Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Отчеты о поездках › Индия: январь 2010. Сопливая лирика.

Карма 378
Ответить
21.03.2010
Лирика.

Цифры и факты по адресу: URL

Ну, здравствуй!

К самолету наконец-то подкатили трап. Вдоль рулежек сугробы, едва различимые сквозь обмерзшие стекла аэропортного автобуса. Оказывается, минус тринадцать — совсем не так уж холодно.

Штамп в паспорте и получасовое созерцание ленты транспортера в ожидании багажа. На выходе из таможенной зоны седые строгие мужчины в коротких кожаных куртках, со шрамами на лицах и золотыми печатками на толстых пальцах.

- Ну шо, братишка, такси нидорага!

- Oh, no thank you, darling, - I'd better take a bus.

- Нипоал ... Ты чиста ехать буиш?

- Нет!

Нет, черт возьми, нет! Все не правильно, все должно быть совсем иначе!

Из кондиционированного холода терминала в обжигающий пряный воздух полуденного Мадраса. Оранжевые тук-туки, белые Амбассадоры, "дети Шивы" в черных лунги, чай и самосы. Черные блестящие волосы и белоснежная улыбка на черном лице.

- Привет! Первый раз в Мадрасе, сэр?

- Первый, таки да.

- А в Индии?

- Бывал и раньше.

- Понравилось?

- Ну я же сюда вернулся?

- А у меня есть тук-тук. Ты куда поедешь дальше.

- В Махабалипурам.

- Круто! Я тебя отвезу туда за 1200 рупий.

- Да нифига ты меня туда не отвезешь.

- Почему это, вот заправлюсь по дороге и отвезу.

- Во-первых, потому, что на тук-туке туда тарахтеть часа три, а во-вторых, я сейчас пойду и возьму припейд за 800.

- За 800 не возьмешь.

- Почему это?

- Во-первых, потому что за 1000, а вто-вторых посмотри на очередь. Там часа полтора стоять. Лучше со мной.

- Тогда за 600.

- Так не честно, ты только приехал, ты первый день в Индии, ты не должен ехать за 600, минимум за 800. Сегодня мало иностранцев прилетело, а втой рейс из Бомбея — последний на котором прилетают феранги. Имей совесть, поехали за 800, я тебе уже 400 уступил!

- Поехали!

Пронзительно тарахтит трехколесная табуретка. Водила уныло тарахтит о своей тяжелой жизни и четырех дочерях. Все проносящееся мимо снаружи гремит, скрежещет, бибикает, кричит, пахнет гарью, перцем и кардамоном. Солнце валится к закату в океан, дорогу режут как лапшу длинные тени пальм на обочине.

Ну, здравствуй, я почти год здесь не был.

Ура!
Карма 378
Ответить
21.03.2010
Домик Раджи.

Махабалипарам. Две улицы гостиниц, аншлаг по вечерам в немногочисленных уютных ресторанчиках roof-top, сонный базарчик, рыбацкие лодки на пляже, звон молотков скульпторов, неизбежные кашмирские лавки и вялая европейская публика со следами хипповской молодости. Улица Ottovadi спускается к берегу океана и мостовая теряется в песке пляжа. Слева посреди зеленой стриженой лужайки остатки shore temple, почему-то легендарного и обласканого всеобщим вниманием. За ним пляж для индусов, шумный, радостный, с попоугайчиками в клетках, лошадками для катания, красными сари и черными лунги паломников, и, как положено, толпой индусов, мокрых и сухих вперемешку, юных, зрелых, старых, выводки бешено-носящихся детей, парочки, скромно поглядывающие друг на друга, гвалт, и до поздна звенящая атмосфера непрекращающегося сельского праздника. Дальше на юг тянется к белоснежному куполу атомной электростанции на горизонте нитка песчаного пляжа. Вправо от Ottovadi пляж для белых — рыбацкие лодки, ресторанчики, гостиницы, приставучие торговцы сувенирами и платками. Среди всего этого важно прогуливаются, в закатаных до колена штанах, серьезные белые люди с сосредоточеными лицами. На юго-востоке на скалистом холме, превращенным в кружево древними скульпторами, резчиками и сторителями, над городком возвышается маяк. По парку вокруг маяка среди скал и пальм ходят серьезные козы и серьезные белые люди с серьезными большими черными фотоаппаратами к которым прикручены большие белые трубы объективов. С помощью этих телескопов белые люди важно фотографируют коз. На фоне идиллического спокойствия по деревьям и скалам носятся стайки дерущихся обезьян, а по дорожкам стайки галдящих молодых индусов. Продаются посыпаные перцем ломтики чищеного огурца и зеленого манго. Всеобщая лень и расслабленость заразила даже кашмирцев в сувенирных лавках. Вместо привычного "Хелё сер, бери чип прайс, лукплиз!" лишь вяло кивают головой в знак приветствия и равнодгшно показывают рукой на витрину.

Второй день срывается дождь. Солнце пробивается лишь на несколько часов. Мы облазили уже все что можно и теперь, подцепив бациллу всеобщей апатии вяло шатаемся вдоль берега среди лодок и водорослей в ожидании дождя и вечернего кари.

- Привет! Настоящие костяные бусы, сэр! Настоящая кость, ручная работа, это все делает моя семья! 1300 рупий, сэр!

- Ну уж нет, 30 долларов, за пластмассовые бусы, - это слишком!

- Чтов Вы, сэр, Натуральная кость, абсолютно натуральная!

- Нет, спасибо, я не буду покупать, бусы, а они действительно настоящие?

- Конечно же сэр, пластмассовые бусины стоят слишком дорого! - вынимает из кармана пилочку для ногтей и скребет большую бусину. - Смотрите сэр, настоящая кость сэр!

- Костяные, - это как-то не по-индийски, кости — это ведь части животных.

- Да сэр, для индусов у меня есть резные из ракушек, деревянные, из орехов ...

- Как тебя зовут?

- Раджа, меня зовут Раджа. Мы цыгане (gipsies), поэтому мы обрабатываем кость, мы ночуем здесь, недалеко, возле базара. Я, мои сестры, брат моего отца и его жена. У меня два сына. Мне повезло, что у меня сыновья. Я много раз видел, сэр, Вы живете в Виногаре.

- Ты отлично говоришь-по-английски, здесь мало кто так хорошо говорит, где ты учился.

- Нигде, просто мне нужно знать языки, я ведь торговец! Я еще могу по-французски и чуть-чуть по-немецки. Вв француз, сэр?

- Нет, почему ты так решил, Раджа?

- Вы очень жадный, сэр!

- Ах так ...

- Я познакомлю Вас с моим другом сэр, его тоже зовут Раджа.

Похожий на растамана юный белозубый циган, обвешаный бусами отстегивает от пояса мешочек и раскрыввает его. Из мешочка выглядывает сонный бельчонок с полосатой спинкой. Бельчонок деловито оглядывается и вынюхивает окрестности. Осмотревшись он резво выпрыгивает в ладони к моей жене.

- Это мой друг, сэр! Больше у меня нет друзей. Индусы считают нас хуже далитов. А это мой друг, он меня любит. У меня никогда не было дома, у моих родителей не было дома, и теперь моя семья ночует под звездами возле базара. Меня назвали Раджой, чтобы я был счастливым. Я тоже назвал его Раджа, и у него все есть. У него есть дом, сытная еда и большие друзья. Я никогда не смогу сделать счастливыми своих детей, но он будет счастливой белкой. Хотите, сэр, я покажу вам домик, который я построил для Раджи?
Карма 1423
Ответить
21.03.2010
al_kasy

Здорово!. Я тоже знаю одного жителя Индии по имени Радж-это верблюд в пустыне Тар. И рассказ о счастливой белке-замечательный. Спасибо! Оч-оч жду продолжения!

al_kasy
Белка Раджа
-классная фотка!
Карма 378
Ответить
22.03.2010
Отражения в городе неба.

Любимый раб Иллах ад-Дина, евнух Малик Кафур, отравивший хозяина, погиб от руки неприкасамеого, принявшего ислам, жестокого Хосру Хана. Армия Кафура прокатилась провавой волной из Майсура до Бенгальского побережья, отбивая уши каменным Нанди, чтобы индусы не могли нашептать богу свои сокровенные желания. Евнух Малик, не знавший радостей, кроме военных побед, надругавшийся над индуистскими идолами обошел Чидамбарам, испугавшись гнева небес. Это было триста лет назад, а сейчас кривые сабли конницы Хейдара Али сокрушили Мадуру и Джинджер, и звенят где-то неподалеку.

Золотой Шива спит после вечерней пуджи в своих покоях. За полночь. По пустой темной улице на юг от восточных ворот быстро шагает высокий стройный брамин в белом лунги с шаром сплетенным из из длинных черных волос на голове. В правой руке он несет небольшое позолоченое ведерко со священной водой из Шиваганги. Впереди, чуть слева сильно хромая идет маленький горбун освещая ему факелом дорогу. Может быть, как прежде, этот майсурский самозванец, захвативший власть, благодаря дворцовым интригам и убийствам, как и Кафур обойдет сторогой город неба?

Хейдар Али разрушит и разграбит Чидамбарам, изгнав дикшитаров в джунгли. Они будут скрываться в лесах, смешиваясь с населением окрестных деревень. Обратно, из жителей города неба вернется лишь 400 семей. После этого, на протяжении нескольких сот лет храм будет обласкн властями. Раджи, Чаттинады и британские колониальные власти будут щедро одаривать храм, надеясь купить благосклонность неба. Липкие ласки приближенных к власти закончатся закономерно. Храм Чидамбарама и его сокровища больше не принадлежат общине дикшитаров, а стали собственностью государства. Дикшитарам, пока благосклонно оставлено право всем этим пользоваться.

Мы встретились неожиданно в полумраке восточного коридора, освещенном холодным светом мигающих, засиженых мухами ртутных ламп. Он очень высокий и худой, с фигурой подростка-акселерата, в толстых очках, делающих его прищуреные близорукие глаза совсем маленькими.

- Сэр, это брамин Ганеш, о котором Вы говорили. Помните, я сказал Вам, что мы сегодня его обязательно встретим. А пока я оставлю Вас.

- Ом намо шивайя! Вы приехали сюда в поисках эзотерического опыта? Чидамбарам — это великое место, где сосредоточена энергия Шивы, Пуджа в Чидамбараме обладает великой силой. Сегодня будет три пуджи, первая дает энергию здоровья, вторая — энергию освобождения (salvation) и третья — энергию духа (spirit). Очень многие европейцы приезжают сюда ради уникального эзотерического опыта.

- Увы нет, я материалист, я путешествую по Индии с тем, чтобы увидеть настоящую жизнь испытать настоящие чувства, которые для людей нашей культуры потеряны навсегда, думаю, лет сто назад. Я как бы отправляюсь в прошлое в погоне за разлетающимися лоскутами утраченой человеческой природы.

- Это одно и то же, мы просто говорим об этом разными словами. На самом деле, я использую слова, которые обычно упортебляют европейцы, говоря о том, зачем они здесь, но когда я думаю об этих вещах, я использую слова и категории, которым нет отражения в английском языке, в том объеме в котором я его знаю естественно. А Вы, мадам, я вижу в Ваших глазах что Вы чувствуете мир намного тоньше Вашего спутника.

- К сожалению моя жена совсем не понимает английский.

- Это не важно, сущие мелочи, мы будем общаться с ней телепатически. Мадам, будьте внимательны, я буду с Вами во время пуджи. Вы ведь останетесь на пуджу — это очень интересно!

Есть, по меньшей мере две истории о появлении Чидамбарама. Согласно одной, которую рассказывают в самом городе и распространяют путеводители и туристические брошюры, на месте храма, на поляне в лесу Шива соревновался в искусстве танца с Паравати. Их спор должен был рассудить Вишну. Оба, естественно были неотразимы, и танец мог быть бесконечным, если бы из уха Паравати не выпала серьга. Тогда Шива, не прекращая танца, поднял пальцами ноги серьгу и прицепил себе в ухо. Вишну был порясен этим и присудил Шиве победу. Паравати, решив, что победитель выбран несправедлива и впав вы ярость превратилась в свирепую Кали. Чтобы защититься, Шава отростил себе еще две руки и окружил себя ореолом огня и в левой задней его руке вспыхнул разрушительный огонь. Увидев Шиву таким, Паравати окаменела, а Вишну был парализован от ужаса. Теперь, как рассказывают местные гиды, дикшитары, брамины-шиваиты Чидамбарама, своими пуджами поддерживают Шиву в добром расположении духа, не давая ему возможности разрушить мир огнем, горящим в его левой руке.

Согласно другой, сидимо более полной и неадаптированой истории все было совсем иначе.

Однажды, когда по обыновению, Вишну спал на своем верном Шеше, змей почувствовал, что с каждой секундой Вишну становится все тяжелее и тяжелее. Когда тяжесть стала невыносимой Шеша встрепенулся и разбудил Вишну, который рассказал ему древнюю историю, которую вспомнил во сне, сделавшую его настолько тяжелым.

В давние времена жили мудрецы Риши, достигшие невероятной силы, власти и величия, благодаря своей мудрости. Они возмнили себя равными богам, и, естественно, как это принято в ведической традиции, боги решили их проучить. Для этого Шива явился племени Риши в виде прекрасного мужчины, в которого влюбились все женщины, а Вишну — в виде аспары, немыслимой красоты, лишив разума мужчин. Лишь самые мудрые из риши сохранили разум и вызвали огненного тигра, чтобы уничтожить Шиву. Но он легко уничтожил тигра и его шкуру повязал себе на пояс. Тогда Риши послали против Шивы огненных змей, из которых он сделал себе ожерелье и браслеты. Чтобы показать Риши свое могущество Шива создал себе еще две руки и открыл сияющий третий глаз. Риши сконцентрировав силы огня создали огненного карлика, чтобы уничтожить Шиву, но он стал на спину карлика и начал танцевать. Снопы огня, которые послали Риши Шива поймал левой рукой. Рши были повержены, а Вишну и Паравати, восхищенные величием Шивы слились с ним в танце.

Услышав эту историю Шешей овладело желание увидеть этот великолепный танец. На долгое время он впал в тапас и Шива, явившись ему, согласился удовлетворить его страсть. Для этого, Шеше следовало воплотиться в мире смертных, прибыть в единственное место, на земле достоное этого танца и вместе с 3000 небесных браминов и святым Вайрападой совершить пуджу в лесу Тилай, в сердце земного мира. Шива исполнил свой космический танец и на его месте был основан храм Чидамбарама. Однако, после вдруг оказалось, что браминов не 3000, а 2999, и тогда, тысячным стал сам Шива. История Чидамбарама это многоуровневый гипертекст с перекрестными ссылками, это многомерное пространство. Шеша, в этой истории стал змееногим Патанджали и делал пуджу вместе с Вьягрападой, у готорого были ноги льва. А не их ли, часом послали Шиве Риши в обличии змей и льва, из сна Вишну. Возгордившихся мудрецов Риши в лесу Даруван было 3000, как дикшитаров, в которых превратились брамины, приглашенные Брахмой для небесной пуджи. Только один почему-то потерялся. Шеша, разыскивая его забдлудился в перекрестных ссылках и заглотил свой хвост.

- Это очень трудно объяснить людям европейской культуры, - Ганеш поправил поломаные очки, - я читал в ваших книгах, у вас есть понятие "отражения" (reflection — в том числе рефлексия, что он имел ввиду я не знаю). Так вот поймите, все не имеет никакого значения, ни ваши деньги, ни наши знания, ничго, абсолютно ничего, наш мир — это только отражение древних событий настоящего мира. Только лишь отражение. Вы живете во тьме, весь мир во тьме, мы здесь лишь поддерживаем балланс между настоящим миром и миром отражений. Мы ничто, мир ничто, есть только величие Шивы. Извините у меня телефон.

Ганеш достал старенькую потертую трубку с разбитым экраном, обменялся несколькими репликами со своим телефонным собеседником, кивнул нам и, продолжая говорить в трубку удалился. Сделав несколько шагов он повернулся к нам и сказал:

- Обязательно остантесь на последнюю пуджу сегодня. Обязательно, все дело в отражении, Вы когда-нибудь поймете.

Мы сидели на каменных ступеньках напротив храма под золотой крышей и болтали ногами. Я думал о странностях эксцентричного Ганеша и о том, как сильно различаются миры. Тот, который здесь внутри храма и другой, который там снаружи, миры разделенные льшь несколькими десятками метров восточного коридора. Моя жена, видимо, как полагал Ганеш, пребывала с ним в телепатической связи. Мы молча сидели на грязном парапете болтая ногами и наблюдали за приготовлениями к пудже.

Брамины открыли боковые ворота и в глубокой нише в полу разводили огонь. Женщины рисовли на полу огромный колам и узорную дорожку к от ворот внутреннего храма к большому столу резного дерева. На стол установили украшеный золотом, цветами и блестящей тканью паланкин. Мы долго молча сидели и болтали ногами в полумраке и на нас никто не обращал внимания.

Когда до начала пуджи, во время которой из ворот Канака Сабха льется космическая энергия, во внутренний двор строем впорхнули (оказывается можно порхать строем) два десятка блондинок в новеньких сари, новеньких браслетах, в полной экипировке добропорядочных индийских женщин. Даже волосы у них были собраны в гульки по-индийски. На ступеньках перед теми самыми воротами, из которых на верующих будет проливаться космическая энергия. Распределившись по ступеням молча они приняли смиренные позы и сложив молитвенно ладони перед собой замерли вперив одухотворенные взгляды в грязные позолоченые створки ворот. Вместе с ними, как оказалось зашли несколько немолодых весьма солидных мужчин в дорогих очках и хороших часах. Они тоже заняли места в "амфитеатре". Я начал рассматривать девушек. Хитренькие, подумалось, они заняли лучшие места, и теперь нормальным индусам придется стоять за их спинами. Это не честно, молодые спортивные европейки были на голову выше низкорослых индусов. Сперва мне показалось, что барышни все, как одна, неземной красоты, но присмотревшись я понял, что это просто магия сари. Они были вполне обычные, типичные европейские блондинки, разного возраста, от 25, наверно до 35, ухоженые и следящие за собой. В то время, как девушки одухотворенно смотрели на ворота, немногочисленные сопровождающие их мужчины явно скучали, хитро переглядываясь, перемигиваясь и подавая друг другу разные знаки. Пока я рассматривал странную группу в сари, портик заполнился индусами. По полу на четвереньках ползали детеныши в памперсах, по лестницам и между колоннами носились дети постарше, взрослые, заняв места на пути потока энергии, сплетничали, ели, разговаривали по мобильным, воспитывали детей и были вполне заняты обыденной жизнью. Не смотря на обычный гвалт, создаваемый индусами, и усиливаемый эхом, стройные ряды блондинок были невозмутимы и взгляды их были прикованы к золотым воротам.

Ударил колокол, загремели барабаны, началась пуджа. Меня это всегда завораживает. Я тут же о блондинках забыл и погрузился в происходящее вокруг шумное и яркое действо.

После пуджи, напротив восточной гопуры мы пили чай и ели самосы с рикшами, обжигая внутренности перцами чили в пнировке. В полночь на улице выключили фонари и дхаба начала сворачиваться. В гостиницу категорически не хотелось. Мы двинулись к следующей кибитке, где в полной темноте, отойдя на несколько метров от сонного дхабщика запивали липким молочным чаем обсуждение событий прощедшего дня.

Послышались шумные шаги. Кто-то шел по улице, сильно шаркая и волоча ногу. Мы обернулись на звук. В темноте к нам приближался хромой низкорослый горбун с факелом. Оносвещал дорогу высокому стройному молодому брамину, с длинными волосами, завязаными в большой узел над левым ухом. Его голый торс был по-эльфийски изящен, во всех его движениях и фигуре было нечто рафинировано-аристократическое. В правой руке он нес маленькое позолоченое ведерко со священной водой из Шиваганги. Они прошли мимо. Через несколько минут горбун с потушеным факелом медленно возвращался хромая и что-то бурча себе под нос.

Абу Малик обошел Чидамбарам, Хейдар Али его разорил. Если верить последним публикациям, дикшитаров осталось всего 250 семей. Впрочем, важно ли это? It's just a kind of reflection.

** Все мифологические и исторические "факты", приведенные здесь, это не научные достоверные данные, а лишь мои соображения на основании всякого прочитанного, причем, преимущественно по-английски :-) Так шо звыняйтэ если шо.
Карма 175
Ответить
22.03.2010
о***нно пишешь, продолжай в том же духе.
Карма 378
Ответить
22.03.2010
Borf
Печататься не пробовали? Пора бы уже...)))

Та надоело уже....)))

Печататься.
Moony м
Карма 4850
Ответить
22.03.2010
Великолепно!
Luna ж
Карма 1890
Ответить
22.03.2010
al_kasy
Так вот поймите, все не имеет никакого значения, ни ваши деньги, ни наши знания, ничго, абсолютно ничего, наш мир — это только отражение древних событий настоящего мира. Только лишь отражение. Вы живете во тьме, весь мир во тьме, мы здесь лишь поддерживаем балланс между настоящим миром и миром отражений. Мы ничто, мир ничто, есть только величие Шивы. Извините у меня телефон.

:)))

Просто чудесно! Спасибо огромное! :)
Карма 500
Ответить
22.03.2010
плюсодинплюсодинплюсодин!!!

Прям бальзам на мои раны. Я так скучаю по Югу ))))
Карма 1423
Ответить
22.03.2010
У меня после путешествия по Тамил Наду самое яркое впечатление осталось после Чидамбарама, огненной пуджи в нем и грациозных красавцев - браминов.Сейчас, благодаря вам, заново пережила тот день.

И спасибо за историю храма, изложенную так мастерски.
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики