Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Mifolog › Ботаник и регбист.

Карма 406
Ответить
19.09.2011
Новенькое из старенького:) Фрагмент проекта "Тайский Декамерон".



Ботаник и регбист.

Гриша был ботаником. Причем во всех смыслах этого слова. Его работа была связана с изучением лекарственных растений. А в жизни же он был человеком не слишком приспособленным, проводящим почти все свое время за чтением книг, то есть, на современном сленге «ботаником».

Любовь к книгам он унаследовал от родителей – московских бардов-шестидесятников средней известности. Собственно говоря, и весь Гришин романтизм тоже достался ему в наследство от папы с мамой. А романтиком, с не изъеденной ржавчиной товарно-денежных отношений душой в наше время быть ой как не просто.

Но и романтики при желании могут найти способ заработать деньги. Гриша довольно успешно делал это, участвуя в различных интеллектуальных телевизионных шоу. В одном из них он и выиграл путевку в Таиланд.

Надо сказать, что к поездке Григорий подготовился основательно. Он прочитал несколько путеводителей о Таиланде на разных языках, некоторое количество этнографических работ и множество научных статей о тайских лекарственных травах. Кроме того, в Интернете Гриша проштудировал все форумы самостоятельных путешественников, после чего утвердился в пришедшей ему в голову еще раньше мысли, что путевка ему нужна будет только для того, чтобы добраться до Таиланда и возможно провести несколько дней в оплаченной уже гостинице. Сидеть все двадцать дней в Паттайе он не собирался.

Так и получилось. Вместо сугубо пляжного отдыха Гриша сам себе сделал, можно сказать комплексное путешествие: и пляжный отдых (поскольку ездил он по островам Самуи, Пхукет, Липе), и культурно-познавательный (т.к. при этом не были пропущена ни одна имеющая интерес достопримечательность), и научный (потому как была изучена флора всех этих островов и собран внушительных размеров гербарий).

Последние же несколько дней Гриша решил провести в Паттайе. Он поселился в своем пафосном отеле (на островах он жил в гостиницах попроще и поприятнее), где впервые за всю поездку увидел в большом количестве соотечественников. В некоторой степени для него это было шоком, потому как за время проведенное на островах, он немного поотвык от отечественных реалий и шумные, вечно пьяные, совершенно не говорящие по-английски и лезущие со своими правилами в «чужой монастырь» земляки не вызвали у него положительных эмоций.

Надо сказать, что и в Паттайе Гриша продолжал следовать своему стилю отдыха, сочетая развлечения и научную работу по собирательству тайских лекарственных трав. Причем последнее он делал с не меньшим удовольствием, чем первое. Санук был полнейший. Но немного не хватало полного сабая (а полный подразумевает гармонию в мужско-женских отношениях). А его хочется даже ботаникам. Не удивительно, что в первый же свой вечер в Паттайе Гриша направился на одну из самых разгуляйных улиц в мире – Волкинг стрит (или как ее называют русские туристы улицу имени Волкова). Но направиться-то он туда направился, но не дошел. По пути Григорий, мучимый жаждой заглянул в один из баров выпить полюбившегося ему ананасового шейка. По иронии судьбы бар этот оказался «морковным» и несколько девушек встретили ботаника в квадрате возгласами «Хеллоу, сексимен!»

Впрочем, Гриша в подобных барах уже бывал, а потому смутился только самую малость. Утоляя жажду у барной стойки, он обратил внимание на одну из девушек, игравшую в бильярд. С одной стороны в этом баре она смотрелась вполне естественно, но с другой чем-то отличалась от своих подружек. А Гришу, как естествоиспытателя, всегда интересовало все необычное. Уйти, не удовлетворив свое любопытство, он уже не мог.

За время, проведенное в Таиланде, Гриша уже уяснил, что познакомиться с девушкой в баре здесь совсем не трудно (это у себя на Родине у него с этим были связаны определенные сложности). Дима заказал еще один напиток и пошел к играющим в бильярд. Он заметил, что заинтриговавшая его девушка выигрывает и подойдя к столу спросил, может ли он сыграть с победителем. Девушка, кстати, имевшая весьма привлекательную внешность, ответила согласием.

А дальше понеслось по накатанному. Слово за слово и Гриша уже знал секрет необычности Лэй. Оказалось, что раньше она тоже работала в этом баре, но где-то с год назад ей повстречался фаранг-француз, полюбивший ее и возжелавший, чтобы она эту работу бросила. Она не возражала, при условии, что он будет помогать ей материально.

С тех пор влюбленный француз, не имевший возможности жить в Таиланде постоянно, ежемесячно высылал Лэй определенную сумму денег. Разумеется, он думает, что в баре она больше не появляется. Собственно говоря, вся необычность девушки, которую заметить мог разве что такой прирожденный наблюдатель, как Гриша и заключалась в том, что она в этом баре не работала, в тоже время, оставаясь в душе барной девочкой. Сидеть все время дома ей было скучно (все-таки она привыкла к несколько иному образу жизни). Вот она и навещала периодически подружек. Да и деньги, с точки зрения многих девочек из бара лишними не бывают, а потому, если вдруг Лэй нравился кто-то из фарангов и он готов был расстаться с немаленькой суммой денег, то она могла и пойти с ним. Естественно, ее французский возлюбленный об этом и не догадывался. Или пока еще не догадывался, потому как бесконечно это продолжаться не могло. Среди барных девочек есть, конечно, уникумы, способные выманивать деньги сразу из нескольких фарангов долгое время – месяцы, а иногда даже годы. Но в большинстве случаев подобное спонсирование продолжается несколько месяцев. Потом или чувства у фарангов на расстоянии ослабевают, или они перестают верить своим тайским подружкам, но финансирование, как правило, прекращается.

Грише девушка понравилась, несмотря на то, что она, будучи в некотором подпитии, рассказала ему всю подноготную своих взаимоотношений с французом. Видимо она поначалу не рассматривала нашего ботаника как возможного романтического партнера. Но чем дольше они общались, тем больше нравились друг другу. С точки зрения барных девочек, Гриша тоже был несколько необычен. Он был немного застенчив и, в тоже время, галантен. Говорил негромко и имел очень приятный голос. Не пытался сразу же залезть под юбку и красиво ухаживал. Не лез танцевать в пьяном угаре на барную стойку, но орошо двигался во время танцев.

Общение с девушкой, начатое в ее баре, было продолжено в индийском ресторанчике по соседству, после чего сытые и довольные, Гриша и Лэй переместились на дискотеку «Люцифер». Там девушка с удовлетворением отметила, что ее спутник в танцах довольно таки хорош. Там же она и решила для себя, что если от него будет предложение о продолжении вечера, то она не будет отказываться.

Такое предложение от Григория последовало. Около часа ночи парочка была уже в отеле нашего героя, где он столкнулся с необходимостью платить за провод гостьи, причем не так уж и мало – 600 бат. Надо сказать, что практически во всех пафосных отелях существует подобная практика. Опытные секс-туристы это прекрасно знают и поэтому за те же шестьсот бат, которые их неопытные коллеги дарят «звезданутым» отелям, они снимают приличные комнаты в приличных гест-хаусах, не берущих деньги за провод гостей, а ограничивающихся только регистрацией. Гриша не был не то, что опытным, он даже просто секс-туристом не был и деньги за то, чтобы девушка прошла к нему, заплатил.

За последующие несколько часов Лэй в очередной раз убедилась в правоте тайской народной (народ в данном случае представлен барными девочками) мудрости, гласящей примерно следующее: «Хорошо танцующий фаранг, будет хорош и в постели». Впрочем, несмотря на свое глубокое удовлетворение Гришиными способностями, от денег утром она не отказалась. Правда, и взяла по минимуму – тысячу бат.

Договорились встретиться снова вечером и разбежались в разные стороны: Лэй – домой заниматься бытом, а Гриша – искать новые травки для своей коллекции в районе городка Сирача (Шри Рача). Из-за этих травок он чуть было не опоздал на встречу с девушкой. Очень уж увлекся собирательством. Но вовремя спохватился и успел. Правда, не успел заскочить в отель и приехал к бару Лэй на своем мотобайке, в багажном отделении которого лежали собранные растения.

Дальнейшие события развивались примерно по тому же сценарию, что и днем ранее: выпивка и бильярд в баре, ужин в ресторанчике и танцы до упаду на дискотеке, к которой парочка добралась на Гришином мотобайке. Но потом в программу были внесены некоторые изменения. Лэй, все больше и больше симпатизировавшая Грише, решила помочь ему сэкономить немного денег и предложила поехать ночевать к ней домой. Григорий согласился.

Комната Лэй была маленькая простенькая, но чистенькая и аккуратная. Большая кровать, стол, пара стульев, телевизор, вентилятор и что-то наподобие комода (большой ящик) составляли обстановку комнаты. Прилагался к ней и совмещенный санузел.

-- А что в ящике? – поинтересовался Гриша.

-- Мои наряды – ответила Лэй.

-- Ого. Наверное, 365 платьев – на каждый день года по одному – пошутил Гриша.

Но Лэй шутки не поняла и ответила вполне серьезно:

-- Пока еще нет. Только двести шестьдесят.

Лирическое отступление.

Тайские девушки во-первых, очень чистоплотны и во-вторых, очень любят наряды. У них просто не укладывается в голове: как второй день подряд можно надеть тоже самое платье? Все, что один день (или даже полдня) было ношено идет в стирку. Фаранги, разгуливающие неделями в одной и той же футболке вызывают у жительниц Таиланда, по меньшей мере, недоумение.

На телевизоре стояла фотография в рамочке. На ней был широкоплечий высокий парень лет тридцати в спортивной форме.

-- Это твой француз? – спросил девушку Гриша.

-- Да, он – ответила Лэй.

-- Спортсмен что ли?

-- Ага. Игрок сборной Франции по регби.

«Да, не хотел бы я с ним встретиться» -- подумал про себя Гриша, даже не подозревая, что встреча уже ой как близка.

От разговоров Гриша и Лэй перешли к делу. Во время одной из пауз между постельными кувырканиями в дверь постучали.

-- Кто там – спросила Лэй.

-- Открывай быстрее, это Франсуа – раздалось из-за двери.

-- Боже мой, -- тихонько прошептала Лэй и кивнула на фотографию. – Это он.

-- Боже мой... -- повторил за девушкой Гриша.

-- Так. Давай быстро лезь в ящик. – опомнилась хозяйка комнаты. – И сиди там тихо.

Гриша, не раздумывая, забрался в ящик и устроился поудобнее на платьях Лэй. Сама же девушка забросила туда же и его одежду и обувь, закрыла ящик и пошла открывать дверь.

Узник поневоле затаил дыхание. Слышимость в ящике была не совсем хорошая. До него долетали только отдаленные звуки поцелуев и обрывки фраз. Что делать дальше Гриша не знал. Ну, не сидеть же в этом ящике всю ночь. Лечь нормально не получалось, а как долго он выдержит в положении чем-то напоминавшем одну из йоговских асан (пашиматан асану, если уж быть совсем точным) Гриша не знал. Но долго сидеть в обнимку с платьями Лэй ему не пришлось. В полном соответствии с классикой жанра историй о прятавшемся в шкафу любовнике, нашему ботанику вдруг нестерпимо захотелось чихнуть. Он, конечно же, пытался сдержаться, но не получалось. И тогда он чихнул, крепко сжав пальцами ноздри, чтобы приглушить звук. Получилось практически бесшумно. Только вот, следя за бесшумностью «чиха», он забыл проследить за тем, чтобы и голова при этом оставалась неподвижной и впечатался ею в одну из стенок ящика.

Лэй и Франсуа от неожиданности аж подпрыгнули. Француз не стал ничего спрашивать у девушки. Он сразу же бросился к ящику и открыл его.

-- Бонжур, месье! – поприветствовал Франсуа освобожденный (поневоле) узник.

Воспользовавшись замешательством француза, Гриша выбрался из ящика. Вид у него при этом был не самый презентабельный. Расстегнутая ширинка брюк, одетая шиворот-навыворот футболка, в руках босоножки и пакет с травками, который он для чего то притащил с собой к Лэй в комнату.



-- Лэй, кто это? И что он делает ЗДЕСЬ? – Франсуа самую малость пришел в себя.

-- Я тебе сейчас все объясню... -- девушка лихорадочно пыталась выдумать хоть что-то правдоподобное, но ничего не получалось.

Грише же почему-то казалось, что все это происходит с кем-то другим и, что сейчас будут бить и, возможно, ногами, совсем не его, а кого-то другого. Скорее всего, причиной его расслабленности было то, что он довольно много (для себя) выпил за этот вечер виски. И, как не странно, но его спокойствие и даже бесстрашие подействовали на сжимавшего от бешенства кулаки Франсуа несколько отрезвляюще.

-- Франсуа, вы романтик? – неожиданно даже для себя спросил француза Гриша. В его затуманенном алкоголем мозгу выстраивалась следующая логическая цепочка: «Он – француз. Французы знают толк в дуэлях из-за дам. Значит, нужно вызвать его на дуэль. А условия дуэли выбрать такие, чтобы я мог победить. И, черт возьми, я знаю, как это сделать». – Я вызываю вас на дуэль.

-- Что за бред? Какая дуэль? Ты в своем уме? Что ты вообще здесь делаешь? – так ответил на вызов француз.

Но Гриша не унимался.

-- Я здесь по приглашению Лэй. Нам нравится одна и та же девушка. И мы оба ей тоже нравимся. Давайте, будем цивилизованными людьми, и решим с кем она останется с помощью дуэли. Проигравший просто уйдет.

Француз задумался. Ситуация была абсурдной и не менее абсурдным было предложение этого странного парня. Но, что-то его потомка мушкетеров, зацепило:

-- Мы будем стреляться или драться на шпагах, или сойдемся в рукопашную? – спросил он Гришу.

-- Понимаете, все эти способы чреваты серьезными травмами для одного и тюремным сроком для другого. Я предлагаю провести дуэль не нарушая законов страны пребывания. – ответил наш ботаник.

-- И как же?

-- Предлагаю соревнование по питию виски. Кто первым отрубится, тот и будет проигравшим.

Франсуа эта идея пришлась по вкусу. Он был раза в два крупнее Григория, отличался завидным здоровьем и во время вечеринок мог выпить намного больше своих друзей. Гриша же производил впечатление человека, которому для опьянения достаточно было просто понюхать пробку от бутылки виски.

-- Хорошо. Когда начинаем? – спросил француз.

-- Да прямо сейчас. Идем в ближайший бар и стартуем – ответил Григорий.

Все это время, пока шла беседа русского и француза, Лэй была отведена роль статистки. Впрочем, она по этому поводу сильно не огорчалась. Ее печалило другое -- необходимость искать нового регулярного спонсора. В то же время ей уже малость надоела жизнь домохозяйки с редкими выходами «в свет», а поэтому возможный разрыв отношений с Франсуа не воспринимался ею как катастрофа. «Да, жаль, конечно. Но, что поделаешь? Май пен рай. Еще повезет» -- примерно такой был ход ее мыслей.

Гриша же думал о том, что француз оказался не таким уж и «тупоголовым спортсменом», как он представлял и, что даже в таком, прямо скажем, не самом галантном виде спорта как регби, встречаются такие вот настоящие французы, для которых честное соперничество является более достойным выходом из неловкой ситуации, чем совсем уж не креативное мордобитие. На некоторое время Грише даже стало стыдно осуществлять задуманное. Но и девушку уступать не хотелось. А потому по дороге в бар он незаметно достал из своего пакетика парочку корешков и съел их.

Франсуа же размышлял о превратностях судьбы. У него давно уже были подозрения, что Лэй, несмотря на присылаемые им деньги, встречается с другими фарангами. Когда же с подачи одного из товарищей по сборной он прочел книгу «Личная танцовщица», то решил при случае нагрянуть в Паттайю внезапно, не предупреждая девушку. Случай предоставился, проверка была проведена и худшие опасения подтвердились. Но вот странно. Первоначальный гнев улетучился и больше не возвращался. Франсуа с удивлением отметил, что воспринимает все как какую-то детскую игру и сердиться на ее участников (Лэй и этого странного парня) он не мог. Но и уступать девушку без боя тоже не собирался.

Дуэль продолжалась два часа. Совместное питие сопровождалось разговорами, вначале несколько натянутыми, а потом все более непринужденными. После первой бутылки виски Лэй (выпивавшая за компанию) уснула, а Гриша и Франсуа почувствовали симпатию друг к другу и дальше стали пить за русско-французскую дружбу, Мирей Матье и эскадрилью «Нормандия-Неман». Но чем больше они пили и чем пьяней становился Франсуа, тем более трезвым становился много выпивший еще до встречи с ним, Гриша. А все дело в том, что среди его гербария, собранного в этот день была одна травка, которая нейтрализовывала действие алкоголя. И именно эту травку он съел перед тем, как отправиться в бар.

Разумеется, победил Гриша. Полночи ему пришлось заниматься транспортировкой тел. Вначале он отвез поверженного соперника в отель, где француз остановился, затем доставил домой Лэй. В свою гостиницу он решил не возвращаться, так как уже начал чувствовать побочное воздействие принятой им травки. У него начались глюки. Перед глазами поплыли разноцветные узоры и он почувствовал, что у него меняется восприятие пространственно-временного континуума. В таком состоянии выходить из комнаты было опасно. И он остался у Лэй.

Там Гриша провел и последующие два дня, поскольку глюки до конца его не отпускали. Такова была цена победы.

Все эти два дня Лэй заботилась о нём: приносила еду и напитки, когда надо успокаивала, когда надо ободряла (особенно это нужно было, когда Григорию казалось, что он всегда теперь будет находиться в этом подглючечном состоянии). Периодически парочка предавалась любовным утехам и для Григория, учитывая его измененное состояние сознания это был весьма интересный опыт (да и Лэй была довольна).

Но так уж этот мир устроен, что все хорошее рано или поздно заканчивается и настал тот день, когда суперботанику пришла пора возвращаться на Родину. К Гришиной радости к этому печальному моменту глюки оставили его в покое. Он покидал Таиланд с твердой уверенностью, что сделает все возможное, чтобы вернуться в эту чудесную страну как можно быстрее. И он действительно вернулся сюда через несколько месяцев, но это уже другая история.

Этот и другие материалы об Индии, Непале и странах Юго-Восточной Азии -- на моем сайте http://www.vostokolyub.ru/
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики