Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма
Северная Индия Южная Индия  

Отчеты о поездках › Индийская летопись 2004: Дели

Карма 8
Ответить
14.09.2005
<< Введение

ДЕЛИ

от Хаси:

Когда самолёт приземлялся, я смотрела очень внимательно в иллюминатор, дабы хорошенько запомнить первые индийские пейзажи. Но последние как-то мало напоминали восточные. Было полное ощущение, что мы где-то в Краснодаре или в Сочи. Даже ни одной задрипаной пальмы я не увидела.

Паспортный контроль мы прошли довольно быстро, багаж уже ждал нас на конвейере, и осталось только забрать его. Потом мы обзавелись индийскими денежными знаками и пошли на улицу.

Весьма занимательным оказалось то, что для поездки на такси здесь нужны билеты, у самого выхода располагались их кассы.

Пока Кошка занималась покупкой билетов, мы стояли не очень тесной кучкой, шутили, смеялись, покуривали. Ступени входа в аэропорт были ограждены железными переносными решётками, за которыми стояла толпа индийцев и глазела на нашу компанию без всякого стеснения. Эта ситуация очень напоминала зоопарк, но с одним лишь отличием: в данном случае мы играли роль тех, кто сидит в клетках. Наверное, мы впервые почувствовали то, что чувствуют животные. Словом, это был наш первый опыт по ту сторону вольера.

От Лисси:

Облетев очередной раз окрестности Домодедова, приземляемся в забавных декорациях - типа «Индия»!

Освещение здесь получше и подогрели воздух тоже до приятных градусов, и не так дует, как на предыдущей стоянке.

Заминка у выхода: нас минут пятнадцать демонстрируют собравшимся зрителям. Зрители в восторгах! Блондинские Хася с Витаминкой, сочные Лазеры, линейные Ковалевичи, загадочные Пончики, огненная Ксеня, кайфующие Солли и Кошка, она же Династия, медитирующий на ходу Андрюха, и Мусса, которая понимает, что все это понарошку!

Толпа рыдала от восторга - так мы думали вначале. Чуть позже выяснилось, что толпа состояла из алчных водителей такси, которые рыдали в предвкушении поживы - нас все-таки было 15 человек, да еще 15 громадных мешков. Но на такси продавались билетики, и жулики обломались, а честные ребятки услышали наши первые звуки на незнакомом языке: Пахар Ганч, Мэйн Базар!

Пахар Ганч - это район, а Мэйн Базар - улица, но тогда нам это было невдомек, мы повторяли за Кошкой эти странные звуки как заклятие.

Это была формула перехода в иную реальность.

От Хаси:

И вот, наконец, билеты куплены, всем выданы записочки с названием местечка, это для водителей, чтобы они точно знали, куда нас должны привезти, багаж уложен, и мы едем по улицам Дели. Очень непривычно ехать по левой стороне шоссе. Но не это самое главное в передвижениях местного транспорта, о левостороннем движении в Индии мы были осведомлены. Но вот чем дальше мы удалялись от аэропорта, тем меньше было на встречных столбах дорожных знаков и светофоров. Потом мы поняли, что они там просто не нужны, так как движение на улицах индийских городов абсолютно броуновское. Причём заданным способом передвигаются все виды транспорта и пешеходы. Другими словами, каждый едет и идёт туда, куда ему надо и в том самом месте, где ему надо.

Несмотря на раннее утро, машин было уже много, а с приближением к Мэйн-Базару, машин становилось всё больше и больше, а в наших глазах появился неподдельный ужас, особенно когда наши доморощенные шумахеры обгоняли впереди идущий транспорт. Но благом было то, что по причине огромной скоплённости машин и людей, скорости в городе небольшие. Преимущественный звук города Дели – гудки всевозможных средств передвижения, а также звоночки велорикш. Сигналят все и со всех сторон, так как едут и идут также со всех сторон одновременно.

Добрались мы до пункта назначения благополучно и, водрузив на себя рюкзаки, двинулись вперёд по Мэйн-Базару, стараясь не упустить из виду Кошку. Народу на улице к этому времени было уже очень много, и потеряться не составляло никакого труда.

От Солли:

Ну что, дорогие мои! (голосом Махатмы Ганди).

Да, была мысль отоспаться – но не поверите – НЕ МОГУ, хочется писать об Индии.

Маньяк пера и мастер небылиц садится на любимого конька, ставит транс-диск, купленный в Гоа под маркой «Лучшие хиты Гоа-2004», подпаливает ароматическую палочку, привезенную из Ауровилля (без названия на упаковке, зато с №13, чем и поразила) – и начинает серию мелких зарисовок, потому что собрать единым непрерывным текстом ВСЕ переживания и впечатления о волшебной стране Индии, может быть кто и сумеет – но не я.

Я начну с середины и разбредусь, куда пойдет рука и сердце.
Делийский аэропорт. Прилетаем ранним утром 7 ноября, жмуримся, невыспанные, после ночевки в аэропорту славного города Ашгабада имени Великого Туркменбаши (так именно и называют аэропорт тамошние товарищи).
Кошка (это ЧЕЛОВЕЧИЩЕ!!! преклоняюсь, как она выносила нашу ораву все это время!!!?) ласково сообщает, что сейчас мы дружно двинем в дивный отель, и главное, чтобы по пути у нас не стырили деньги, документы и рюкзаки. И сами мы чтобы не отстали от группы. Потому что «народу в Индии очень много, и это сильно чувствуется». Чувствуется – это не то слово. Дикое перенаселение, перезастройка, переизбыток звуков, запахов, тел человеческих и нечеловеческих, автотранспорта диковинного вида и назначения – все это бросается не то что в глаза, а прямо на всего тебя моментально при выходе из аэропорта.

Выходим на небольшой пятачок, Кошка идет торговаться с таксистами на всю нашу толпу в 15 энтузиастов, а мы пока робко оглядываемся и ищем сходство с Родиной, чтобы как-то упорядочить крышу. Сами при этом становимся участниками бесплатного шоу для местного населения «Большие белые обезьяны курят, улыбаются и пялятся как дикари на самые обычные вещи». В прямом смысле мы были окружены плотным кольцом индийцев, которые только что пальцами в нас не тыкали, но глаз не отрывали от нашей группы – это точно. Да и к слову сказать, группа была колоритная.

Заодно уж опишу сразу всех, чтоб потом не возвращаться. Беспорядочно, кого как вспомню. Говорю сразу – объективным видением никогда не страдала, визуальной наблюдательностью тоже, так что ежели чего – поправят меня старшие братья и сестры.

1. Кошка – В России невысокая симпатичная девчушка, отмечавшая свой день рождения с 3 по 16 ноября включительно, и то еле уложилась. В Индии – Принцесса, роскошная девица, сногсшибательно колоритная фигура, наш проводник, ангел-хранитель и верный сотоварищ в экстриме. Приятно округлая везде, в области груди же настолько, что ни одно живое существо не могло противиться желанию припасть к оной. Включая малолетних обезьянок и разновозрастных индусов, кастинг которых на должность потенциального супруга проводила строгая будущая потенциальная теща.

2. Лисси Мусса. Ну, многие видели на фото. Что там говорить – обаятельная шаровая молния, облаченная чаще всего в майку горохами и розовый рюкзак. В глазах – полное просветление, осознанность и желание больших подвигов и мелких пакостей. Осанка настоящего танкиста.

Человек, который при любом обращении к ней индусов с их гнусными предложениями купить очередную брямку, простынку, барабан или слона, отвечал примерно (с вариациями) следующее: «Милый! Ну что ты такое говоришь! Ну ты сам подумай! Если бы по-русски – ну ладно, а то же несешь такую чушь, куда там тебя понять!». Естественно все это по-русски говорилось, но так степенно, что индийцы улавливали смысл претензии. Так как говорили по-русски все-таки не все из них, Лисси всегда оказывалась в своей правоте: хочешь общаться – говори на родном мне языке, или извините.

Сразу ремарка – эту манеру Лисси ловко сдернула у Скрипки, которая принципиально, как это описывали уже предыдущие ораторы, говорила только по-русски, хотя единственная изо всех имела на руках разговорник.

3. Скрипка – большая красивая русская женщина (после приобретения всех существующих в индийской природе музыкальных инструментов переименована Солом в «Человек-оркестр»). Улыбка любимой жены в гареме. Полное осознание себя как неповторимой личности. Сражала всех неоднократно манерами Будды…

4. Витаминка (после одоления индийских просторов переименованная Солом в «Аптечку»). «Мы с Тамарой ходим парой» - это про Витаминку и Скрипку. Партия и Ленин, близнецы-сестры, внешне диаметрально противоположные друг другу. Крохотная белокурая фея, четким строевым шагом одолевшая все торговые точки великой страны. В капитанском звании. Строгая, но справедливая.

От Витаминки:

Вот так новость! Сол, за что? У меня с собой не было даже намека на медикаменты! В отличие от Хаси, у которой БЫЛО ВСЕ! Не только лекарства. Когда возникал вопрос "А нет ли у кого..." (и следовал какой-нибудь заковыристый предмет), можно было со спокойной совестью отвечать: "У Хаси есть"! Как это ВСЕ поместилось в не слишком большой рюкзак - для меня до сих пор загадка.

5. Хася. Большая белая русская женщина, курящая длинные тонкие русские сигареты и говорящая по-английски. Представляете реакцию индийцев? Кроме благоговения такое существо не могло вызывать никаких чувств. Разве что желание прикоснуться к ходячей святыне. Что и делали с успехом все встречные-поперечные. Как Хася все это вынесла– не представляю. Ладно дети, которых Хася перетискала сотнями.

Но представьте картину, когда пастух, завидев Хасю, бросает скот, бежит в родное село, приводит все население деревни и гордый собой, трогает её за руку и просит у большой белой женщины закурить! Национальный герой! Общается с Богиней!

6. Саша. Типаж: улыбка Джоконды в исполнении худощавого белокурого вьюноши. Основное занятие – чтение русской фантастики и борьба с окружающими занудами, которые хотят совершенно невозможных вещей: чтобы Саша пересел на другое место, или ел нечеловеческую индийскую пищу или вообще вел себя, как подобает мужчине и европейцу. Подозреваю, что великий тайный пофигист. К концу поездки научился не быть человеком-невидимкой, улыбаться, есть нечеловеческую индийскую пищу и вообще вести себя, как подобает мужчине и европейцу.

7. Поротти. Глава прайда. Группа наша состояла из 10 женщин и 5 мужчин. Причем, все, кроме Саши, имели свою «половинку» в путешествии. Включая самого По. Что не помешало ему стать альфа-самцом в стае, совершенно стихийно. К слову говоря, индийцы в основном и воспринимали нас как одну большую семью.

b]От Хаси: [/b]

Описание группы Солой сопровождалось различными зарисовками, относящимися к различным этапам нашего путешествия, и они непременно появятся по ходу повествования. Вот только описание группы Сола, по только ей известным причинам, остановила. Поэтому я возьму на себя наглость попытаться продолжить и, по возможности, не отступить от стиля автора. Итак:

8. Ириша: жена главы прайда, миссис «Спокойствие и Безмятежность», мастер по выводу из транса, с повадками львицы, царственно женственная.

9. Ксеня: В России: респектабельная леди, владелица салона красоты, разъезжающая на Мерседесе, примерная мать двоих детей. В Индии: дитя мира, с огненно рыжими волосами и запредельным взглядом ясных глаз, одетая в развеселые одежды радужных цветов, настоящая йогиня.

10. Сола: В России: серьёзный работник, на серьёзной должности серъёзнейшего предприятия, призванного обеспечивать электричеством практически всё Поволжье; В Индии: неземное существо, с плавной походкой богини, осознающей свою божественность, ходящее тайными, только ей известными и исповедимыми дорогами. Обычно пребывающая в трансе, иногда – здесь и сейчас.

11. Андрюха: Культовый персонаж группы. В неизменной шляпе-панаме, влюбленный в звуки Востока, купивший наибольшее количество подарков для родни. Отдавшийся безраздельно магии Индии, изменившей его самого и его жизнь после возвращения.

12. и 13. Серёга и Лана: волшебное семейство (смело взявшее в путешествие сына Сашу, юного веб-мастера, так и не принявшего экстрим родителей вплоть до отъезда) маленькая солнечная система, меняющая орбиты в зависимости от обстоятельств. Типаж: красивая пара, стройные, поражающие местное население запредельным по здешним меркам ростом.

14 и 15. Лазер и Алёна: волшебное семейство (оставившее в Москве волшебного сына Данилу на попечение родственников), бывалые экстримальщики, неутомимые исследователи разнообразных мест, переживаний и ощущений, использующие все абсолютно возможности познания мира (в частности – индийского).

От Солли:

Итак, гостиница в Дели. Рикши высадили нас у самого начала Мэйн-Базара. Дальше – улочки сумасшедшей концентрации людей, товаров, тех же рикш и разномастных строений. НУ, видели на фото. На уровне где-то второго этажа проходят переплетенные бесчисленные провода теле-радио-инет-коммуникаций. Никто, заметьте, их не срезает и не портит. Висят себе и висят.

Под ногами – из серии «А вам и не снилось». Мусор. Изо всего, что только можно себе представить, включая коровьи лепешки. Продираясь через кучи мусора, пыли, толпы орущих торговцев: «А вот кому зайца, зайца-выбегайца, дураков много, зайцев мало…».

Конечно, кричали они о чем-то своем, но в ту пору (первый день пребывания в Дели) Сол еще совершенно не разумел по аглицки, твердо зная только три слова: «Сенкью», «Йес» и «Ноу») – наша группа, груженная огроменными рюкзаками, завернула на ти*** закоулицу, где тут же увидела общественный туалет в действии.

В стене одного из зданий были ниша, разделенная тремя перегородочками, в полу которой был организован сток. У ниши спинами к прохожим стояли гарные индийские молодцы и перебрехиваясь, помогали свершиться естественному круговороту воды в природе. Рядом же располагались интернет-кафе, обменник, лавка с потрясающими тряпочками и тощий заклинатель змей, пихающий в бок грустную кобру. Тут же бегали собаки. Собаки – это вообще гвоздь программы.

Зарисовочка:

Скажу сразу – вообще-то я кошколюб, к собакам отношусь ровно: есть и есть. Но индийские собаки – это что-то особенное: это какие-то совершенно мультяшные персонажи. Во-первых, они все одной породы (исключение мы видели только в Ауровилле в лице, т.е. в морде Лаки-собаки, охранявшей Ауробич «Волны», где мы проживали) – похожие чем-то на породу «боксер», но с более длинными мордами, улыбчивые, глазастые, гладкошерстные существа, которые почти все поголовно улавливают не речь (по-русски, понятно, откуда им знать?) – но мыслеобразы. Меня сначала это сильно поражало, а потом стало казаться весьма логичным: А как еще вести себя собакам в стране, где торговец, останавливающий тебя на улице в глухой деревне и на твой вопль: «У меня нет времени, меня ждут друзья», парирующий: «А времени вообще нет. Есть только мысль о времени. Поэтому ничто не помешает нам выпить чашечку чаю в ближайшие два часа»…

От Хаси:

Наконец, Кошка повернула в какой-то тёмный зловонный переулок, для которого, по московским меркам, название «переулок» просто царское (ширина его составляла три скромных шага), и мы углубились в местные трущобы.

Зловонность объяснялась наличием общественного туалета в самом начале этого переулка (к слову сказать, туалет я заметила только на следующий день, поскольку ТАКИХ туалетов я ещё не видела никогда – подробности уже есть в отчёте Солы). Через несколько шагов зловоние сменилось запахом кофе. Вообще особенностью всех индийский поселений, независимо от их размеров, является также и обилие запахов, постоянно сменяющих друг друга. За одну минуту неспешного променада вы можете услышать поочерёдно запахи гнили, кофе, благовоний, коровьего навоза, вкусной выпечки, бензина, острых приправ, человеческих испражнений, подгоревшего масла, ананасов и чего-либо ещё. При первом же шаге по её земле, Индия обрушивается на вас жарким воздухом, звуками, запахами, невероятной яркостью всевозможных красок и неподдельным интересом местного населения к вашей персоне.

От Лисси:

О, неискушенное сознание мое до Мэйн Базара! Оно готово было предположить все что угодно, благо фантазии и изобретательности мне не занимать!

Но те картины, которые разворачивались по пути нашего следования из аэропорта - я не была готова к ТАКОМУ!!!

Как не предупреждала меня Кошка, что Индия не поддается умозрительному осознанию… Индию невозможно вообразить - любая фантазия будет в корне отличаться от реальности. Но я даже не представляла, насколько все мои представления далеки от натуры, которая раскрывалась на каждом метре миллионами звуков, красок, движений, запахов, нелепости, дикости, красоты, гармонии, золота, нищеты, и небывалости, нереальности происходящего!

Я щипала коленки, локти, бока свои и Кошкины, Кошка ойкала и убеждала, что это не сон, но сон длился и длился - он разворачивался дорогой, по которой без всякого порядка неслись какие-то нелепые машинки, грохотали клаксоны всех мастей (именно клаксоны - красоты неописуемой золотые трубы с громадными резиновыми грушами украшали каждую машинку) зеркала заднего вида были свернуты за ненадобностью, грузовики были разукрашены больше чем новогодние елки, каждый ехал куда хотел и при этом трезвонил неимоверно! И вершиной фантасмагории были коровы: громадные рогатые медлительные существа, которые в диком количестве разгуливали по дорогам, особенно облюбовав для прогулок разделительные полосы и собираясь кучами посреди дорог! И еще козы, собаки, овцы, верблюды и не менее вальяжные собаки!

И толпы мужчин, снующих, торгующих, глазеющих на все подряд, а на нас в особенности, машущих радостно руками при взгляде на мелькнувшее светлое лицо - чем мы им так понравились?

Но дорога кончилась - мы приехали.

У меня не хватит букв описать ту среду, в какой мы очутились.

Как не оттачивай я слова, как не изощряйся мой ум в изложении - мне не передать этого, и любое сравнение будет жалким и недостаточным!
Когда по твоим ногам одновременно проезжает пара рикш, мотоциклист с велосипедистом и проходят два десятка индусов, в уши тебе поет хор Александрова, шесть поездов и сто пятьдесят сумасшедших, изливается запах ресторана, костра, пряностей, навоза, фруктов, мусора, дыма, бензинового угара и благовоний. Тебя спрашивают одновременно человек двадцать неизвестно что, а еще пятьдесят предлагают тебе что-то купить, и уже меряют на тебя какие-то вещи, твоими пальцами стучат в поющие барабаны и ты неизвестным образом уже играешь на керамической гитарке смычком… При этом необходимо все время контролировать - под ногами ямистая дорога, и по ней туда-сюда ходят коровки и кладут лепешки...
При этом ширина дороги - вытянутые руки, а движение двухстороннее и очень напряженное, и прыгай, как хочешь.

Кошмар - очень хорошее слово! Но – слабоватое…

Есть слово гораздо сильнее - Мэйн Базар называется.

От Хаси:

Итак, Кошка усердно искала место постоя. Заходила она в два отеля, где останавливалась ранее, но там мест для всех не оказалось. Наконец, свернув ещё раз направо, мы оказались в каком-то проходном дворике шириною в один – два шага (всё зависит от длины ног), по которому, впрочем, довольно резво проезжали мотоциклисты, и зашла в небольшой отель. Отель назывался просто – «Мой отель». Название очень удачное и двусмысленное, ибо здесь каждый волен думать что угодно: то ли это хозяин так говорит, что это его отель, а может и сам поселяющийся говорит сам себе «мой отель» и всё тут. После непродолжительных разговоров и регистрации в местной амбарной книге, мы пошли поселяться. В отеле 5 этажей, лифт отсутствует (вообще за всё время путешествия мы ни разу не воспользовались этим достижением цивилизации), но лестница… Боже! Что за лестницы-чудесницы в Индии! Впечатление такое, будто все лестницы здесь строили атланты, а сами индийцы все сплошь длинноногие и не менее двух метров ростом. Каждая ступенька, по крайней мере, в два раза превышает высоту обычной (то бишь московской). Поселили нас на втором и третьем этажах, при этом «второй» этаж – это первый а «ресепшн» находится как бы на нулевом. Так что по подсчёту лестничных пролётов – наши номера оказались соответственно на третьем и четвёртом. Практически больничная нумерация этажей, только в больницах первый этаж – это подвал.

Номер, в котором расположились Витаминка, Сола, Скрипка и я обзывался четырёхместным. Но в нём стояли две двуспальные кровати. Отель этот, в общем-то, для индийцев и лично для меня осталось загадкой, для кого нужен номер с такими кроватями. Но наша компания не особо заморачивалась по этому поводу, ведь главное, что есть, где бросить кости.

Располагались недолго, минут сорок. Всем, конечно же, нужно было посетить места общего пользования, смыть с себя пыль и пот и переодеться соответственно погодным и климатическим условиям.

Места общего пользования практически везде однотипные, отличаются только наличием унитаза или его отсутствием. Обычно, индийский туалет представляет собой просто дырочку в полу, но российского путешественника этим не удивишь. А вот помывочные приспособления несколько отличаются. Туалет и душ в одном помещении, сверху в стене вмонтирован душ, для него есть два краника сверху.

Под ними есть ещё два краника, которые предназначены для стирки, мытья ног, головы и чего-либо ещё. Есть совершенно лилипутская раковина, обычно только с одним лилипутским же краником. Около унитаза или дырочки в полу также имеется рядом краник, почти у самого пола. На полу стоит пластиковое ведро (иногда ещё одно поменьше), а на ведре висит очаровательный пластиковый кувшинчик, предназначенный… как бы это сказать? Вопщим, это для мытья задницы, этакое индийское биде. Туалетной бумаги нет. Сначала мы использовали московские запасы, а после пришлось покупать. Тойлет пайпер продаётся в Индии везде, но стоит дорого. Часто на этикетке название «Престиж», видимо использование европейских средств гигиены в Индии престижно, а потому дорого. К чести Солы, хочу заметить, что она довольно быстро освоила местные традиции и вскоре тойлет пайпером больше не пользовалась. И всё время восхищалась – как это просто и удобно! А мы продолжали тратиться на московскую гигиену. Мылись мы горячей водой, нам повезло, так как было ещё раннее утро, а горячая подаётся только с 6 до 10 утра. В остальное время мылись холодной, но в здешнем климате это даже хорошо.

Пол в душе-туалете абсолютно прямой, без бортика, а сток воды прямо в полу, поэтому иногда вода попадает в комнату, если особо усердно моешься.

Окно в номере одно, выходит в местный коридор, сверху заклеено газеткой и прикрыто шаловливыми занавесочками, которые при малейшем движении воздуха распахиваются, открывая на всеобщее обозрение наш аквариум. Причём движение ветра происходит исключительно в моменты раздевания. Под потолком огромный вентилятор, на стене невероятное количество кнопочек, среди которых трудно отыскать ту, которая нужна. Даже к концу поездки мы так и не научились ориентироваться в местных электроприборах, и щелкали всеми кнопочками подряд, пока не загорался свет или не включался вентилятор. Из мебели только тумбочка у кровати, тумбочка-шкафчик с телевизором и зеркало. Но мы не пользовались шкафчиками нигде, практически все вещи лежали у нас в рюкзаках, на кроватях, на тумбочках. Иногда сушились на верёвочках.

После дислокации мы дружно поднялись на пятый этаж, который оказался крышей, приспособленной под заведение общепита. Словом, на крыше был местный ресторанчик, обещавший, судя по надписям на стенах, изыски индийской, итальянской, китайской и всякой другой кухни. Цели нашего сборища были просты: поесть и определить планы на ближайшие сутки.
Вот здесь настал особый момент повествования, так как именно на этой самой крыше «моего отеля» мы начали осваивать первые индийские слова, впоследствии вошедшие в наш лексикон. А именно:

МАСАЛА – специфическая индийская приправа, которая может добавляться в любое блюдо, имеющая пряный сладковатый привкус.

КУРТ – местная простокваша

ЛАССИ – индийский напиток, смешанный в миксере, имеющий в основе курт, с добавлением какого-либо фрукта (манго, ананаса, банана, папайи), очень вкусный.

ЧАПАТИ – индийская сухая прожаренная лепёшка, практически гигантский чипс.

ПАРОТА – очень вкусная многослойная горячая лепёшка.

ДОС – гигантский индийский блин, переименованный в дальнейшем и называвшийся ласково «дося». Прожаренный до хруста, часто смазанный шоколадом или еще чем-то совсем индийским. Но, в общем, вкусный.

ПАНКЕЙК – ещё один индийский блин поменьше размером, внутри которого может быть шоколад, бананы, яблоки или ещё что-нибудь. Тоже очень вкусный.

ПАКОДА – специфическое индийское жидкое тесто, в которое опускается любой продукт и потом бросается в кипящее масло. Получается маленький жареный пирожок, а внутри может быть что угодно: перец чили (любимое лакомство Кошки), бананы, рыба, картошка и т.д.

С этого момента у Династии началась тяжёлая пора. Ей постоянно приходилось отвечать на один и тот же вопрос «что такое масала?», иногда ещё «что такое курт?», а после отъезда из Дели добавились вопросы «как называется город или местечко, в котором мы сейчас находимся?» и «как называется город, в который мы поедем?». В конце концов, Кошка приходила в немую ярость и была готова запустить в вопрошающего пепельницей при упоминании о масале.

Вопщим, здесь мы отведали впервые индийской кухни. Хочу заметить, что особенностью индийских приправ и специй является их первоначальная незаметность. То есть ешь ты, к примеру, рис с овощами. Простецкий такой рис, даже вкусный, а через минуту у тебя вылезают глаза из орбит, во рту просто доменная печь и сразу хочется попить холодной воды или пива. К стати пиво после такого блюда имеет вкус обычной газировки.
У нас было много разговоров и объяснялок почему здесь такая острая пища. Моя объяснялка сводилась к чисто медицинской теме – при такой пище сдохнет любой микроб и никакая зараза вас не возьмёт.

И Кошка подтверждала, что от индийской кухни ещё никто не отравился. Только от европейской, поскольку ингредиенты её плохо хранятся в жарком климате и потому, что индийцы просто не умеют готовить по-европейски. Во всяком случае «русский салат» (наш оливье) у них наимерзейший, а солёных огурчиков в Индии не водится. Разве что в Мак-Дональдсе.

У Лисси также была очень обстоятельная объяснялка. Пища острая потому, что все острые приправы удерживают жидкость в организме, что в жарком климате весьма ценно и жизненно необходимо, так как пот выделяется в большом количестве. Лично у меня от этой острой пищи ноги отекали с поразительной регулярностью употребления всевозможных специй. Видимо, жидкости у меня в организме накопилось предостаточно и такая стимуляция водосбора была излишней. Но и потела я от неё как конь. Так что могу добавить объяснялку, что это ещё и похудательное средство, этакий жиросжигатель. Поэтому, наверное, мы видели так мало толстых аборигенов. А в большинстве, почти что каждый индиец – бухенвальдский крепыш.
Наевшись, мы приступили к обсуждению предстоящей поездки на юг. И порешили, что всем табором отправляемся на вокзал, чтобы купить билеты на поезд.

Вокзал располагался прямо напротив нашего Мэйн-Базара, только дорогу перейти. Но не так-то просто это оказалось сделать. Транспорт уже заполонил проезжую часть улицы. Мелкими перебежками, проявляя чудеса увёртливости, мы пересекли этот гудящий поток. Вокзал мало чем отличался от нашего, скажем, Курского вокзала. Такой же шум и скопление народа. Через несколько минут мы оказались в тесном душном помещении, где находилось много людей «европейской национальности», ожидающих в очереди за билетами.

При общении с местными клерками выяснилось, что нам придётся менять планы и отказаться от поездки в Варанаси. Так как мы рискуем задержаться в этом святом месте на целую неделю, а поплавать в океане останется мало времени. Но хитрые работники ИЖД отказались морочить себе голову проблемами нашей многочисленной компании (волшебники они мощные, следует признать) и практически вынудили нас покупать билеты в ближайшем туристическом агентстве, где их стоимость, естественно выше. Но зато сразу нашлось нужное количество билетов и даже в одном вагоне. Правда, отъезд откладывался на два дня (или три, я уже не помню).

От Витаминки:

А вот просто из памяти всплыла картинка: на мотоцикле, разговаривая по мобилке, несется индус, впереди него сидит 5- летний сынишка, сзади боком (!!!) потому что в сари, сидит жена, держа на руках грудного ребенка. И все это происходит на дороге с таким движением, глядя на которое Пончик «раза два чуть в обморок не наложил»! Как они там ездят – это загадка. Не менее экзотично смотрятся две молоденькие девчонки на мотороллере – обе, разумеется, в сари, или пожилая матрона (опять же в развевающемся сари) со строгим выражением лица закладывающая лихие виражи. Вообще, разного рода мотоциклы («бибизики» по-нашему, по-индийски), самый распространенный вид транспорта. Его можно взять напрокат, и никого не волнует, умеешь ты ездить или нет. Твоя жизнь – твоя ответственность. Это правило, похоже, в Индии распространено повсеместно. Мамашки не дергают своих детей с проезжей части (каковое желание у меня возникало неоднократно), двери в поездах не запираются, в автобусах можно висеть на подножке (в то время, когда автобус выписывает крутой поворот, двумя колесами отрываясь от дороги)…

Что касается одежды – то практически все женщины ходят в фантастически красивых сари, либо в разнообразного фасона пенджабах (прямое платье с брючками и обязательным шарфом концами за спину), а вот мужчины – в европейских рубашках (обычно однотонных светлых, даже белых) и темных брюках. Наши мужчинки, купившие национальные одежды типа цветных свободных длинных рубах, выглядели более индийскими, чем сами индийцы в их европейском прикиде.

От Хаси:

Для покупки билетов в ближайшее турагентство отправилась маленькая делегация в составе Кошки, Лисси и меня. Нам предстоял ещё один переход на другую сторону улицы. Это было даже труднее, чем в первый раз, поскольку нас было мало. И я даже попыталась просто рукой отпихнуть от себя какой-то автомобиль. Моё нестандартное поведение настолько поразило водителя, что он остановился и дал мне пройти. Как из-под земли выскочил мопедик рикши, ему тоже достался шлепок ладошкой по стеклу, а там уже было рукой подать до заветного тротуара.

Агентство оказалось малепусеньким, но с кондиционером и двумя очень внимательными служителями. Мы сели, заняв все стоявшие в помещении стулья, и Кошка начала переговоры. Буквально за минуту нашлось нужное количество билетов, в нужный нам город и в нужном нам классе. Но уехать мы сможем лишь через два дня. Оплатить их мы сможем через три или четыре часа.

Оформление проезда – процедура очень долгая. Сначала выдаётся специальный бланк-анкета, в который записываются имена будущих пассажиров, их пол и возраст. Одного бланка на нашу компанию не хватило, так как в нём всего лишь семь строчек. Заполнялись бланки в том самом душном помещении вокзала, причём процедура заполнения сразу привлекла внимание индийцев, которые по возможности расположились возле нашей компании и с интересом наблюдали, как мы передаём паспорта из рук в руки, и как Кошка проворно заполняет нужные графы. И только потом, с этим бланочком нужно подходить к кассе. Далее уже местный клерк вносит информацию в компьютер, и потом эта информация оказывается у проверяющего билеты контролёра. А на нашем бланочке ставится то ли печать, то ли подпись, свидетельствующая о том, что уплочено.

Решив вопрос с билетами, мы отправились обратно на вокзал. На обратном пути Лисси изобрела безопасный путь перехода улицы. Он оказался прост, как всё гениальное, и необычайно эффективен. Раз тут правило громкого гудка, то в ответ на гудок нужно крикнуть, но громче. Сказано – сделано! Прямо в начале перехода мы начали громко орать и о чудо! Поток машин останавливался и давал нам пройти. Вернувшись на вокзал, мы застали наших сотоварищей в полуобморочном состоянии, некоторые даже спали.
Все очень обрадовались, что можно, наконец, покинуть маленькое душное помещение, в которое набилось за это время ещё больше народу, жаждущего покинуть Дели и уехать куда-нибудь.

Потом мы, кажется, вернулись в свой отель. Этот фрагмент как-то выпал из памяти.

А вот выходы покурить за то время пока Кошка мужественно отстаивала права пассажира и человека на передвижение, запомнились. Выходили мы сначала парочками на улицу, без мужчин. И сразу поняли опрометчивость своего поведения. На улице сразу налетали местные менеджеры других агентств, наперебой предлагая свои услуги. Правда, сначала интересовались из какой мы страны. Потом следовали вопросы: Саи Баба?

Ноу!

Агра?

Ноу!

Варанаси?

Ноу!

Потом ещё назывались какие-то часто посещаемые места. Исчерпав комплект предложений, агенты отставали, но не надолго. Потом они начинали стрелять сигаретки. Позже мы поняли, что стреляют они не потому, что хочется курить, а потому, что это уважительная причина, чтобы близко подойти к белой женщине, поскольку сигареты просили только у дам.

И тут снова - Ноу!

В следующий раз без мужчины мы не пошли. Попытки стрелков пресекались, чуть ли не до вопроса. Тогда вопрошатели становились поблизости, но на почтительном расстоянии, и начинали нас разглядывать буквально с головы до ног. Некоторые дамы были одеты просто неприлично, по индийским меркам. То есть плечи их были обнажены. А это равносильно тому, как если бы в Москве женщина вышла на улицу одетой топлесс. Правила приличия там забавны. Голые плечи – это разврат, а справление нужды, как малой, так и большой, при всём честном народе – это норма.

Потом у нас была поездка в офис ур-рр-ррр-родских туркменских авиалиний (Сола, прости за плагиат). Там мы должны были подтвердить дату своего отъезда. После непродолжительного плутания по улицам вокруг да около офиса мы, наконец, приехали. Внутри офис был очень даже приличный, но вот подходы к нему весьма и весьма запутаны и без Кошки, мы бы искали этот офис полдня. Какой-то грязный закоулок, где даже людей нету, потом грязнючая лестница на второй этаж, а потом уже дверь с недвусмысленной вывеской, свидетельствующая, что мы всё же дошли. Но пятнадцать человек даже для этого помещения с кондиционером было многовато. Девицы, сидящие за стойкой вздрогнули от такого количества народа. Кошка подошла к стойке и спросила по-аглицки, как бы нам подтвердить дату вылета из Дели. Девушки долго отказывались понимать Кошку, и ей на помощь попробовали прийти Потти, Сергей и Лазер. Дело в том, что Пончики и Сола решили остаться на подольше, и им нужно было изменить дату вылета. Долго мы колбасились с этими девицами, наверное, больше часа. А за стёклышком, в соседней комнате сидел такой хитрый дяденька, который, как выяснилось потом, был хозяином этого гнусного заведения, и наблюдал за нашими переговорами. Поняв, что мы не уйдём, он оценил нашу неутомимость и решимость, вышел из своего укрытия и на чистом русском языке спросил, мол, в чём проблемы? А потом выяснилось, что и девицы прекрасно говорят по-русски. Кто оставался до победного изначально, даты вылета подтвердили. А вот Пончикам и Соле рекомендовано было позвонить и заказать билеты в Москву позже. Так мы познакомились с туркменскими авиалиниями поближе. С превеликой радостью мы покинули офис, а некоторые даже похерили.

Зарулив по дороге в вайн-шоп, мы снова поднялись в наш ресторанчик, которому уже было дано гордое название «У Карлсона» и начали основательно отмечать наш приезд в Индию. Официанты и хозяин не знали радоваться им или беспокоиться. С одной стороны столько едоков – это хорошо. Причём едоки присутствуют практически целый день, происходит лишь смена караула, так как места за столиком всё равно мало. Беспрестанно поступают заказы чего-нибудь покушать. Но с другой стороны – эти белые обезьяны постоянно пьют, курят, шумят и смеются. Но чувства торговца оказались сильнее всех остальных и нам всегда были рады.
Эти три дня в Дели настолько смешались в памяти, что нет полной уверенности в хронологичности изложения событий. Но я уже упоминала, что со временем в Индии происходят постоянные метаморфозы, поэтому лишь пересказываю что было, но вот КОГДА было… могу только указать в тёмное или светлое время суток.

Вечером я попробовала самостоятельно, то есть в полном одиночестве, позвонить домой родителям и сообщить, наконец, что мы благополучно приземлились и уже живём в Дели. Это был мой первый опыт и первый развод на денюжки. Я зашла в ближайшую к нашему отелю конторку с междугородним телефоном. Сначала клерк никак не мог понять куда мне надо позвонить. Слово «Москоу» он вроде бы понял, потом начал уточнять – это Россия? Ну да, говорю, Россия. Он долго звонил куда-то и долго консультировался по телефону, как мне правильно набрать номер.

Говорила я меньше минуты, а заплатить меня попросили 90 рупий. Когда Кошка узнала о цене моих переговоров, то округлив глаза спросила: «Где ты звонила? Одна минута стоит 10 рупий!». Ну, зато я теперь точно узнала цены и на телефоне меня уже не подлавливали.

В тёмное время суток мы сидели «У Карлсона», уже было выпито изрядное количество рому, очень полюбившемуся всем участникам экспедиции. К нам подсели вдруг какие-то две девушки, живущие в этом же отеле и работающие в какой-то местной миссии по медицинской части. Одна из них медсестра, другая наверное, тоже, но она ещё и студентка медицинского вуза. В общем, почти коллега. Они очень заинтересовались нашей компанией. Сначала, как водится в Индии, задаётся вопрос – из какой вы страны? Потом – вы семья? Да нет, отвечаю, просто друзья. Следующий вопрос касался религии, видимо барышни решили, что мы сектанты. Да нет, говорю, обычные люди. Но видимо, такое веселье и живое общение, тем более в среде русских, за которыми идёт слава мрачных людей, вызывало подозрения. Кое-как, частью самой, частью с помощью Кошки, мне удалось объяснить что–то о нашем тренинге, слова НЛП и Гештальт терапия были им понятны. Я сказала, что элементы этих психологических школ есть и у нас. Тогда девчата расслабились и, похоже, потеряли к нам интерес.

На крыше был исполнен хороводик «Эх, хорошо-то как!». Пели настолько громко, что официанты попросили нас «Шанти! Шанти!», мол, люди кругом уже спать легли и хоровод перешёл на шёпот.

Утром Лися совершала побудку, заходя поочерёдно во все нумера, хотя просила её об этом только Ксеня, но она запамятовала, кто именно просил разбудить пораньше и на всякий случай, разбудила всех.

Днём был шоппинг. Сначала на Мэйн-Базаре, потом на Тибетском базаре, потом на базаре, что рядом с Тибетским. А еще просто променады по улицам Дели. Есть, есть и там очень декоративные места. И еще есть подземные переходы, в которых также к у нас, продается много чего. В частности, карты. Нет, не игральные. Карты Индии. В одном из подземелий Пончик приобрел очень важную деталь для дикого путешественника – карту страны.

От Лисси:

Династия придумывает очередное развлечение: она посчитала, что мы уже достаточно освоились с толкучкой и шумом Мэйн-базара и можем расти дальше и переводит нас на следующий уровень индийской Игры, который называется "Вокзал".

Улица Мэйн-базар начинается от привокзальной площади, поэтому нам недалеко - метров 150 через вокзальную площадь до здания вокзала -за билетами на поезд.

Впервые пытаемся переийти дорогу. Не получается.

Неширокая, в две полосы улочка забита, как Тверская - такого количества и разнообразия транспорта вообразить трудно. К тому же все орут, гудят, гремят нещадно и порядка никакого - каждый едет, как ему удобно.

Смотрим вокруг - как же сами индусы переходят свои дороги?

Выясняется - они идут напролом. Все как один грудью на врага - сплошь Александры Матросовы! Вы, может быть подумали, что машинки всех мастей отступают под этим натиском и пропускают людей? Наивно! Ведь за рулем сидят тоже индусы, и поэтому два потока просто пересекают друг друга, и к моему великому изумлению - без травм!

Становится понятно, почему этот народ такой в массе своей изящный и легконогий - это условие выживания!

Пообещав себе похудеть при случае, с пятнадцатой попытки пересекаю пятиметровую трассу. Товарищи мои с переменным успехом тоже справляются с этим препятствием, и мы продвигаемся к вокзалу через небольшую площадь.

Почему именно "продвигаемся":

Здесь надо сказать, что в Индии народу миллиард - и это заметно!
То есть из больше нашего раз в шесть- семь. Теперь вообразите себе Москву, центр города час пик. И увеличьте количество народа и транспорта вшестеро! Одна поправка: улицы сузьте до размеров небольших переулков, все иномарки переделайте в своем воображении в трехколесные жукоподобные крытые мопеды на трех пассажиров, джипы оставьте как есть, остальные легковушки переделайте в разнообразные машинки середины прошлого века, автобусы увеличьте в размерах, добавьте телеги, пустите несметное количество мотоциклистов и запустите стада коров!

На вокзале картинка: полицейские ходят с палкой. Простой деревянной полуметровой палкой, типа короткого древка от метлы. Старшие по званию - с двустволкой времен взятия Измаила.

Очень внушительно и декоративно!

Пробив себя сквозь плотные ряды прочих пассажиров, также алчущих билетов, выясняем, что билетов нет, не было и не будет!

Это громадный минус путешествия большой компанией - впятнадцатером нам никуда не уехать - максимально пять билетов нам могут дать, но мы новички в этой стране и пока рассредотачиваться боимся.

Вовремя вспоминаю, что я великий волшебник и начинаю игру:

"Индия большая, ее на кривой козе не объедешь" Это исходник.
Беру Кошку под мышку (это тоже волшебное действо - кошка-под-мышкой) и иду искать. Группа остается в зале, а мы выходим с вокзала, высматривая "кривую козу".

Перво-наперво видим кривые дорожки - это закругленные колеи выезда автобусов с площади - есть!

Они выводят нас через 20 метров к привокзальной улице, которую мы так трудно переходили, только чуть в стороне.

Делаем безрезультатные попытки перейти ее - все впустую.

И тогда спасительные строки из Киплинга звучат в моей голове, и я говорю всем машинам, машинкам и прочей колесной мелочи:

МЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ КРОВИ - ТЫ И Я!

Вы думаете они замерли и мы спокойно перешли дорогу? Как бы не так! Замерла только я - я поняла, что нужно стать такой же машинкой - и тогда мы действительно станем одной крови!

Попытка первоплощения: я маленькая, круглая - значит, моторикша.
Мой звонкий голос - вякаю клаксоном - получается!

Кошка тоже становится маленькой оранжевой моторикшей. Включаем звуковые сигналы на полную мощность, так что перекрываем немного звуки движущихся нам наперерез машин - и они замирают - мы беспрепятственно переходим дорогу!!!

Да, наше российское "тише едешь - дальше будешь" здесь не работает! Здесь другой закон: "кто громче бибикнет - тот и главный!"
В этом правиле мы будем убеждаться на всем пути следования по Индии - нигде оно не подведет, и наш опыт бибиканья нам еще не раз пригодится!
И вот - награда!!! Мы переходим дорогу и упираемся в вывеску "KOZY-TRAVEL"! В восторге запрыгиваем в коморку размером с письменный стол, и любезный джентльмен в пять минут разъясняет нам, что приехали мы не в лучшее для перемещений время - в стране большой религиозный праздник и в Варанаси мы даже если и попадем, то выбраться оттуда не сможем, тем более такой большой компанией. А вот в следующий пункт нашего путешествия - в Пондичерри мы уедем без труда, все вместе и прямо завтра!

Ура! Кривая коза сработала суперски!

Бронируем билеты, проверенным способом переходим дорогу, забираем на вокзале свою компанию и возвращаемся на Мэйн-базар - у нас есть сутки для прогулок по Дели! Переходя дорогу всей группой, устроили такой дружный БИБИК, что все машины встали как вкопанные в радиусе ста пятидесяти метров!

Да, в Дели еще не видели такого огня!

То ли еще будет - вечером Кошка покажет нам вайн-шоп - вот и разгуляемся - обещанные ром и ананасы, которых я вожделею с прошлой зимы...

ЗЫ: а смишно: индусы очень внимательные и легко схватывают слова и жесты, и вот какая картинка - когда мы хором бибикнули - машины немедленно встали, мы пошли через дорогу, а индийские люди - задумались.
Они явно размышляли над только что увиденным.

Вероятно, когда я приеду на будущий год сюда, это станет традицией: гудящие машины и орущие на них пешеходы - кто громче - тот и хозяин дороги!

Надо будет прикупить рупор!

От Солы:

Я тут вот чего вспомнила. Как раз один из вечеров на крыше этого самого «Моего отеля», в ресторанчике. Пили мы, конечно, не чета местным, умеренно. Они-то, как уже говорила, непьющие все оказались. Как потом выяснилось, самым ходовым напитком почиталось у индусов пиво.

Ага, первый ли или третий день это был в Дели – затрудняюсь с ответом, но это по-моему был тот самый вечер, про который Хася описала, что пришли милые нерусские девушки-медички и уверовали, что мы – секта. Это я скажу почему было: сама-то не помню, люди рассказали. Оказывается, я впала в затяжную медитацию. Дивчины нерусские спросили народ: мол, что это ваш боевой друг сидит и не дышит уже вторые полчаса. И не моргает. Им небрежно пояснили, мол, это у неё видения начались, скоро заземлится.

Помню это так: стало мне очень хорошо – и, не закрывая глаз, я уселась на пол на колени-пяточки, сложила пальцы, как сумела и стала вдруг видеть, что все мы – золотые цветы, танцующие каждый свой танец, переплетенные золотыми же нитями, уходящими вверх.

Не как будто вел нас невидимый кукловод – но как будто мы все брали начало от чего-то единого, светящегося, и были связаны с ним как пуповиной. Глазами я воспринимала, что вокруг движутся какие-то тела, но видела я их как бы насквозь и то, что стоит «за» ними. Как будто мы все – мерцающие иероглифы разного предназначения. Пишем свою судьбу – и этим пишем общую историю мира. Каждый.

Ну вот в таких примерно настроениях очнулась я от того, что Ирина, присев сзади меня на стул, стала дергать меня за мочки уха со словами: «Ой, блин, молодые, вылетать все горазды, возвращаться не умеют». Возвращаться действительно не получалось – зрение опять уплывало на «иероглифический» план. Тогда Ира стала делать мне массаж спины, да с таким энтузиазмом, что я не только очнулась, а даже сообразила, как разнузданно это должно выглядеть со стороны. Видимо, нечто подобное уловили и дамы, глядя на наши лесбийские игрища, и поспешили ретироваться.

А зря. Потому что в это время (или это было в другой раз? блин – вот ведь как там все перемешалось!) Потти вдруг тоже вспомнил себя самураем и стал показывать, как надо правильно делать перекаты, перевороты и уход от противника с мечом на боку в лучших традициях айки-до. Двигался он, как гигантская кошка, вкрадчиво, мягко и невероятно грациозно на небольшом пятачке метра два на полтора. Мы-то, ясно, обалдели от такого зрелища, учитывая недетские размеры бойца. Но что творилось с индийцами – это просто не передать словами.

Сбежался весь персонал, который не спал к тому времени (была глубокая ночь, а они очень рано ложатся), кто-то затаился, а самые смелые вылезли поближе к нашей группе и, разинув рты, стали ахать на разные голоса. Большие белые обезьяны в очередной раз потрясли своими талантами простых индийских ребят. Тут Кошка со словами: «Эх-ма, была-не была, держите меня семеро (ну что-то в этом роде)», с разбегу встала на мостик и из этого положения перевернулась через голову. Потти при этом выполнял почетную роль поддерживающего маечку Кошки от спадения с тела, ибо индийцы именно этого момента и ждали, капая слюной. Солу же, внезапно жадному до славы, ничего не оставалось, как тихо-скромно выйти поближе к основной арене и без предупреждения сесть на шпагат. По лицам индийцев было ясно, что ночь удалась.

Кстати, о кошках, пока зашла речь.

Кошколюбу Солу было грустно в Индии по такой причине: кошек было, в отличие собак и коров, катастрофически мало. Появлялись они только глубокими ночами, крадучись где-нибудь по карнизу, и при малейшем внимании к их персонам молниеносно исчезающим просто в никуда. При этом все сухопарные, поджарые, неприрученно-красивые, манерами напоминающие тигров на тропе охоты, с огромными дикими глазищами с выражением полного недоверия человечеству в целом и любому его представителю в частности. Одну котятину Солу удалось однажды поймать и потискать, кажется в Ауровилле. Животное стоически перетерпело минуту нежности, после чего решительно когтями и зубами помогло себе и дальше гулять само по себе. Теперь понятно, с чего Киплинг такие сказки писал….

ДЕЛИ НОЧНОЙ


От Солы:

Продолжение вечера на крыше. Может быть, уже другого. Сол вообще в Индии претерпевал сокрушительные метаморфозы. Внутренняя работа шла ежедневно и еженощно. Особенно еженощно. Поэтому дневные подробности были более неразборчивы, чем у остальных членов команды. Не могу сказать, что это были изменения глобального порядка, но настолько глубинные, что это сопровождалось иногда невыносимой печалью, а иногда невыразимой болью. Потоки слез, иногда многочасовые, были просто следствием того потока, который проходил через сознание. Я не знаю, с чем это связано. Думаю, просто с местом. Там в любой забегаловке можно присесть на секунду – и вдруг – ничто не предвещало – впасть на полчаса в нирвану или в проникновенную медитацию на зернышко риса.

В общем, в один из таких ночных приступов выворачивания изнанки подсознания наружу, когда все обитатели отеля, включая бесчинствующих симоронавтов, уже сладко спали, Сол, ощутив дикую потребность в свободе движения, встал и пошел. Ну как Форрест Гамп. Сидел-сидел и побежал человек, чтобы уже не думать, а делать. Охранники в отеле, глядя, как я отпираю двери, с суеверным ужасом спросили: «У мадам проблемы?» - по их лицам было понятно, что спрашивают для проформы, хотя и так уж понятно, что у мадам проблемы – мама не горюй! – я гордо ответствовала на это, что мадам гоу ту флай, и отправилась в полет души по темным переулкам.

Вот так я познакомилась с ночным Дели. Совершенно другой город, чем Дели днем. Широкие, оказывается, улицы. Оказывается, без мусора почти. И главное – это любоваться, кто где и как спит. Потому что спят большинство прямо на улице. Нашел, что постелить – молодец, не нашел – залез на лоток со своими же фруктами, которые с утра продавать будешь, – и тоже молодец. Или в моторикшу-кабинку свою залез. Или просто на обочину дороги лег, в чем был, – и отдыхаешь. Короче, где упал – там и новоселье.

Так и идешь по улицам – на одной стороне дороге товарищи мужчины-продавцы спят в обнимку (да в какую обнимку! - как говаривала Кошка «Дай бог, чтоб муж с женой так каждую ночь спали!») – (это к тому, что женщин-продавщиц я первый раз увидела только на третью неделю нашего путешествия, в Гоа. Ну не считая ходящих по поездам), а на другой стороне улочки – коровки дремлют, собачки тут же. Набрела на парк-стоянку рикш. Недалеко была парк-стоянка лошадей. Оказывается, и лошади есть в Дели. Хороший город. Движение даже ночью – не то чтоб оживленное, но без конца кто-то мимо шныряет на ногах, на лапах и колесах. Крысы какие - закачаешься!

Главное, идет себе под ежик стриженная белая дама-блондинка в сланцах на босу ногу (стерла все ноги, как потом оказалось, но тогда не чувствовала ничего, любовалась красотами), в три часа ночи посреди проезжей части, песни под нос поет, про «Каждый миг – только вперед, мое сердце-мотор не дает отдохнуть» – «Пикник», стало быть, русский рок, а как будто так и надо. Все тактично объезжают, никто не пристает, даже наоборот – обходят как-то. Вышел какой-то товарищ с ножом в руках, вежливо посторонился. Потом уж Кошка сказала, что их юстиция сурово бдит, чтоб иностранцев не обижали. А по мне видно, догадаться можно, что неместная – загара еще никакого, да и глаза голубые куда девать?

Ну, удивляться мне уже было лень, поэтому, пройдя где-то километра полтора-два в сторону «куда-то», я решила повернуть домой. Где это, к тому моменту было уже совсем непонятно, да и уже совсем все равно. Потому что я твердо знала – я в своей стране, среди своих людей. И что за беда, коль я не знаю языка. У меня открыто сердце – а они все читают, как в книге, в чужих сердцах. Ну, по крайней мере, большинство. Потому что очень открытые люди. Жулики конечно и пройдохи – но просветленные поголовно. Поэтому зайди я в первый дом – и спать положат, и рису предложат. Не то чтобы уверена была – просто знала, что это так. Чувствовала.

Хотелось, однако, вернуться, откуда пришла. Так я для удобства глаза закрыла, чтоб второй раз не смотреть одни и те же улицы, я и вслепую отличу, если кто живой передо мной или наоборот – металлическое и двигается. Иду, дремлю, чувствую, кто-то живой передо мной, стараюсь обогнуть – не получается, вроде как он мне путь специально загораживает. А он возьми до меня и дотронься. А я возьми да и открой глаза. Заорали мы оба довольно бодро. Я - от того, что разбудили внезапно, а он, добрый индийский дядько, видать вообще не ожидал, что я живая, может просто потрогать хотел. Поорав для приличия, познакомились. Дядько сказал, мол, извиняется, что разбудил, и готов подвезти до дому, если мне туда. Вот и конь его железный. Бесплатно. Не спрашивайте, как я это поняла. В ответ я спела ему куплет того же «Пикника»: «Мой дом – есть ли ты? Даже если есть – то зачем ты мне?». Дядько все понял правильно, сложил руки лодочкой и поклонился. Раскланявшись, мы разошлись, я опять закрыла глаза.

Шел пятый час утра (скажу сразу - часы ПАНский-подарок – сломались прямо в день приезда в Дели, и кроме Витаминки, вообще никто ходиков при себе не имел. Так и жили, как местные – стемнело – рассвело – и куда уж там точнее?)– народу на улицах заметно прибавилось, стала чаще огибать живые предметы. Предметы поголовно с вениками в руках подметали утренний Дели перед рабочим днем. Услышала в свой адрес беседу двух подметальщиков: «Идет. Спит. Надо разбудить.» - «Нет, не трогай её. Это Кришна». Даже в этом состоянии приятно польстило, что народ узнает своих кумиров в лицо. Да, Кришна конечно, там вообще невозможно быть простым смертным, если расслабиться и отдать себя этой удивительной земле.

Охранники в отеле приветствовали меня радостным «гуд монингом» и счастливыми улыбками «олл райт?». Олл райт. Новое утро – новая история. Все в мировом порядке. All right

Еще От Солы:

Эх, сотоварищи мои виртуальные. Реальные наши товарищи уже все в ледяной России, а я мыслями все еще непроходимо в жаркой Индии.

История как мы ходили в местный бар.

Дело было в начале путешествия, в Дели. В какую-то там ночь, когда в неспящих осталось как в песне, только трое, эти трое решили найти на свои э… головы приключений. Кошка решительно сказала, что она знает злачные места, и повела туда меня и Потти. Это было особое удовольствие – недалеко от нашего отельчика, по одной из улиц Мэйн-Базара - невидная из себя дверка.

Поднимаемся на второй этаж. Кругом – понятное дело, одни мужчины. Поротти с двумя барышнями вызывает пристальное внимание и жгучую зависть всех присутствующих. Деревянные лавки-столы. Огромные тараканы старательно огибают наш столик. Видимо, брезгуют.

Официант принимает заказ на две стопочки чего-то там спиртного (нечто вроде местной водки – это лучше Кошку спрашивать, она заказ делала) с таким таинственным и суровым видом, будто собирается продать нам партию крылатых ракет. Все остальные посетители, естественно, пялятся на нас не отрываясь – мы уже ж и привыкли – Женщины! ПЬЮТ спиртное! Ночью! (хотя ночью – это сильно сказано – было около полуночи, а к часу бар закрылся и все отправились почивать. Кстати, заметила – если где есть бар – рядом обязательно недалеко полицейский участок. Логично. Выпил – вышел – сел. Удобно и не хлопотно).

А сами мы в это время пялимся на здоровущий натянутый экран, где кажут индийские молодежные клипы. Это, скажу я вам, еще то зрелище! Да, эти девушки в клипах не раздеваются, так, топики и длинные юбки. Но как они двигаются!!! В какие ракурсы западает оператор! Такой супер-эротики я не видела уже давно-давно, а в этом вопросе я все-таки немножко разбираюсь. То, что вытворяли одетые индийские девочки на экране, и не снилось нашим прямолинейным секс-символам! При этом на экран сами индийцы не смотрели, видимо, обрыдло свое, родное.

Вообще, по мнению Кошки, в индии с эротическими радостями напряг.
Кама-Сутра – это изыски богатых. А простой народ в этом плане безыскусен. Но видимо, неутомим, потому что население страны перевалило за миллиард и по плотности на единицу территории скоро догонит Китай. Одна беда – там действительно мало женщин.

Сначала я думала, что они просто все прячутся по домам. Но так хорошо спрятать такое количество женщин все-таки невозможно. Элементарно даже негде – у них же ни клочка земли пустой нет: либо застроено, либо засажено. В крайнем случае – банановая роща, окруженная деревнями опять-таки. Где опять-таки мужчин больше. Поэтому и ходят тамошние мальчики сплошь в обнимку, за ручку и прижимку. И ревнуют к другим мальчикам. И домагиваются даже до наших бравых ребят.

У одного русского товарища, десяток лет живущего в Индии, выведала и такую интимную подробность: даже в публичных домах (имеются и такие, хотя только в крупных городах, да и то не в каждом), где даже есть женщины – эти женщины абсолютно не приспособлены к сексу с европейцами. То есть они ложатся на спину, закрывают глаза и думают. Наверное, об Англии, в лучших традициях тех леди, чьи супруги в свое время колонизировали эту загадочную страну. Русский товарищ был страшно недоволен и однажды даже провернул такую штуку: вытребовал обратно заплаченные вначале деньги, сообщив мадам, что у нас в России «собаки это лучше делают». Мадам осталась в шоке. Наверное теперь так и думает, что русские ЭТО делают только с собаками. Страшные люди.

Про бар – выйдя из него, пытались нарваться на полицейских. НЕ вышло - все уже давно спали. Встретили только группу немцев, которые сердечно нам обрадовались и сообщили, что они тоже нашли в этом суровом городе алкоголическую отдушину. Кошка на это строго посоветовала всем быть осторожнее в поведении и в назидание рассказала такой бывший с ней ранее в Индии случай:

Стояла она как-то на привокзальной площади, курила. К ней подошли граждане полисмены и стали бить резиновой палкой по спине, приговаривая, что здесь, в общественном месте, курить нельзя.

Такой аргумент трудно игнорировать. Кошка намекнула, что за нетрезвые выходки можно получить еще не тем и не туда.

Впечатленные рассказом, мы шепотом распрощались с немцами и на цыпочках вернулись в родной отель почивать. Все-таки дисциплину индийцы умеют поддерживать.

Как говаривал Бодрец: «Доброе слово и ледоруб - это гораздо больше, чем просто доброе слово!». В Индии не пользуются ледорубами. И это тоже не могло не радовать!

От Лисси:

Вечером эта часть города преображается в Зону.

Кошка притворилась, что она ни при чем, но на самом деле она была нашим сталкером, и мы вышли на следующий уровень нашей забавы, который назывался -"Дели ночью".

Началось все с безобидного похода в вайн-шоп.

Покрутившись с километр по узким проходам (ну не поворачивается у меня язык называть это улицами!) мы вышли на большую дорогу, соизмеримую с нашим Садовым кольцом, только уже раз в двадцать, но движение такое же. Магазины постепенно закрывались, везде готовилась еда, причем преимущественно на открытом огне - на тележках, прилавках, просто на табуретках разжигались допотопные примуса и керосинки и на них что-то жарилось, шкворчало, шипело...

Пахло все это умопомрачительно вкусно, но у меня с обеда еще пылали губы и язык, и мне хотелось только холодного пива - затушить вэри-стронг-спайс-пожар.

Вайн-шоп - заведение незатейливое - три вида рома, два вида виски, джин и пиво. Какое-то вино, которое никто не рискнул пробовать - какое может быть вино у непьющего народа?

Мы радостно и шумно сгребли в авоськи ром и пиво, ананасы были припасены заранее и отправились домой.

Кошка предложила пройти параллельной с Мэйн-базаром улицей, мы согласились, и уже через пять минут я поняла, что попалась.

Мы шли по сумрачному неосвещенному проходу, который постепенно сужался и темнел, и в какой-то момент - я не заметила - прошли портал, оказавшись в такой фантасмагорической реальности, что крыша жалобно задребезжала и отъехала..

Что это было? Последствия ядерной зимы в условиях тропического климата? Задворки нищенских кварталов? В темноте почти безмолвно люди расставляли деревянные кровати около убогих домов, вытаскивали откуда-то тряпье и устраивались спать прямо под открытым небом. Тут же притулились бездомные коровы, чавкающие недожеванными днем банановыми корками и целлофановыми пакетами, кое где в крохотных плошках горел огонек, не освещая ничего, звуки были приглушены, даже шаги наши таяли в тишине...
Мы проходили по этой странной спальне, задевая людей, которые совершенно на нас не реагировали, копались в своих тряпках, укладывались тесно, укрывались, утихомиривали детей, которые шалили тоже почти бесшумно...
Днем я пройду здесь - узкая торговая улочка в двух шагах от Мэйн-базара - и с удивлением обнаружу, что решетчатые шиты, прикрывающие лавчонки сверху - это и есть кровати, только зацеплены они двумя ножками за крышу, и кое-где просто висят вдоль стены, а некоторые используются как тенты...

И каморки, в которых как мне казалось, живут люди - на самом деле это были крохотные помещения, где днем хранились спальные принадлежности и некоторые вещи, которые с приходом темноты доставались и начиналась домашняя жизнь - на улице.

А пока сталкер Кошка вела нас по лабиринту Зоны, и я изумлялась и ужасалась и не верила глазам своим! Это мог быть прошлый век, и позапрошлый, и пятьсот лет назад, и три тысячи - те же глинобитные постройки, те же деревянные кровати, сандалии, домотканые покрывала, сари, плошки-светильники с чадящим маслом, коровы, нехитрый скаб, нехитрая еда...

Но улочка кончилась, начался наш базар, который вечером выглядел гораздо привлекательнее, спрятавшийся в темноте мусор не резал глаз, включились миллионы разноцветных лампочек-фонариков, ехала телега, полная чищеных ананасов, на другой ловко жарились какие-то блинчики-пончики и ощущение карнавала присутствовало явно... С утра я пойду фотографировать место нашего проживания - пока не начался дневной гвалт и суматоха, и есть возможность хоть немного узреть перспективу, потому что днем снова все загрохочет и полезет в уши, в нос, в глаза...

СНОВА ДЕНЬ В ДЕЛИ

От Хаси:

Процесс торговли на Востоке – это особое удовольствие. Запад со своим шоппингом сильно уступает восточному стилю. Восточный базар – это театральная сцена, взойти на которую может каждый и сыграть свою роль. Актёрское мастерство оттачивается постепенно. Индийцы, как торговцы, так и покупатели ходят на базар не столько за покупками-продажами, сколько поразвлечься и получить удовольствие от общения. Руссо туристы практически сразу врубаются, где тут собака порылась. Более западные товарищи по Европе покорно платят названную цену. По крайней мере, я ни разу не увидела, чтобы кто-то из них торговался. Лучше всех, конечно, торговалась Кошка. В её светлом облике все местные продавцы сразу видели что-то неуловимое, говорящее им о том, что эту барышню на мякине не проведёшь. А наши, слегка обалдевшие, физиономии вселяли в них надежду о хорошем барыше. Но не тут-то было… Кошка успела всех предупредить, что цену каждый торговец называет просто с потолка. Повезёт продать в десять раз дороже – хорошо. Не повезёт – всё равно свой куш они получат. Поэтому сразу рекомендовала нам при торговых переговорах снижать цену как минимум втрое. Самые лучшие слова, которые я вынесла ещё из египетского опыта торговли, это: «вери экспенсив» (очень дорого) и «ту мач» (слишком много). Эти фразы повергают торговца в искреннее и неподдельное удивление, но за этим следует предложение назвать цену самому. Вот здесь нужно набраться наглости и назвать цену как можно более низкую. Торговались наши, кто как умел. Этот процесс уже описывала Скрипка. Помимо бумажки и ручки, пользовались ещё калькулятором, на котором также мелькали постоянно цифири большие и малые, ну и те, кто худо-бедно мог объясниться по-аглицки, торговался устно.

От Витаминки:

Интересно было наблюдать, как народ приспосабливается к ситуации общения. Худо-бедно говорящих по-английски среди нас было 2 – 3 человека. На хинди, разумеется, не говорил никто. К середине путешествия выявилось несколько способов управления ситуацией: Скрипка принципиально говорила по-русски – обстоятельно, используя длинные предложения и метафоры. Если понимания не возникало, повторяла еще раз, и еще. Индусам ничего не оставалось, как понимать ее, что они и делали. Солка через несколько дней довольно бодро заговорила и, что важнее, запонимала по-английски, хотя практически не изучала его (какие-то краткосрочные курсы с пятое на десятое и сто лет назад не в счет). Тем, кто проходил (часто мимо) «инглиша» хотя бы в школе, память выдавала такое, что народ обалдевал от своих умений. Лисси же, не задаваясь вопросом, знает или не знает какой-то язык, просто понимала смысл сказанного. Так, после просмотра фильма об Ауровиле (ессно на английском), глядя на наши приставания к англоговорящим товарищам - о чем шла речь «в кине», она чуть ли не дословно пересказала рассказ диктора. Ну а я пересекла всю Индию, имея в запасе только две фразы: «хау мач» и «вери экспенсив» («сколько стоит» и «очень дорого»). Кстати, последняя стала своего рода коронной фразой нашей группы. В ответ на любой вопрос или обращение можно было услышать: «Вери экспенсив!» Помоги надеть рюкзак – Вери экспенсив! Как тебе понравился город? – Вери экспенсив!

От Скрипки:

Моя ручка в один прекрасный момент решила начать собственное путешествие в руках у индуса. Я её забыла в Индии (о, это – ТАК!). Она мне была необходима в первую и последнюю очередь – что бы торговаться. Выглядело это примерно так:

- How much?

- Столько–то. Называется цена на непонятном мне языке.

-What? Сколько-сколько? (делается вид, что не расслышала и подсовывается бумажка с ручкой).

Мистер аккуратно пишет цифру.

- Да нет, мистер, ты обнаглел!, - говорится на тон ниже, почти интимно.
Цифра столь же аккуратно зачеркивается и рядом пишется другая, обычно в 2 раза меньше и обводится в кружочек.

- Ноу! Прайз!

- А у меня свой прайз!

Как правило, погоняв туда-сюда ручку с бумажкой, стороны приходили к обоюдному соглашению. К этому моменту, бумажка рябит математическими формулами для первоклассников (…+2=…, или …х2=…) и очень много цифр обведено в кружочки. Каждый настаивал на своём.

Виртуозно научилась торговаться Сола, чему и меня научила. По первости я ещё немножко стеснялась. В одной лавке мы мерили браслеты для ног, и за дубль (два браслета) продавец просил что-то очень много, 300 рупий.

-Сол, как ты думаешь, с чего начать?

-Напиши 50, пусть мужик обалдеет!

Надо же, мужик не только обалдел, но и действительно значительно скинул цену, подарив при этом, в качестве презента, колечко на палец ноги мне и передал такое же колечко для Солы.

От Витаминки:

На третий день пребывания в Индии я, Хася и Скрипка с опаской оторвались от основной группы, дабы самостоятельно прогуляться по Дели. Все-таки, 15 человек – это слишком большая толпа, чтобы везде ходить вместе и не потерять друг друга.

Для меня это были совершенно новые ощущения: мало того, что ты в незнакомом городе, в другой стране – так ты еще и спросить никого ни о чем не можешь (о, это ужасное незнание языка)! Я очень живо представляла, как буду чувствовать себя, случись здесь заблудиться!
Мы решили гулять по улице, никуда не сворачивая, а потом вернуться по ней назад. Таким образом, с помощью логического аппарата вероятность заблудиться была практически сведена к нулю. И вот, три девицы рассекают по делийской улице, а за ними со скоростью пешехода катятся несколько рикш, наперебой предлагая свои услуги. Да, этот сервиз никак не назовешь ненавязчивым! Они ехали за нами несколько кварталов, наперебой вопя «плиз, мадам!», пока один из водителей – о чудо! – не заговорил с нами по-русски. От неожиданности мы ему ответили, чем решили судьбу остальных: видя свою (а может, и нашу) языковую несостоятельность, рикши уступили право домогаться нас коллеге, владеющему языком жертвы. Вот так мы и познакомились с Ракешем, который таки уговорил нас воспользоваться его транспортом, причем бесплатно! Он устроил нам обширную экскурсию по Дели, отвечал на наши многочисленные вопросы относительно жизни и быта индусов, показал, что такое настоящая индийская еда. А когда мы попросили его назвать цену, он покачал головой: «Я же сказал, что это будет бесплатно!» Хотя, возможно, это было просто знание психологии туристов: разумеется, мы не смогли оставить такое внимательное отношение к нам безнаказанным и вручили ему бумажку с изображением Махатмы Ганди. (Теперь я понимаю, что Ракеш не промахнулся: одна такая бумажка позволяла проехать на поезде пол-Индии).

От Хаси:

К концу путешествия мы научились торговаться почти виртуозно. Тем более, что кошельки наши изрядно опустели, что придавало нам ещё большей решимости и наглости, а также появилась ещё одна магическая фраза «мани финиш» (перевода не требуется). Эту фразу мы произносили, когда уже ничего не хотели покупать и даже смотреть на товар. Как правило, срабатывало безотказно. Но в последний день, в Дели я встретила молодого торговца, которого эта фраза нисколько не смутила. Я объяснила, что сегодня уезжаю домой и денег у меня действительно нет. На что он мне сказал, что я такая замечательная леди, что он мне верит и готов отдать мне товары в долг, а деньги я могу отправить ему по почте, только бы я зашла в его магазин.

Торговцы на Востоке, несмотря на назойливость, очень вежливые и внимательные. Вы можете перемерить все рубашки, брючки, колечки, пересмотреть все платки и сумки, и ничего не купить. Всё равно последует приглашение зайти позже и ни в коем случае не будет вам выказано какого-либо раздражения или обиды.

Да, нашим рыночным торговцам (да и магазинным тоже), есть чему поучиться на Востоке!

На будущее маленький совет. Если вы действительно хотите купить какую-то вещь, то главное – это показать свой интерес к ней. Потом поторговаться. Если окончательная цена вам не подходит, с самым решительным видом и фразой «ту мач», нужно выходить из магазина и не поддаваться на уговоры типа: «да я эту вещь сам купил дороже!»; «ничего не знаю, мистер, ваши цены просто «вери экспенсив»!». Очень редко случается, что торговец вас отпустит с Богом. Как правило, он бежит за вами примерно ещё два квартала и, в конце концов, соглашается на вашу цену. И главное, не раздражаться на назойливость, мило улыбаться и стоять на своём.
Если вы не хотите ничего покупать, также мило улыбайтесь и отказывайтесь - «Ноу, сенькью». Если не отстаёт – «мани финиш». Но и русский язык, по крайней мере интонацию, они прекрасно улавливают.

Подошёл ко мне мальчик и лучезарно улыбаясь предложил: «леди, вери гуд чезз» (он предлагал мне шахматы). Я по-русски ответила «Деточка, ну сам посуди, зачем женщине шахматы?» и он сразу переключился на других пешеходов Мэйн Базара.

Настойчивость в предложении услуг распространена и среди водителей. Это таксисты и рикши. Благодаря этой настойчивости мы познакомились с Ракешем. Эту историю уже описала Витаминка, но вкратце. Видимо, поздние приключения произвели на них большее впечатление.

В день отъезда из Дели к вожделенному океану, мы решили немного прогуляться и увидеть в городе что-нибудь ещё, кроме Мэйн Базара и местного вокзала.

Мэйн Базар – улица неширокая, но достаточно длинная, очень похожая на наш Черкизовский рынок, только поменьше. Ассортимент почти такой же, только продавцы сильно загорелые. Ну ещё коровы, которые ходят, стоят и лежат буквально везде. Очень упитанные, лоснящиеся, красивые, полные достоинства (они же боги!). Такое ощущение, что в Индии живут представители всех подвидов коров. Это и просто наши бурёнки, и странная помесь буйволов, волов и коров, и обычные буйволы, с невероятным разнообразием формы рогов. Только под ноги не забывайте смотреть, дабы не вляпаться в лепёшку. К стати, один из самых безопасных переходов через дорогу – это переход улицы рядом с коровой, если вам, конечно, повезёт, и корова захочет перейти улицу тогда же, когда вам это нужно. Дело в том, что это животное способно заставить остановиться самого отчаянного индийского шумахера. За сбитую корову наказание – 15 лет тюрьмы и окончательно испорченная карма для всей семьи воплощений на 20 вперёд! Так нам рассказывали, но уточнять информацию мы не стали, поверили на слово.

Итак, мы отправились гулять, выбрав строгое направление – прямо. Никуда не сворачивая, мы планировали вернуться тем же путём назад. Мы выбрали улицу и пошли. Тут же на нас налетели моторикши, наперебой пытаясь завладеть нашим вниманием. Слова «леди» и «мадам», мы парировали решительным «Ноу! Сенькью!», мол, сами доберёмся куда нам надо, и вообще, мы просто гуляем. И тут звучит привычное наше «девушки»! Мы оглядываемся и видим ещё одного рикшу. От неожиданности, мы заговорили с ним, объясняя, что просто хотим погулять и транспорт нам не надобен. Как уже писала Витаминка, прочие рикши отступили, ибо не имели счастливой возможности общаться с потенциальными пассажирами. Он упорно ехал за нами до конца улицы. Потом мы оказались на распутье. Вправо и влево расходились две проезжие улицы с очень узкими тротуарами. Тротуары находились рядом с внушительными заборами, даже и не заборами, а стенами. И вот здесь ещё одна щекотливая особенность. Дело в том, что все местные заборы и стены используются для справления малой и большой нужды, поэтому ходьба около заборов не просто не доставляет удовольствия, она просто невозможна для нашего нежного обоняния. Итак, мы свернули налево, поскольку именно туда вела улица в центр города. Но вскоре я поняла, что идти тут просто невыносимо. То же самое, наверное, поняли Скрипка и Витаминка, и мы уже искренне сожалели, что отказались от предложения русскоговорящего рикши, тем более, что он обещался покатать нас бесплатно. Однако мы ещё тогда не знали, насколько сильна была настойчивость у местных водителей. Рикша появился снова и тут уж мы без вопросов дали себя уговорить сесть в трёхколёсный мопедик. Это была моя вторая поездка на экзотическом индийском средстве передвижения. На заднем сидении может поместиться три человека, но, для наших габаритов, лучше всё таки двое – так ехать намного комфортнее. Правда, местные жители умудряются ездить вшестером. А мы довольно ловко уселись втроём, благодаря миниатюрной фигуре Витаминки. Рикша сразу познакомился с нами, сказал, что зовут его Ракеш. Мы сказали ему, что очень хотим посмотреть Дели, так как, кроме различных базаров ничего не видели. Ракеш искренне удивился, мол, почему так? Ведь туристам всегда показывают город. Но мы объяснили, что туристы мы «дикие», то есть сами по себе, и экскурсовода у нас нет. Тогда Ракеш решил сам стать для нас экскурсоводом и повёз смотреть президентский дворец. Дели оказался очень красивым городом, с ухоженными газонами и множеством парков.

В самом центре мы сфотографировались у триумфальной арки. Недалеко от неё расположились заклинатели змей. Вообще меня перед поездкой все старались испугать тем, что в Индии много экзотических болезней и много змей. Так вот скажу сразу, что за всё пребывание в стране у меня только один раз поднялась температура. Да и то, от слишком долгого пребывания на пляже под солнцем. Змей я увидела всего три раза. Один раз на родном нашем Мэйн Базаре, там тоже примостился «заклинатель» и долго дразнил сонную кобру, чтобы она приняла защитную стойку и раздула капюшон. Вторая встреча была здесь, в центре города. У этого заклинателя кобра была красивее, с очковым узором на спине. Но всё равно вид имела очень замученный и несчастный. По совету Ракеша, я дала этому заклинателю 10 рупий на прокорм змейки и по-русски отругала его за издевательство над животными. Ракеш от души рассмеялся. Заклинатель требовал 100 рупий. Нет уж, сказала я ему, мало того, что вы мучаете несчастную кобру, я знаю, что у неё вырваны ядовитые зубы (что подтвердил потом Ракеш), и вы, господин хороший, ничем совершенно не рискуете. Так что, гуд бай, и скажи спасибо за 10 рупий. Третья встреча с заклинателями была уже в Пушкаре. Но про Пушкар рассказ будет позже. Когда мы выходили для первых фотоснимков на фоне триумфальной арки, то Ракеш что-то сказал. Мне показалось, что он хвалит мой фотоаппарат. А потом Скрипка просветила меня. Оказывается, что Ракеш сказал мне комплимент о моей неземной красоте. Представляете? Вы девушке говорите, что она очень красивая, а в ответ слышите: «Да ладно. Это же обыкновенная мыльница, только с зуммером»! Не знаю, что там подумал Ракеш о загадочной русской душе. Президентский дворец тоже произвёл сильное впечатление. Ракеш терпеливо ждал, пока мы прогуляемся по центральной аллее между дворцами, помог нам сделать фотоснимки и объяснил, где дворец президента, а где армейский Генштаб Индии. Делов том, что эти два здания абсолютно одинаковые. Различаются только расположением: одно – справа, другое – слева. Мы спросили Ракеша о причине одинаковости дворцов. Он ответил так: «А как же иначе? Без армии нет президента!» Вот так вот! Нашим бы не мешало поучиться армию также уважать!

На обратном пути нам открылась красивейшая перспектива центрального проспекта Дели. Потом наша экскурсия направилась на посольскую улицу. То есть она буквально Посольская, потому что на ней только посольства всех стран мира. Видели мы и наше, кажется рядом с турецким, точно не помню. Около некоторых зданий мы видели баррикады из мешков с песком и пулемётами. Нам было интересно, как и от кого собирались защищать посольскую землю охранники? Но спрашивать не стали. Во время нашей прогулки Витаминка всё же ещё раз спросила Ракеша, сколько денюжек нам будет стоить прогулка, на что он слегка возмущённо ответил, что раз сказал бесплатно, значит – бесплатно. Потом мы поехали к мемориалу Индиры Ганди. Ракеш остался ждать на улице, а нам показал, где вход. Около мемориала остановилось много автобусов, и во всех были только индийцы. Видимо, почтение к этому семейству в Индии осталось до сих пор. Около входа собралась внушительная очередь. Я попыталась уговорить служителей музея впустить нас без очереди. Он любезно согласился. Возможно потому, что нас было всего трое и мы были из России. Вообще, вопрос о том, из какой мы страны, слышать приходилось очень часто. Отношение к россиянам в Индии самое доброжелательное. Мы прошли по небольшим залам, встречая постоянные удивлённые и одобряющие взгляды индийцев. Видимо, европейцы не ходят по таким музеям. Мы почтили память замечательной индийской женщины на месте ее смерти и поехали к мемориалу Махатмы Ганди. Внутрь музея мы уже заходить не стали, так как времени оставалось мало. Ракеш отвёл нас по тропинке, на которой были выложены следы великого индийского учителя, к месту его смерти. Оно было огорожено, и в центре стоял мемориальный камень. А вот с прахом Махатмы Ганди мы встретились совсем в другом городе, за сотни километров от Дели. В этом музее тоже были только индийцы. После нескольких часов прогулки, мы проголодались и попросили Ракеша отвезти нас куда-нибудь отведать хорошей индийской кухни, но чтобы не очень дорого. И вот мы сидим в уютном ресторанчике в центре города, вокруг нас опять же только индийцы и хорошо одетые. Наверное, ресторанчик был не слишком дорогим, но и не для бедных.

Именно здесь мы впервые попробовали традиционное и самое распространенное индийское блюдо «тали». Ракеш усадил нас за столик, сам сделал заказ и сам отнёс за наш столик. Потом он учил нас правильно есть тали. Нужно поочерёдно каждый соус (или все сразу) добавлять в рис и потом только есть. Как европейцам, он принёс нам ложки. Если какой-то соус окажется для нас слишком острым, то нужно добавить к нему курт, который тоже подавался к тали. Этот ценный совет не раз выручал нас потом, когда мы ели индийскую пищу.

Расплатился Ракеш, естественно, тоже сам. В те недолгие моменты, когда мы оставались одни, и он не мог нас слышать, мы постоянно обсуждали, какой суммой мы наградим нашего замечательного гида. Сумма постоянно возрастала, а после посещения ресторана достигла 500 рупий, это самая большая индийская купюра. И нам нисколько не было жалко, несмотря на то, что впоследствии мы узнали, что за 100 рупий можно объехать весь Дели. После трапезы мы немного посидели рядом с рестораном и Ракеш поведал нам, что учился несколько лет назад в Киеве на врача, и что очень многие люди, украинцы и русские, помогали ему вдали от родины. Мы спросили, если учился на врача, то почему сейчас он работает рикшей. А он объяснил, что для того, чтобы в Индии работать врачом нужны большие деньги (возможно для взятки, от коррупции нигде не убежишь). Ещё он рассказывал о своей семье, маме и сестре, и приглашал нас в будущем, когда снова вернёмся в Дели, приехать к нему в гости и сокрушался, что мало у нас времени и он так мало успел нам показать. Ракеш оставил нам номер своего телефона и взял с нас честно-пречестное слово, что по приезде в Дели мы обязательно ему позвоним. Слово Витаминка со Скрипкой честно выполнили, а вот мне это удалось лишь наполовину.

От Лисси:

Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!

Это я делаю вывод, что реальность взялась играть со мною не на шутку, и уже скоро сутки я живу в этой шумной и динамичной галлюцинации - значит, надо мимикрировать.

Пока я раздумываю над цветом будущих одежд, группа заметно преображается - бырышни уже все в ярких платках с зеркальцами, По уже в очередной сногсшибательной шляпе и с балалайкой, все увешались брямками на руки и на ноги, и в уши и на шею, и я выбираю ярчайшие в своей жизни штаны - розово-малиново-желто-фиолетовые-вклеточку-в цветочек!!!

Москва впоследствии почти рухнет, когда я появлюсь в этом прикиде на Арбате (во всяком случае, потеплело на 20 градусов - вспомните погодный скачок 5 декабря - с -15 до +6!)

Но в этом городе никто не удивился - я не была ярким пятном - меня переярчили индианки! Причем легко! Их сари были таких райских птичьих расцветок, что мои клеточки-цветочки - просто детский лепет неумелого декоратора!

И все бросились покупать сари!

От Солы:

Зарисовочка о силе главы прайда: Когда ПО, Лисси, Сол и Ирина посетили лавочку, где продавались разнообразные сари. Мы были торжественно рассажены на пуфики, а Поротти приобрел такой авторитет в глазах местного населения, что был снабжен визитками, рукопожатиями и восхищенными взглядами прожженных продавцов.

Как философски заметила Ирина: «Посудите сами. Большой. Белый. Имеет много женщин. Ну, кто он после этого? Однозначно – Бог!»

От Лисси:

Вечером, в ресторанчике на крыше нашего отеля будет демонстрация - и всех сразит Хася - и пенджаби ее и сари, что она выбрала - самые суперские. А притворяется блондинкой!

Но пока мы ходим по Мэйн-базару, пытаясь в этом гвалте и сутолоке разглядеть мурчалки - и их такое количество, что я уже мурчу вся -
и только одна просьба к устроителям игры: приглушите звук и снизьте скорость - иначе я могу этот уровень не пройти, и так и зависну на этом базаре навсегда - и буду ходить улыбаясь и пуская слюни, трогая барабанчики, цепочки, колокольчики, вышитое, сверкающее, украшенное ракушками, блестками, звенящее, разноцветное, волшебное...



Последние заметки от Лисси:

Я не буду рассказывать, как мы пробовали ром - это было весело и смишно, но застолье - оно и есть застолье...

Улыбчивые официанты смущаясь попросили нас петь потише, а в памяти осталось: Шанти, шанти...

Я не буду рассказывать про поход на тибетский базар - там много интересного, но базар - он и есть базар...

Только несколько набросков:

На красном глазу светофора призыв: - РАССЛАБЬСЯ!

Корова ест плюшки с тележки лоточника, и тот, сделав несколько слабых попыток спасти свой товар, обреченно взирает на чавкающую от удовольствия буренку, терпеливо ожидая, когда та насытится - выкатывается телега, полная очищенной белой китайской редьки - дайкона и в мгновение ока раскупается и довольный народ громко хрумкая спешит дальше. Я в этой сутолоке стырила кусочек и теперь недоуменно грызу его - редька и редька - ничего особенного! И чего они на нее набросились?

На улицах нет женщин. Вообще. Думала, что они ходят по другой улице - там тоже нет. Только в Макдональдсе встретили нескольких. Ну на вокзале еще были. Интересно - дамы все на работе, что-ль? В лавках вот категорически одни мужчины работают.

На заборе висит овальное небольшое зеркало и стоит видавший виды стул - это парикмахерская. Что бросается в глаза - категорически все индийцы идеально стрижены и причесаны - головы очень аккуратные, даже у нищих, даже у бродяг. И чистая одежда. Как это им удается - город пыльный и загазован страшно - загадка!

Все водители крепят на панели изображения своих богов, украшенное лампочками, золотом-брильянтами, цветами и мишурой. Все это сверкает-переливается всеми цветами радуги и вот что интересно: за месяц мы видели одно-единственное дорожное происшествие - и если принять во внимание индийский способ дорожного движения - это невероятно!

Опять хочу в Индию!


И на этом рассказы о Дели заканчиваются.

Дальше нас ждет поезд Дели-Ченнай и большая страна Индия.
Но это уже другой рассказ, дорогие мои (голосом Махатмы Ганди)…


Следующая глава >>
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики