Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Тибет › "Коммерсант-Власть" о поиске реинкарнаций

Noka ж
Карма 178
Ответить
3.12.2008
Китайские власти в очередной раз попытались дотянуть вертикаль власти до Тибета. Но стремление Пекина обеспечить перерождение духовного лидера буддистов в надежного человека успехом не увенчалось.

О решении назначить регента далай-лама объявил после того, как в индийском городе Дхарамсала состоялась встреча, в которой приняли участие более 600 тибетцев. С 1959 года, когда далай-лама был вынужден покинуть Тибет после подавления антикитайского восстания, Дхарамсала играет роль столицы возглавляемого им тибетского правительства в изгнании. Собравшимся там последователям тибетского буддизма, или ламаизма, предстояло обсудить один из наиболее важных для них вопросов: как обеспечить преемственность в цепочке перерождений далай-ламы.

По представлениям ламаистов, их верховные лидеры достигли такой степени просветления, что не просто перерождаются, как все остальные живые существа, а перерождаются сознательно. Они еще до смерти знают, где появится их следующее воплощение и при каких обстоятельствах. Этой способностью, в частности, обладают три наиболее важные фигуры тибетского буддизма. Самой важной является далай-лама, воплощающий сочувствие. Следующий в иерархии — его учитель панчен-лама, воплощающий мудрость. На третьем месте — кармапа-лама, который, по представлениям ламаистов, олицетворяет действия и проявления Будды.

До середины XX века их перерождения происходили без каких-либо осложнений, однако нынешний конфликт китайских и тибетских властей вокруг вопроса о расширении автономии Тибета в составе Китая может разрушить все три цепочки реинкарнаций.

В поисках просветленного

Сейчас далай-ламе Тэнцзину Гьямцхо 73 года, но, несмотря на возраст, он никогда не жалуется на здоровье. Как заметил далай-лама год назад в ответ на вопрос о самочувствии, результаты медицинских обследований говорят о том, что он "протянет еще пару десятков лет". Но старость все же дает о себе знать: за 2008 год он перенес две госпитализации и операцию по удалению камней из желчного пузыря. Поэтому новость о назначении регента многим показалась вполне своевременной.

По всей видимости, на должность временного исполняющего обязанности главы тибетцев назначат 23-летнего кармапа-ламу, именно ему далай-лама, выступая на пресс-конференции в прошлый понедельник, предрек особую роль после своей смерти.

Молодого 17-го по счету кармапа-ламу зовут Ургьен Тринле Дордже, и он является главой Карма Кагью, одной из крупнейших школ тибетского буддизма. Между ним и далай-ламой сложились очень близкие отношения. "Далай-лама воспитывает его,— говорит Кейт Сандерс, представительница Международной кампании в защиту Тибета, знакомая со многими членами правительства в изгнании.— Их отношения — как у отца и сына".

Однако, несмотря на благосклонность далай-ламы, кандидатура Ургьена Тринле Дордже кажется подходящей далеко не всем тибетским буддистам. Многие приверженцы школы Карма Кагью вовсе не признают его своим лидером. Все дело в том, что вступление на пост кармапа-ламы окутано целой сетью интриг и противоречий.

Как правило, кармапа-ламы перед смертью оставляют некоторые подсказки своим приближенным — где следует искать их очередную инкарнацию. Так произошло и 1981 году, когда скончался кармапа-лама XVI. Поисками его преемника, а точнее, поисками его самого в новом облике занялись четверо монахов, которые традиционно берут на себя эту обязанность. Считалось, что все подсказки содержались в двух письмах, оставленных кармапа-ламой XVI. Но их расшифровка в поисках не помогала.

Внезапно в 1989 году стало известно, что один из четверых участников поисков решил вскрыть амулет, полученный когда-то от умершего кармапа-ламы. Внутри него оказалось стихотворение, которое могло послужить ключом к разгадке тайны. Следуя подсказкам из этого стихотворения, в середине 1992 года удалось найти нужного мальчика в маленькой тибетской деревушке — все обстоятельства его рождения указывали на то, что он и является новым воплощением кармапа-ламы. Уже через несколько месяцев состоялась коронация, и его кандидатуру, к всеобщему удивлению, одобрил не только далай-лама, но и китайское правительство.

Тем временем один из лидеров ламаизма, Шамарпа, нашел в тибетских горах еще одного кандидата — маленького мальчика по имени Тринле Тхайе Дордже, с рождения утверждавшего, что кармапа-лама переродился в его теле. В прошлом кармапа-ламу нередко находили именно по этой примете, но на этот раз ни один из остальных участников поисков не поддержал кандидатуру Тринле Тхайе Дордже. Мальчик эмигрировал в Индию, некоторые буддисты впоследствии признали его инкарнацией кармапа-ламы, но одобрения далай-ламы он не получил. Отыскавший его Шамарпа не переставал утверждать, что далай-ламу ввели в заблуждение и что он приблизил к себе ставленника китайского правительства. Китайские власти действительно рассматривали Ургьена Тринле Дордже как своего воспитанника и приверженца, и у многих тибетцев это вызывало опасения, что этот кармапа-лама может оказаться марионеткой в руках Пекина.

Однако в 1999 году Ургьен Тринле Дордже завоевал сердца большинства тибетцев, совершив геройский побег из Тибета в Индию в возрасте 14 лет. Его сопровождали несколько взрослых, но путь все равно был непрост. Необходимо было пересечь заснеженные горы, основную часть дороги приходилось идти пешком или верхом, и только в конце пути участники побега смогли сесть на поезд. Прибыв в Индию, кармапа-лама рассказал, что китайские соглядатаи, следившие за ним в Тибете, не давали ему в полной мере исполнять свои обязанности и учиться.

Для китайских властей это стало настоящим ударом. Вначале они пытались загладить скандал, заявив, что кармапа-лама не бежал, а только ненадолго выехал из страны, чтобы забрать из Индии некоторые буддистские ценности. Но вскоре стало ясно, что возвращения мальчика ждать бесполезно. Побег был организован правительством Тибета в изгнании: так оно ответило на удар, нанесенный Пекином по тибетскому буддизму в середине 1990-х годов, когда была насильственно прервана цепочка реинкарнаций панчен-ламы.

В поисках мудрого

В 1995 году приверженцы ламаизма во всем мире ликовали, когда далай-лама объявил, что поиски очередной инкарнации его учителя — панчен-ламы XI — наконец завершились успехом. Это было событие колоссального значения, и не только потому, что панчен-лама считается второй по важности фигурой в тибетском буддизме, но и из-за того, что вместе с далай-ламой он составляет неразделимую пару, оба элемента которой необходимы для успешного продолжения цепи реинкарнаций. Исторически сложилось, что ключевую роль в нахождении очередного воплощения далай-ламы играет его учитель, и наоборот.

Поиски нового панчен-ламы велись с 1989 года и проходили в сложных политических условиях. Его предшественник, умерший в тот год, провел почти треть жизни в китайской тюрьме. Он имел неосторожность написать письмо правительству Китая о плохих, по его мнению, условиях жизни тибетцев. Председатель КНР Мао Цзэдун назвал послание "отравленной стрелой, выпущенной в спину партии", и распорядился арестовать ламу. Поэтому неудивительно, что власти Китая препятствовали поиску его нового воплощения.

Когда далай-лама обратился к Пекину с просьбой разрешить проход на территорию Тибета группе буддистов для поисков панчен-ламы XI, ему отказали. И добавили, что участие далай-ламы в поисках совершенно не обязательно: Китай может справиться с ними самостоятельно. Тем не менее один из представителей далай-ламы все же отправился в Тибет, и в 1995 году далай-лама признал своего учителя в 6-летнем мальчике по имени Гедхун Чокьи Ньима.

Однако радость тибетских буддистов длилась недолго: спустя несколько дней только что возведенного на престол панчен-ламу похитили вместе с семьей. Китайские власти признали, что взяли ламу "под защиту", поскольку не считают его избрание законным, и через некоторое время сделали панчен-ламой своего ставленника Гьяйлцена Норбу. С тех пор местонахождение Гедхуна Чокьи Ньимы остается неизвестным, несмотря на постоянные призывы различных правозащитных организаций представить доказательства хотя бы того, что он жив.

Назначенный китайским правительством Гьяйлцен Норбу, наоборот, часто появляется на публике. В мае, например, он посетил выставку "Прошлое и настоящее Тибета". Как сообщает китайское государственное новостное агентство "Синьхуа", панчен-лама отметил, что "представленные на выставке экспонаты реалистично рассказывают о мрачном феодальном прошлом и трагической жизни тибетского народа в старом Тибете и наглядно демонстрирует огромные перемены в новом Тибете за последние 50 с лишним лет".

Китайский панчен-лама живет в хорошо охраняемом особняке недалеко от Пекина, и посещает Тибет время от времени. Правда, его визиты, как правило, не пользуются популярностью. Владелец маленького магазинчика в тибетском городе Шигадзе, где находится официальная резиденция панчен-ламы монастырь Ташилумпо, вспоминает: "Когда панчен-лама X находился у власти, простые тибетцы стекались в монастырь, чтобы воздать ему почести. Сейчас же людей заставляют идти туда, когда приезжает панчен-лама XI, а в случае неповиновения им грозит штраф". Между собой тибетцы называют китайского назначенца "панчен-зума", то есть "ненастоящий панчен". Однако поклонение избранному далай-ламой Гедхуну Чокьи Ньиме в Тибете запрещено.

Подобная политика китайских властей в основном трактуется приверженцами ламаизма как пагубное вмешательство в дела религии. "Это четкая демонстрация того, насколько далеко Китай может зайти в стремлении контролировать и, соответственно, разрушать как тибетский буддизм, так и идентичность самих тибетцев",— говорит один из участников движения за освобождение Тибета. Однако для китайской администрации эта линия поведения, очевидно, выглядит наиболее естественной: она продолжает традиции управления Тибетом, сформировавшиеся еще в XVIII веке.

В ожидании сочувствующего

Центральное правительство Китая начало участвовать в избрании тибетских духовных лидеров еще при последней китайской императорской династии Цин, которая правила страной с середины XVII века до образования Китайской республики в 1912 году. Противники тибетской автономии часто вспоминают, что еще в 1792 году вышел государственный декрет "О повышении эффективности управления Тибетом". В соответствии с ним утверждение новых инкарнаций далай-лам и панчен-лам проходило путем проведения лотереи.

Каждый раз, когда один из них умирал, совет из четырех представителей высшего буддистского духовенства представлял кандидатуры тех мальчиков, которые могли его заменить. Имена и даты рождения кандидатов наносили на таблички из слоновой кости и бросали в золотой котел. Затем котел встряхивали, и представитель китайского правительства вынимал одну из табличек.

Основной причиной введения такой системы была коррупция — многие семьи готовы были заплатить за то, чтобы их ребенок стал духовным лидером тибетцев. Но участие в церемонии представителя китайского императора имело в первую очередь символическое значение: оно укрепляло вертикаль власти в стране.

Впрочем, несмотря на то, что лотерейная система успешно действовала на протяжении всего правления династии Цин (и даже пережила императорскую власть), в ней допускались и исключения. В особых обстоятельствах разрешалось избирать мальчика, в котором видели новую инкарнацию далай-ламы или панчен-ламы, не проводя церемонию с золотым котлом. Именно так, например, произошло с нынешним далай-ламой.

В 1940 году регент, ответственный за поиски кандидатов в далай-ламы, написал письмо председателю китайского комитета по делам Монголии и Тибета. Хотя к тому времени на первое место в ламаистской иерархии претендовали три мальчика, он решил выделить одного из них, указав, что "народ Тибета — и монахи, и простолюдины, и богатые, и бедные — все проникнуты верой в то, что Лхамо Тхондруп (имя далай-ламы XIV при рождении.— "Власть") является реинкарнацией далай-ламы XIII". Поводом для этой веры стал необычайный интеллект четырехлетнего мальчика, который выгодно отличал его от остальных претендентов. Китайское правительство согласилось с доводами регента, и спустя два года далай-лама XIV взошел на трон под именем Тэнцзина Гьямцхо.

Сотрудничество центрального китайского и тибетского правительств, имевшее долгую историю, казалось в то время вполне естественным. Однако культурная революция и оккупация китайской народной армией Тибета в 1950 году, похоже, надолго испортили их отношения. Пекин теперь, очевидно, не только не откажется от контроля над тибетскими буддистами, но и приложит все усилия, чтобы сделать его еще более всеохватывающим. Об этом говорит постановление китайского госкомитета по делам религии, принятое в прошлом году. В нем четко дается понять, что Пекин не потерпит тех перерождений "живых Будд", которые им не санкционированы. Любая реинкарнация, происшедшая за рубежом, будет признана незаконной.

В таких условиях далай-лама XIV уже не раз заявлял, что намеревается переродиться именно за пределами Китая. "Это естественно,— говорит он,— весь смысл реинкарнации в том, чтобы продолжать выполнять незаконченную работу прежней инкарнации. Поэтому, если ситуация в Тибете не улучшится, я буду рожден в изгнании, чтобы продолжить свою деятельность".

Чтобы ничто не помешало этому плану осуществиться, далай-лама и собирается назначить регента, которому доверяет. Это может немного успокоить тех, кто опасается, что ситуация с похищением престола панчен-ламы в 1995 году может повториться и после смерти далай-ламы. Конечно, если только китайское правительство не придумает какой-нибудь ответный хитрый ход.

ЕГОР НИЗАМОВ

Как Китай поссорился с Тибетом

Долгое время Китай и Тибет существовали в мире и согласии, но события 1950 года привели к тому, что теперь называется "тибетским вопросом".

До того как к власти в Китае пришли коммунисты под руководством Мао Цзэдуна, в Тибете действовал теократический режим, во главе которого стоял далай-лама. Однако в октябре 1950 года, спустя ровно год после провозглашения Китайской Народной Республики, китайские войска вторглись в Тибет и перевели его под контроль центрального правительства.

Сначала полная ликвидация теократического режима не входила в планы лидеров КНР, и далай-лама сохранял некоторую власть на территории Тибета. Однако земельное переустройство, начатое коммунистами в некоторых провинциях Тибета, вызвало беспорядки среди местного населения. За несколько лет недовольство политикой центрального китайского правительства распространилось по всему Тибету, и к 1959 году регион был охвачен волнениями, подогреваемыми слухами о том, что китайцы хотят захватить далай-ламу. Пекин подавил восстание силами Народно-освободительной армии. Погибли тысячи тибетцев, а далай-лама бежал в Индию.

Его место по распоряжению китайских властей занял панчен-лама. Но во время культурной революции 1960-х годов регион был преобразован в Тибетский автономный район, а реальная власть окончательно перешла в руки Коммунистической партии Китая.

www.savetibet.ru по материалам Коммерсант-Власть
Ургьен Тринле Дордже - кармапа XVII
Ургьен Тринле Дордже - кармапа XVII
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики