Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма

Сангит › Восточный Тибет 2007

Мебельные фабрики Дятьково. Фабрики мебели Брянской области.
Карма 113
Ответить
20.03.2015
От Байю до Батанга, куда мы повернули, чтобы выйти на Южную Сычуань-Тибетскую трассу, около 200 км... ну, может чуть больше.. Мы потратили на этот участок 12 часов!! 12 часов по жуткой, дикой и невероятно красивой дороге через два перевала, среди гор и девственных, абсолютно дремучих лесов. За всё время нам попалось по дороге три селения, а также олени, маралы (или их местная разновидность), зайцы и другая живность. Водитель несколько раз сбивался с пути, нервничал. В одном месте, после первого перевала, водитель впервые сбился с пути... Наверное поэтому мы и столкнули в пропасть мотоциклиста... Ну-у... не совсем столкнули, он сам упал, пытаясь разъехаться с нами на узкой дороге. Но водитель торопился, дёргался и мы даже не остановились. Но... карма есть карма и хорошо, когда она короткая... Мы заехали в тупик. В деревню, за которой дороги уже не было. Пришлось возвращаться. В то время мотоциклист тщетно пытался вытащить мотоцикл из кювета. Остановились, начали помогать... Вчетвером одолели склон... Но чувак рассердился не на шутку, грозился полицией и вообще хотел в качестве компенсации 2000 юаней... Водитель препирался с ним часа полтора, но мы решили, что это и наша вина и скинулись по 50 юаней. Сговорились на 1000.

Дорога, размытая дождями и горными ручьями, в некоторых местах была почти непроходима. Последний участок размыло настолько, что нам приходилось вытаскивать автобус из грязи и выталкивать его на дорогу. В нескольких местах таскали брёвна и подкладывали под колёса. Оторвали задний бампер. Были участки, на которых разъезженная дорога почти срывалась в ручей или в обрыв и тогда мы дружно перебегали на одну сторону, чтобы автобус не перевернулся или не съехал в пропасть. И вот на самом диком участке, среди дремучей тайги, нам голосует человек с рюкзаком.... "Where are you from?"... "I'm from Ukraine"... Украина... Харьков. Да, точно... это карма. К этому времени мы уже скучали за нашим харьковчанином Андреем. А природа, как известно, не терпит пустоты... Ко времени нашей встречи Женя, прошёл пешком около 2000 км по дорогам Цинхая и Сычуани. А вообще обошёл все ущелья Непала, Бутана, Сиккима, Ладакха и Индии. После этого он побывал в Лаосе и Шри-Ланке, а в этом году одолел на велосипеде Каракорум, горный Бадакшан и Северо-Восточные штаты Индии.... Да и вообще личность достаточно эксцентричная. Харьковский еврей, эрудит и меломан, математик-теоретик из НИИ, он после перестройки ушёл в бухгалтеры. А лет шесть назад продал маленький банк в Москве... Теперь он путешествует девять месяцев в году. А ещё два месяца проводит на сборах на Кавказе – занимается альпинизмом. Оставшийся месяц он тратит на то, чтобы отсидеть курс випассаны, где-нибудь в Гималаях, в Индии или в Юго-Восточной Азии.

Нет, Су (наш водитель) всё-таки молодец!! Профессионал... Когда наш автобус вырвался на Южную трассу у Батанга мы издали дружный победный вопль!!..

Дорога за Батангом превосходна. После вчерашней тряски – мы не едем, а летим... торжество тоннелей и мостов... Перевал Шангту (4675 м) предваряют два небольших озера Ньиба и красивый горный массив Хайзи с массивными ледниками на склонах. Сразу за перевалом открываются обширные плоскогорья и высокогорные пастбища, что тянутся уже до самого Литанга. Проезжаем большое поселение дрокпа. Здесь явно что-то происходит. В палаточном посёлке царит оживление, на обочине дорогие машины и полицейские... В самом центре возведён молитвенный шатёр (панак-гомпа) в котором сидят множество монахов. Что-то происходит. Какое-то важное событие или праздник. Останавливаемся. Су нервничает. Несколько чиновников на дорогих машинах уже подъезжали к нему и недвусмысленно дали понять, что наше присутствие здесь нежелательно. Отъезжаем в сторону, сделать несколько фотографий. Но мы здесь явно не к месту. Нам ещё раз напоминают, что лучше бы нам убраться по добру по здорову. Су заводит мотор, и мы спешно ретируемся... То, что мы узнаем через три дня в Лхасе прольёт некоторый свет и на этот, казалось бы незначительный, эпизод...

Над Литангом парят грифы. Утром, были похороны, и тело, судя по всему, ещё не склевали. Тибетцы хоронят людей на небесных кладбищах. Одно из таких кладбищ есть в Литанге, совсем недалеко от города. К тому же далеко не везде в Тибете к праздным посетителям таких мест жители относятся лояльно. Молитвенные знамёна. Грифы и вороньё. Тела обычно расчленяют специально приставленные для этого люди – рогьяпа. И, обычно от тела за несколько часов ничего не остаётся...

Монастырь Литанг Чоде в Литанге знаменит тем, что был построен для III-го Далай Ламы. В 1959 году во время антикитайского восстания Кхампа, монастырь был взорван правительственными войсками. То, что осталось от старого монастыря находится на самой вершине холма, а также ещё пару зданий внизу. В самой верхней гомпе хранится известная статуя Будды Шакьямуни, которую по легенде принесли из Лхасы. В настоящее время монастырь отстраивают заново. Заново возведены три огромных лхаканга, в одном из которых водружена огромная статуя Будды Ратнасамбхавы. Литанг, помимо монастыря и кладбища, знаменит ещё и тем, что здесь по дороге в Китай, умер (или был умерщвлён) шестой Далай Лама, тем, что здесь родились VII-й и X-й Далай Ламы, а также своим ежегодными августовскими скачками, которые собирают толпы зрителей со всего Кхама. Местность вокруг Литанга полна сказаниями о национальном герое Тибета – Гэссэре из Линя, который посещал эти места и совершал здесь свои подвиги.
Карма 113
Ответить
23.03.2015
Сразу за Литангом дорога поднимается на перевал. За перевалом нас ждут мрачные тучи, а затем начинается дождь, который плавно переходит в обильный снегопад. Ночуем в Ядзяне. К утру немного проясняется. Пока мы достигаем нового перевала, солнце выглядывает из-за низких облаков и озаряет ландшафт. Выясняется, что окружающие горы одеты в сказочный наряд, а пушистые ели и пихты покрыты серебряной пылью. На перевале – пробка. Автобус съехал с дороги и полностью перекрыл движение. Останавливаться на обледеневшей горной дороге – последнее дело. Без цепей и шипов машина буксует и соскальзывает с колеи. Улететь в пропасть здесь – минутное дело. Пока водители одевают цепи, мы дружно выталкиваем наш автобус и яростно щёлкаем фотоаппаратами.

В Синдуцяо уже светит солнце. Синдуцяо – вполне туристическое место. Красивый ландшафт, характерные выстроенные из камня тибетские домики, склоны, пологие вершины, покрытые вчерашним снегом, желтеющие тополя вдоль прямых дорог, пасущиеся кругом стада яков... всё это наверняка заставило бы нас остановиться и фотографировать, будь мы в самом начале нашего пути. Но... мы уже на излёте. И нам нужно торопиться.

Обедаем и едем в Тагонг. Сюда мы должны были попасть в самом начале пути, но тогда мы потеряли много времени на горячих источниках, и пришлось ехать дальше. Но сегодня у нас ещё один перевал и ночёвка в Кангдинге. А завтра вечером мы должны быть уже в Ченгду. Но в Тагонг хочет Юля. Там у местных Кхампа можно нанять лошадей и покататься по близлежащим пастбищам. Тагонг, несёт на себе такой же яркий национальный колорит, как и Литанг или Бамей. Кроме того, считается, что монастырь в Тагонге (архитектура которого имеет китайские черты) – самый старый монастырь в Кхаме. По преданию его основала принцесса Веньчень, будущая жена тибетского короля Сронгценгамбо, с именем которого связана первая попытка зарождения буддизма в Тибете. Главная святыня храма – статуя Будды Шакьямуни (Джово), считается точной копией статуи, что принцесса везла ко двору своего будущего супруга и которая по сей день является главной святыней Тибета...

Часам к двум погода опять портится и начинает накрапывать мелкий дождь. Наши разбрелись, кто куда и собрать их удаётся только к половине пятого. К пяти выдвигаемся к перевалу. Пока проезжаем Синдуцяо уже темнеет. До перевала остаётся километров 30. Но погода окончательно портится. Водитель нервничает. Попадается всё больше встречных машин. Все они возвращаются назад.... Через полчаса становится понятно, что перевал закрыт и обстановка там аховая... Надо сказать, что мы мягко говоря торопимся – послезавтра у нас самолёт в Лхасу. Су дёргается: то решительно едет вперёд, то разворачивается и порывается вернуться. После нескольких попыток ехать, он окончательно поворачивает назад в Синдуцяо... Вдоль трассы множество деревень. Лена вспоминает, что всю дорогу мечтала про ночёвку в тибетском доме. Когда, как не сейчас? Может быть это последний шанс. Я останавливаю автобус, и мы с Леной идём к ближайшему дому. Небо потемнело, снег валит немилосердно. Всё вокруг покрыто снежным ковром и на нём чёрными точками выделяются чёрные спины цзо и фигуры Кхампа на лошадях. Один из них загоняет своих яков. Договариваемся. Берём вещи и вшестером идём в дом. Миша и Су едут в гостиницу... Тибетский дом. На первом этаже хлев для яков, где среди другого хлама стоит мотоцикл. На втором: три комнаты, первая из которых прихожая, она же столовая. Там же расположена печь, на которой готовят пищу, подбрасывая в неё сушёный ячий помёт. На стене фотографии семьи: дочерей в Лхасе, жены, родственников. Туалет тут же. Типичный в тибетском стиле: дыра посреди пола, которая отправляет всё, что в неё попадает на первый этаж... Средняя комната вполне респектабельна: музыкальный центр, телевизор, две кровати, диван. Из-за непогоды отключили свет и нам приносят свечи. Располагаемся. На ужин – ячье мясо, сыр и масло. Кажется, все довольны. Если не считать мышей, от которых девчонки шарахались всю ночь, ночёвка вполне адекватна.

Утром, позавтракав тцампой, выдвигаемся. Через час перед нами щемящая душу картина: вереница грузовиков и автобусов, конец которой теряется в мутной вышине. Совершенно очевидно, что единственный выход – бросать автобус и идти пешком. Ещё какое-то время Су делает отчаянные попытки пробраться, ещё какое-то время мы надеемся, но скоро и он, и мы сдаёмся. Машины стоят плотным потоком, часть из них перевёрнута, часть из них лежит в кювете, водители одевают цепи, туман, лёд и мокрая жижа под ногами. Прощаемся с Су. Юля и Миша тоже остаются. Юля идёт нас провожать. Часа через полтора достигаем перевала. Поток машин плотно стоит. Мы почти уверены, что ночевать ребята будут в автобусе. Через полтора часа нас подхватывает попутка. ...А я остаюсь... Сажусь в другую машину в надежде догнать товарищей на повороте. Впрочем, водитель спешить не собирается, он притормаживает у обочины и кого-то ждёт. Ещё полчаса пешком. На этот раз меня подхватывает Кхампа-мотоциклист из тех, что ездят на коврах. Выбрасывает у Кангдинга. До города ещё полчаса. В конце концов, сажусь в такси и натыкаюсь на наших почти у самых дверей гостиницы, где мы останавливались и где половина из нас чего-нибудь да забыла...

В гостинице – свадьба. Нам суют конфеты и Лена говорит, что это хороший знак. Ужинаем и через час звоним нашим. Слава Богу...! Су всё-таки молодец! Каким-то чудом они таки проехали этот кошмар и приближаются к городу. Через час или полтора они в Кангдинге. Су еле держится на ногах, но за 1200 юаней он готов везти нас в Ченгду. Конечно, он обижен, что мы его бросили, что звонили Сэму, но через час мы, воссоединившись, уже сидим в автобусе и едем в Ченгду...
Карма 113
Ответить
8.04.2015
Встреча с Лхасой... Ждал очень настороженно... Смешанное чувство... Какой-то гадливенький такой червячок здесь поселился за десять лет... Город неузнаваем. Десять лет назад, когда я впервые попал сюда, когда это был уже город. Тихий, небольшой, провинциальный. С пятиэтажками и большим китайским кварталом, с фактическим запретом на религиозную свободу, но это была ещё Лхаса. Сейчас Лхасы нет. Есть большой и ещё более разрастающийся китайский город. Небоскрёбы, дороги, развязки, офисы, бутики, монахи с мобилами, траффик (и такой, и такой...какой хочешь), ...тур-р-р-ристы...мать их...и всё таки... где-то внутри – х-о-р-о-ш-о. Подташнивает слегка...и всё же... Наверное, это как первая любовь или Тадж Махал... Лхасу убивают. Убивают беспощадно, но где-то, на каком-то уровне она ещё жива. Несмотря на китайцев, несмотря на туристов, несмотря на то, что население портится прямо на глазах. Может быть, сюда проникает очистительная мощь Гималаев?? А может быть в том месте, что веками было святым в сознании миллионов, ещё не скоро удастся смыть следы их стёртых подошв, их засаленных фартуков, испачканных пылью лбов??... Следы, что отпечатаны на дальних перевалах и продуваемых всеми ветрами дорогах... Я вспоминаю девушек, что мы встретили по дороге в Гянтце, монахов на перевале Трола, крестьян тянущих свои жалкие пожитки по суровой и холодной голмудской трассе... Как знать?.. И религиозной свободы стало как будто больше. И паломников в Джоканге и вокруг – не протолкнёшься. Но всё зарегулировано, «закручено»... и... всё продаётся... Во все монастыри, храмы и подхрамки – Б-И-Л-Е-Т-И-К-И. Четкая квота на монахов в монастырях. Вдоль коры вокруг Джоканга магазины, сувенирные и антикварные лавки. И монахи здесь какие-то другие... раздражённые что ли...??... Получаю СМС из Москвы, что вздумали монахи самого большого монастыря – Дрепунга (он теперь почти в черте города) – отпраздновать получение Далай-Ламой золотой медали конгресса США. И случилось это не когда-то, а именно в день нашего приезда... Так вот... праздновать само собою запретили, у монахов с полицией случилась драка и заперли их всех в монастыре. 1.5 тысячи монахов + любопытных туристов. А в городе никто ничего не знает... хотя может и в правду не знают? ...У стен самого монастыря – всё шито-крыто: шлагбаум, полицейские и несколько эдаких «субчиков» в штатском, на хорошем английском: "...ой, извините, извините... у нас ремонт...пожалуйста, не выходите из машины,... проезжайте, проезжайте...Когда?... В конце месяца, не раньше...проезжайте". Вот такие дела... Кстати вспомнилось большое религиозное событие в поселении дрокпа по дороге в Литанг пару дней назад....

Весь день и весь вечер я лечился от простуды, которую привез из Ченгду, Лена отсыпалась от приключений на перевале, а Паша с Сашей носились по лавкам за непальскими вещами.

Утром решительно идём окультуриваться в Джоканг. Толпы паломников стоят стеной в очереди, чтобы прикоснуться к главной святыне храма – статуе Джово Шакьямуни, привезённой в 7 веке из Китая, будущей женой короля Сронгценгамбо. Американские туристы, прилетевшие на два дня из Катманду или Пекина, умилённо щёлкают во дворе фотоаппаратами на паломников из Амдо и Кхама, которые оторопело, а возможно и впервые в жизни, смотрят в объективы цифровых камер, нацеленных на их покрытые сажей лица. Но Джоканг – это, наверное, пока ещё самое живое место в Лхасе.

А вот Потала, этот самый раскрученный мега-сайт Тибета – главное разочарование Лены за всю поездку. В общем, это того стоит... Пузатые американские дядюшки в кепках, толкаются за место поближе к гиду, гид вещает прописные буддийские истины, а итальянская переводчица пытается втолковать своим соотечественникам какой конкретно из Далай Лам «похоронен в этом чортене». При этом гид – китаец, который сам с буддизмом познакомился год назад по книге, одобренной партийным издательством. Толкотня и гам... Немецкая группа, китайская группа, английская группа... Ну, примерно, как в Эрмитаже в выходной день.... Кода выходим, становится понятно, что под путешествием уже подведена финишная черта. Ребята идут кто куда. Я еду на вокзал, покупать билет на поезд. На обратном пути захожу в Рамоче. Этот редко посещаемый гомпа был построен в 7 веке, первоначально именно для той статуи Джово, что хранится в Джоканге. Теперь он хранит другую святыню Тибета – статую Будды Акшобхьи, привезённую сюда второй (непальской) женой Сронценгамбо Бхрикути. С 15 века здесь находился Высший Тантрический Университет Лхасы.
Помощь сайту
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики
Новое на Форуме