, если кто-то точно знает, что нужно сделать, для того, чтобы вывезти собаку в Россию, прошу, подскажите.

После отъезда ребят брешь еще не заросла. Как только они уехали, спустя дня два, я продожил свое знакомство с единственными торговцами в Арамболе, кто никогда не назывл меня френдом и не пытался любыми средствами завлечь меня к себе. Мы просто каждый раз при встрече улыбались друг другу, когда я еще жил в гесте "SAVLI" - один из их ювелирных магазинчиков как раз между ним и "LOekie cafe" - здоровались, но не общались. Я, как и многие русские, вечно спешил, был занят. Но когда я был рядом с ребятами, оно того стоило.

Ну а после я просто проходил мимо. Остановился. Начали разговаривать с Шабиром. Присел рядом на любезно предоставленный стул. Да так там и остался. Разговариваем об исламе и христианстве. Говорим о русских и индусах. У него тысяча историй. У меня большие внимательные уши. Наш английский вполне справляется с трудностями перевода. Я побывал с ним в мечети. Мне там было очень и очень спокойно. К слову, пробовал зайти в несколько католический церквей, но они почему-то все закрыты. Только в одной арамбольской я прошел внутрь. Да и то не с центрального входа. ПРошел в крохотную единственную открытую комнатку. В ней не было ни намека на убранства католических церквей Одессы или Львова, где мне приходилось присутствовать на службах и слушать орган. Не было распятого Иисуса. не было священника. Ничего и никого, кроме молящейся гоанской женщины и скамеечки, на которую я присел и помолился.

Вот и сейчас я сижу в Локи. Подожду, пока пройдет сисеста, когда Шабир и его трое братьев по очереди поспят и опять пойду сидеть рядышком.

Я мог бы написать о чувстве увжаения, которое вохникло постепенно. К силе веры, к глубокому пониманию слова "respect", которое в нашем языке превратилось в какие-то ошметки, ко многим вещам, которых, как мне кажется, не хватает мне лично.

Но все проходит. И это уйдет, как вчера ушла жена владельца прачечной. Все просто.

Еще в одну из недавних ночей горел костер на заднем довре дома. Еще я должен написать книгу. Еще один из моих соседей хочет сдать билеты. Еще по пути в Керим я упал на драцком слишком крутом повороте на автобусной остановке и повернул обратно, скрепя деталями. Дорога в Керим, кстати, необычайно красива. То ли оттого, что новая для меня, то ли оттого, что там намного больше зелени и нет рынка. Еще в Мапусе все такой же адский траффик и ни одного вменяемого магазина в нашем, разумеется, понимании.

Ну а самое главное - это то, что мне не хватает моих друзей. Не только тех, кто был и остается в зоне уральского холода и московских пробок. Но тех, с кем встретились в Дохе, а подружились уже здесь.

Не хватает Оли. Ее радостного цветного голоса. Ее неуемной способности знакомиться с невообразимыми людьми. Ее грусти. Ее чувствующего сердца.

Не хватает смешного акцента Ромы. Как он жестикулирует, добавляя каждый раз май френд и пытается объяснить то, что ему нужно.

Женьки и его нескончаемых вопросов. Его доброты и сомнений.

Катеньки - одной из самых спокойных мамочек, которых я когда-либо видел. И их с Женькой маленького Ромки - егозы-непоседы, энергию которого иногда, если он не смотрит мультики, можно использовать для обогрева их квартиры.

Не хватает их всех. Но так или иначе мы скоро увидимся.

А пока по улицам ездят машины со странно хрипящей рождественской музыкой и пласиковым гигантским сантой. Товарищи и господа наряжаются в санта-шапки. А на пляже все так же держат небо любители экс-зи и волшебных пирожных.
Карма 30
Ответить
4.03.2013
Месяц назад мне смертельно надоело сидеть в Гоа. Ну я и поехал) Писать о поездке еще не закончил - два последних города.

Варанаси (18.02-23.02)

Слишком долго. Слишком много дней здесь, в этом древнем, горящем ровным вечным пламенем месте.

Забыл слово «баранина». Долго думал, как его образовать от слова «овца». Ничего не получалось. В голове осталось только английское «mutton», которое выучил еще в Удайпуре. Пришлось воспользоваться переводчиком.

Ступни уборщика в гесте больше похожи на ласты – пальцы веером расходятся в разные стороны. Наверное он крайне устойчив и хорошо лазает по деревьям.

За окном по дому напротив, заглядывая ко мне, ходят за вожаком monkeys. У меня есть друг, похожий на этого самца. Не думаю, что у него такая же красная попа, но зубы показывать и рычать он может не хуже. Да и стая имеется.

Китайцы, корейцы – азиаты – кучками поднимаются и спускаются по лестницам. Никто не задерживается здесь дольше двух дней.

Как же так вышло?

Приехал вечерним поездом. Как всегда, на слипере. Он, конечно, после Дармсалы, холодный и продуваемый всеми сквозняками, но если как следует закутаться в спальник и не снимать двух кофт, то вполне себе терпимый. Ну и спать, конечно, на самой верхней полке, чтобы утром тебя не погнали со средней.

В пути познакомился с тибетским монахом. Он предложил поехать в монастырь и остановиться там на ночь. Я не умею думать, поэтому согласился. Приключение, Дорога – зовут, значит, надо идти.

Ехали долго. Разговаривать было тяжело, потому что я не знаю тибетского или хинди, а он почти не знает английского или русского. Отталкивались от смысла произнесенного слова, добавляли несколько жестов – вот и вся беседа. Главным казалось то, что его карие глаза светятся.

Поселились в нелепом, без душа и почти без туалета – не было сливного бачка, только унитаз – гестхаузе. Мы поужинали в крохотной тибетской забегаловке, где нам дали очень и очень вкусную похлёбку из лапши и овощей. Он читал историю буддизма в Тибете 14-го века, я смотрел «Грань» 21-го.

В монахи его отдал старший брат. Родителей не было и , наверное, это был единственный возможный вариант. Я пытался узнать как они живут в монастыре. Сначала он рассказал, как это – быть учеником в буддистском монастыре. Подъем в 5-00, молитва, чтение книг, уроки, чтение книг, молитва, обед-завтрак-ужин-книги. Но хотел я узнать о его нынешнем распорядке и поэтому переспросил еще раз. На что он ответил – «А сейчас я здесь разговариваю с тобой». Глупый русский).Вообще, мне стало понятно, откуда растут многие монологи Йоды.

Признавшись друг другу, что у нас это впервые – провести ночь с подобными нам, мы легли спать. Он храпел, я , наверное, тоже.

На утро я отказался идти к ступе и старому буддистскому монастырю, ибо очень хотелось оказаться в более комфортном месте. НЕ жалею. Приключение состоялось. Шел к другому. Попросил велорикшу довезти меня до центрального гхата. Лучше бы зафрахтовал самолет. На улицах царил амритсаровский кошмарный траффик. Если мне суждено попасть в ад, то это будет или в на дорогах Варанаси или в Амритсаре. Я буду стоять посередине шоссе, а весь шум мира, который сосредоточен в этих местах, будет бесконечно ломиться в уши.

Час-полтора неспешной поездки, двадцать минут пешком, несколько ступеней и я нашел гестхауз. Неоправданно дорогой, но достаточно уютный. Я заметил, что если в гостинице много азиатов, то вполне можно селиться.

- how do you feel in Varanasi?,- спросил я одного дядьку, когда пил чай на крыше.

- Up and down, - ответил он мне.

И если дорога в гест была однозначно «даун», то три следующих дня были не менее странными, но очень светлыми. Такими, какими они и должны быть в путешествии – интересными.

Описание Варанаси, узких улиц, примыкающим к гхатам, можно найти повсюду, поэтому не очень хочется бессмысленно утруждаться. Какашки, мартышки, слишком много бездомных чешущихся собак, чешущихся нищих. По вечерам эти улицы охраняют полицейские. Даже не знаю, какого размера могут быть дырки от выстрела таких ружей. Я играл в бадминтон на набережной. Интернациональная сборная турции и России проиграла очень сильной команде Индии. Счет я так и не понял, но, я думаю, приличный, потому что на следующий день мне даже поиграть не дали.

Издалека посмотрел на костры, где горят бывшие люди. Послушал славного музыканта, играющего на, скажем, ситаре (настоящего названия не помню). После Варанаси он отправлялся на прием, где будет присутствовать президент Индии. Так что не хухры-мухры, товарищи). Простой талантливый молодой индус.

Засыпал я уставший, счастливый. Снилось что-то запутанно-странное. Еще перед сном впал в то самое состояние, когда видишь чуть больше. Погулял по улицам Варанаси, лежа на кровати. Чудесно. Волшебно.

Но два дня – голые, обмазанные пеплом садху, пристающие по-доброму лодочники, вкусный кофе и опять костры, попытки сделать бесплатный массаж с демонстрацией силы рук, древняя, как сам Бенарес, церемония приветствия Ганги после заката – десять монахов отправляют невероятно красивый культ, а вся набережная подпевает им, а некоторые впадают в транс. Мотыльки залетают монахам в рот, поэтому, отплевываясь, они стараются не открывать его слишком сильно, когда поют. Иногда электричество выключают и им приходится петь без микрофона, но тогда уже слышно толпу, отчего сразу представляешь, как оно было раньше. обгоревший не до конца женский труп со скрюченными руками в реке. Стирающие женщины и молодые парни: сушат вещи тут же, на ступенях набережной. Машины, рикши, гудки отсюда близко, но такое ощущение, будто ты в другом городе.

Ну а затем – потекли три лишних дня, которые кончились гораздо быстрее, чем первые. Сетку для бадминтона сорвали полицейские. Билеты достались на среднюю полку. Куриный суп был не вкусным. Последний альбом Земфиры, который удивительно правильно лег на мой Варанаси. Жалующийся на туристов лодочник. Жалующаяся на лишний вес какая-то уже незнакомая девочка в сети – я вспомнил велорикш и посоветовал ей устроиться работать к ним, больше она мне не писала. Ну и напоследок – опять полчаса моего будущего возможного персонального ада на шоссе.

В поезде тихо. Только в наушниках «гора говорит - нет». Дальше – чуть-чуть Мумбаи. И моя Собака.

Маклеод-Ганж (11.02-17.02)

Я бежал из Амритсара. Не сожалея о пропущенном Золотом Дворце. Не сожалея о времени, потому как это уже случилось. Просто быстро оттуда смотался. Семь часов медленной дороги в Индии можно сравнить только с трудовым днем на нелюбимой работе или обязательных четырех парах в институте после основательной пьянки. Но жаловться – нет, конечно, потому что есть герои, которые ездят сюда же, но из Дели.

Автобус был простецким – по пять сидений в ряду. Рядом сидел американский парень. Мы друг друг приметили еще на вокзале – жили в одном гестхаузе и волей-неволей разговорились. Я – потому что заселиться с соседом в двойную комнату – дешевле, он – потому что любит общаться.

Сказать мне ему особо было нечего, поэтому почти всю дорогу молчали. У меня было ощущение, что весь Пенджаб – это большой Амритсар. Такая же пыль, грязь, непонятно как растущая горчица. Сквозь дымку газовой взвеси все виделось призрачным и подвешенным.

Какающие в поле ребятишки, моющиеся возле дерева дядьки, современные здания колледжей чуть ли не в степи,

Остановились на две минуты на автовокзале какого-то городка. Предупрежденные водителем, девочки устроили спринтерский забег до туалета. Последние добежавшие запрыгивали в отъезжающий автобус.

В какой-то момент слева вдалеке показались горы. Снежные шапки поздоровались и опять скрылись за очередным поворотом. Никогда не видел таких высоких. Было радостно и торжественно.

В Дармсалу, конечный пункт, приехали когда уже стемнело. Нашли с американцем такси. Ехать было еще 14 километров. В темноте по серпантину ехать не страшно. 2200 внизу, но ты об этом пока ничего не знаешь, а значит, не боишься. Доехали. Попили кофе. Спросили. Нашли чудесное и недорогое место. Американец предпочел общую комнату на шесть человек, ну а мне нужна была своя собственная нора. Было чертовски холодно после привычки находиться в молочной оболочке средней Индии. Взял обогреватель, что тут же перевело мое жилье в разряд дорогих. Жаба пыталась отдать обогреватель, но насморк и нехорошие сны вернули его обратно.

В первую же ночь я убил свою двоюродную сестру. Зарезал длинным клинком. Лезвие вошло мягко, как в хлеб – прямо в сердце. Когда шел бой, а у нее было оружие и ее задачей было убить меня, реальность была измененной. Это был не я и она была не сестрой, но после ее убийства, все изменилось – и вот я уже опасаюсь полицейских, опрашивающих соседку, которая почему-то все знает. Приходят ко мне в квартиру и папе от этого очень грустно. Задают мне вопросы, а я начинаю путаться в показаниях и понимаю, что меня обязательно загребут – остались какие-то улики и та самая соседка, чей муж умер от разрыва сердца, когда увидел финал битвы. Западня. В этом мире никому не докажешь, что иногда есть необходимость в убийстве того, кто самим собой не является и несет зло. Было жаль папу.

Свою двоюродную сестру я люблю. Что уж там в голове происходит – не понятно) Тем не менее, на следующий день обсуждали сны с британской девушкой, которая жила надо мной. История была примерно та же. Убийства, тяжесть, реалистичность происходящего во сне – звуки, цвета и запахи.

Был на празднике дня независимости Тибета. Тибетский рэп, видео-инсталляции, невероятный голос одного парня. Этим же утром один монах себя сжег. Нам раздали свечки в память о нем. Может поэтому гимн, который пели окружающие меня молодые тибетцы, звучал особенно мощно. Я, например, не знаю своего гимна и учить его не стремлюсь.

Попробовал жаренные грибы в двойном чили. Плакал. Индус-адвокат из Дели заботливо смеялся.

Спросил как у него организован бизнес. Ответил, что исключительно через знакомых отца и своих знакомых и рекомендаций уже пользовавшихся услугами. Реклама юридического агентства запрещена законом. Врачам можно, а ему нет. Доброе лицо. Молодой совсем с седыми волосами, влюбленный в свою девушку из Гонг-Конга, с которой встретился здесь же в Маклеод-Ганж три года назад.

Пили вино ночь. На следующее утро они уехали. Где-то у меня был адрес. Где-то у меня был адрес.

Я пошел один подниматься на гору. Триунд. Я все еще не уверен, что это Гималаи, лезть в сеть не хочется, но если логически порассуждать – то где еще бы стали селиться тибетцы во главе с далай-ламой. Так что пусть будут Гималаи. Так вот. Я пошел подниматься на Гималаи. Звучит уже гораздо выше). Музыка в ноуте, снег на вершинах, кривая каменистая тропинка и я в кроссовках. Хотел написать, что последние как раз и стали причиной того, что я дошел только до половины, но причина всегда ведь во мне, так что... Было здорово. Каждый шаг. Каждый луч солнца и тень от горы. Снежные прогалины – первая, вторая, третья – на них я скользил как Плющенко в свои лучше годы. На четвертой испугался и подумал, что достаточно, потому что каждую тень снега становилось все больше, а сезон наступит только через пару месяцев. Выпив две кружки особенно вкусного чая на обратном пути, пообещал вернуться пареньку, чье было кафе (он арендует его за 800 долларов в год!!!), ушел обратно в деревню. Это я тут так быстро иду. На самом деле путешествие заняло около восьми часов.

А на следующий день начался дождь, не прекращавшийся до самого моего отъезда. И все потому , что я поменял билеты на более поздний срок. Но все равно было хорошо. Очень хорошо и холодно.
Drolma ж
Карма 1449
Ответить
4.03.2013
Таки светлые классные письма! Удивительно красиво пишешь. Спасибо.
Moony м
Карма 4852
Ответить
4.03.2013
Да это просто праздник какой-то! Вам кто-нибудь говорил, что вы охренительно пишете?!
Карма 30
Ответить
4.03.2013
Спасибо большое. Пытались, но мне иногда трудно верить в то, что эти буквы действительно кому-то нужны. Хотя чувство радости и от Ваших слов в том числе, конечно, присутствует. Спасибо)
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики