Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма
Северная Индия Южная Индия  

Отчеты о поездках › Зимнее путешествие по Индии и Непалу (декабрь 2010-январь 2011)

Drolma ж
Карма 1466
Ответить
21.03.2011
Джип приехал на автостанцию, которая в Гангтоке находится на первом этаже огромной парковки. Возле этой парковки мы нашли таксиста и договорились с ним отвезти нас в центр города.

Блин, мы как будто в Европу попали. Центр поражает именно европейскими городскими пейзажами. Измученные холодными ночами, проведенными в Катманду и Дарджилинге, мы шли по европейской улице MG Marg (улица им. Махатмы Ганди), мечтая о гостинице с отоплением, горячей водой и чистым постельным бельем.

Вот красивый и кажется не самый дешевый отель. Заходим – номер стоит 1900 рупий. Долго поднимаемся наверх, нагруженные рюкзаками, в надежде, что номер нам понравится, и мы останемся в нем. Номер оказался красивый, но он был очень холодным и точно не стоил этих денег. Обогреватель предлагается по дополнительной цене, практически, как номер. Решили не вестись на эту разводку и посмотреть другие отели, тем более, что их тут много и все очень красивые, по крайней мере фасады )))))). Заходим в отель напротив – Golden Pagoda. Поднимаемся всего лишь на третий этаж. Свободный номер только один. Комната нам сразу понравилась – небольшая, но очень уютная, с двуспальной кроватью и накрахмаленным постельным бельем, чистым душем с горячей водой, спокойным интерьером и великолепным видом из окна. Бросаем вещи и спускаемся на рецепцию, чтобы зарегистрироваться. Номер стоит 1250 рупий, но мы немного поторговавшись с менеджером, договорились на 1000 рупий, это вообще рекордная сумма, которую мы отдадим в Индии за вписку!

Первым делом достаем мешки с чистой одеждой, чтобы переодеться после мытья. Захожу в душ первым. Вода не горячая, но такая – тепленькая. Намыливаю мокрое туловище, но грязь размазывается и не хочет смываться даже с мочалкой. Пока боролся с грязью на теле, вода стала заметно прохладнее. Кинулся смывать мыло и грязь, но дальше уже было не мытье, а издевательское закаливание. Наверное, я поспешил в душ и бойлер не успел нагреть воду, но домывался я уже в ледяной воде. Но это конечно ерунда, потому что я стал намного чище. Правда не почищены зубы и я страшно небрит, но насухо вытершись, я залезаю в чистую постель. Грязная одежда лежит кучей. Столько дней спал в этом! Мы вставили в телевизор флэшку с фотографиями и смотрели на слайд-шоу снимки, которые сделали за все время пребывания в Индии и Непале. Вскоре вода нагрелась до горячей, и Надя залезла в душ, а я заснул в теплой постели.

Отдохну и разобрав вещи, мы отправились на поиски места, где можно вкусно и сытно поесть. Хотелось тибетской еды, чтобы сытно, с мясом и не слишком остро. Пошарившись по красивой улочке, мы зашли в тибетскую харчевню под названием «Taste of Tibet», где были одни тибетцы, и не было свободных мест. Через пару домов нашли ещё один тибетский ресторан с одним свободным столиком. Там кроме тибетцев были и иностранцы. Мы заказали тукпу, жаренные момо, лимонный чай и лепешку-чапати. Надя из тукпы съела только лапшу, предварительно выловив из неё все злые зеленые перчики. Для нас тибетская кухня, по сравнению с непальской и бенгальской, не такая острая. После обеда мы зашли в кафе «Cacao». Это оказалась современная кофейня в европейском стиле, где мы заказали себе кофе и сладости.

Насытившись, мы стали изучать незнакомую местность. Сначала поднялись на улочку, которая была выше MG Marg, потом решили, что еще выше можно сделать прекрасные снимки. Мы шли все дальше и дальше, поднимаясь все выше и выше, пока не достигли точки, где город лежал, как на ладони. Наконец мы дошли до улочки, выше которой был только бамбуковый лес. Пройдя по ней до конца, мы дошли до королевского дворца Сиккима. Снимать внутри было запрещено, а для того, чтобы зайти, пришлось зарегистрироваться с предъявлением паспортом и разрешения на въезд в Сикким. Однако втихаря мы сделали несколько снимков, затем обошли по часовой стрелке Главный Храм и заглянули внутрь. Толпа совсем маленьких монахов задорно пела пуджу смешными мультяшными детскими голосками. Несмотря на то, что они постоянно дрались и дразнились между собой, пение все равно было красивым. Монастырь стоит на вершине горы, на которую мы забрались и восхитились закатным пейзажем. При выходе из монастырского двора, мы натолкнулись на монаха-подростка, который тренировался играть на огромной ритуальной раковине. Несмотря на его старания, звуки получались довольно неприличные. Увидев нас, он страшно смутился и застеснялся, но когда мы вышли из двора, продолжил свои музыкальные упражнения.

Обратно мы спустились довольно быстро, т.к. весь наш путь пролегал вниз, и нам нужно было только переставлять ноги и поворачивать в нужных местах. По дороге встретили собаку, очень похожую на волка, но только рыжего цвета. Мы скормили ей остатки мандаринового мармелада, который у нас был с собой и пошли дальше, выйдя на Kazi Road, которая находится прямо над MG MARG.

Уже заметно стемнело, и кругом зажглись фонари, забили водой маленькие фонтанчики с подсветкой. Мы зашли в кафе-кондитерскую, где все было оформлено для Рождества. Звучала музыкальная подборка рождественских песен, среди которых мы услышали и наших любимых Red Elvises.

Вернувшись в гостиницу, мы заказали в номер обогреватель, который быстро прогрел комнату до состояния Африки. Какое же это удовольствие снять с себя одежду и лечь в постель без ничего после недели сна во всей одежде, включая верхнюю. Под бормотание какого-то рождественского фильма, мы уснули.
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
21.03.2011
24.12.2011. Пятница. ГАНГТОК-РУМТЕК.

Проснулись рано и в хорошем настроении - в комнате тепло. Как мало надо человеку для счастья! После умывания и горячего душа отправились завтракать в Cacao. На улице на скамейках сидят индийские дедушки, с замотанными на голове шарфами. Выглядят забавно!

В кофейне нам достаточно быстро принесли заказ: кофе, омлет, куриный сэндвич и пасту в фарфоровой лодочке с кучей соусов и приправ. После плотного завтрака мы пошли на стоянку джипов, расположенной с другой стороны от гостиницы. Еще вчера, гуляя по центру города, мы зашли в туристический офис для иностранцев и узнали наиболее дешевый вариант, как добраться до Румтека: на джипе за 40 рупий с автобусной станции рядом с полицейским управлением Гангтока.

На автостанции «под парами» стоял джип на Румтек полный народа, но для нас нашлось пару мест в багажнике. В принципе, ехать комфортно, но чтобы посмотреть в окно, надо сильно наклониться и повернуть голову. Дорога крайне раздолбанная, да еще какие-то утренние пробки. Долго выезжали из Гангтока, по пути беря попутчиков на борт – дополнительные пассажиры ехали, прицепившись сзади к джипаку. Около часа ехали по горной дороге, пока машина не остановилась перед красивыми воротами. Приехали!

Пройдя через арку, нас тут же остановил патруль, и потребовал паспорта и разрешение на въезд в Сикким. Мы были в хорошем настроении и шутили про местную бюрократию, но полицай оказался без чувства юмора, да к тому же с боевыми патронами, которые просвечивали сквозь современные прозрачные магазины, поэтому мы предпочли заткнуться. Зарегистрировавшись в очередную амбарную книгу, мы поднялись к главным воротам монастыря. Тут все еще серьезнее: патруль из четырех человек, рамка с металлоискателем, досмотр сумок. Прямо военное положение. Проходим этот кордон и попадаем во внутренний двор монастыря. Красота! Прежде чем зайти в храм, обходим его по часовой стрелке и осматриваемся вокруг. В храме фотографировать нам запретили, и очень бдительно за нами следили. Несмотря на отсутствие освещения внутри, там очень красиво. Посреди находится трон 16 Кармапы, на котором стоит портрет Урьгена Тринле..... На стенах роспись с изображением всех держателей линии, статуи Кармап. Мы узнали Первого Кармапу Дюсума Кхьенпа, которым начинался правый ряд, и узнали заканчивающим этот ряд Восьмого Кармапу Микье Дордже. Вообще монастырь Румтек был построен 16 Кармапой и сохранил традиционный стиль его монастыря Цурпху в Тибете.

Дальше мы пошли к Золотой Ступе, в которой находится прах и сердце 16 Кармапы. Ступа находится в небольшой комнате, которая на момент нашего прихода была заперта, так как там кто-то закрылся. Мы сели ждать возле двери. Подошла индийская парочка, и мы стали ждать вместе, пока дверь не открылась. Монах выпустил предыдущего посетителя и запустил нас. Мы оказались в комнате, разделенной перегородкой за которой стояла ступа. Мы обошли ее несколько раз. Были непередаваемые чувства преданности к нашим ламам и линии преемственности. Но наряду с этим возникло желание тут прибраться. Как будто приходишь в какое-то красивое место, а там все загажено и заклеено пропагандистскими наклейками. Хочется вынести мусор, вымыть окна и впустить свежесть в это место.

Придя в себя, мы побрели к Институту Наланды; побродили по его пустым коридорам и балконам. К нам подошел индус и поинтересовался, почему тут так пусто и не проводятся занятия. Мы рассеянно пожали плечами. В голове крутилась только одна мысль – тут надо прибраться....

Внутри Румтек похож на военную базу – на каждом углу вооруженный солдат. Сразу за Институтом Наланды находится казарма для личного состава и совершенно заброшенный павильон, заросший травой и с разбитыми стеклами. Пройдя за этот павильон мы обнаружили стаю собак и кошек, которых кормил старый дедушка-монах, пустивший корни в это место. Наверное, он уже жил тут при 16 Кармапе. Старик не говорил по-английски, но был рад нашему появлению. Он стал взволнованно показывать нам что-то знаками: сначала на свою голову, делая указательными пальцами вверх, а потом рукой махал в палисадник. Неужели у него там тайник с Черной Короны Кармапы?! Загляну в полисадник, мы обнаружили там оленя.... с рогами )))))) Иллюзии рассеялись.

Изучив местные окрестности, мы купили в подарок друзьям колокольчик и дордже, спустились к стоянке такси и стопанули проходивший мимо джип. Я даже не заметил, как мы вернулись в Гангток.
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
22.03.2011
Приехав в город, мы забурились в тибетскую кафешку, где был свободен один единственный столик на два стула. Среди посетителей исключительно тибетцы. Здесь на нас смотрели как на чужаков, хотя официант был вполне дружелюбный. По местным меркам мы набрали еды столько - как будто сходили в Румтек и обратно пешком: пельмени, суп-лапша, кусочки курицы и овощей, обжаренные во фритюре, лимонный чай. После трапезы мы отправились дальше изучать город; побродив, просидели в интернете часа 1,5, а когда вышли на улицу, уже стемнело.

Вернулись на «нашу улицу», которая была украшена разноцветными гирляндами, переливающимися елками и повсюду играла задорная рождественская музыка. Ах да, сегодня же сочельник! Все кафешки забиты людьми – семьи с детьми отмечают приближение рождества, заказывают сладости и дарят друг другу подарки в цветной упаковке. Мы тоже решили присоединиться к этому празднику жизни, и зашли в кафе-кондитерскую. По кафе ходил ублюдочный дед мороз, тьфу, Санта-Клаус, у которого из под шапки торчал черный подбородок. Один ребенок при его виде впал в истерику. И правильно! Я бы тоже его испугался, если бы сам не был большим и страшным. Мы выпили кофе, съели по пирожному и устроили променад по MG Marg. В одной сувенирной лавке мы купили себе рождественский подарок – футляр под благовония с выгравированными восьмью благоприятными буддийскими символами. На втором этаже этой лавке продавали антикварные вещи – тханки и статуи. Нам особенно понравилась деревянная статуя Зеленой Тары.

Нагулявшись, мы вернулись в гостиницу. Света в номере не было: кто-то отключил рубильник, и пришлось спускаться вниз просить включить нам электричество и все розетки. Вскоре номер нагрелся и стало очень тепло.
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
22.03.2011
25.12.2010. Суббота. ГАНГТОК - ПОХОД В ЗООПАРК.

Красная панда проснулась и ждет нас!

С самого утра набросали план на день: во-первых, нужно разузнать на счет билетов на джип или автобус до ж/д станции New Jalpaiguri, от которой у нас идет завтра вечерний поезд на Калькутту; во-вторых, повидать красную панду в гималайском зоологическом парке; также хотелось бы посетить местные буддийские монастыри; сходить в Институт Тибетологии, и проехаться на знаменитой канатной дороге.

Позавтракав в уже полюбившемся Cacao, мы отправились на автобусную станцию кратчайшим путем, на которую нас в первый день привез джип из Даржилинга. Нам повезло, что мы все время спускались с горы, иначе устали бы еще с утра. По дороге любовались практически отвесными обрывами и поросшими лесом. Встречные спрашивали нас, куда мы идем, и отговаривали идти пешком, так как «это слишком далеко, сэр». Но мы не сдавались, и часа через полтора были на месте.

На автобусной станции нас каждый встречный был готов отвезти в Силигури прямо сейчас. Билеты до NJP не продавались и нам предложили рано утром прийти на автостанцию, сказав, что мы без проблем уедем куда нам надо – будь то Силигури или прямиком в Нью Джалпаигури.

Все выяснив, и сверив карту, мы пошли в Институт Тибетологии на экспресс-курсы тибетского языка )))) Шутка. Говорят, что в музее при этом институте есть интересное собрание старинных тханок и древних текстов.

Вот дорога расходится на три рукава и спросить не у кого. Впереди, чуть вдали идет монах, мы последовали за ним. Углубляемся в парк. С одной стороны парка, чтобы проложить дорогу, был срезан грунт на 2 метра, обнажив скалы и толстые корни огромных деревьев, увешанных флажками лунгта. Вдалеке, на вершине холма красуется ступа и большие монастырские постройки. Во внутреннем дворе целых пять ступ. Мы обошли все ступы, фотографируя местных котов в большом количестве. Монастырь этот ньингмапинский, а ступа называется Do Drul Chorten и считается одной из самый значимых в Сиккиме.

У монахов спросили, где Институт Тибетологии; нам указали направление. К главному зданию зашли с черного хода. Перед нами предстало очень красивое здание с необычной архитектурной формой. Охранник сказал, что музей при институте закрыт, так как сегодня «Christmas Day» и выходной ))))))). Рождество ньигмапинцы тоже, оказывается, празднуют. Ну, на нет и суда нет.

Мы побрели в сторону канатной дороги, заплатили по 60 рупий рупий и на лифте поднялись на башню. Немного подождав, зашли в кабинку, полную народу, который, по всей видимости, просто катался и не выходил на остановках. Вообще эта канатная дорога имеет три остановки, общей протяженностью - 1 км. Мы сели на Deorali Market.

Созерцая город сверху, мы поднимались выше и выше. На промежуточной станции - Nam-Nang - наш вагончик даже не остановился, и мы двинули дальше, доехав до самой верхней точки Tashiling. На этой конечной остановке вышли только мы, остальные поехали обратно.

Немного пройдя вверх, мы оказались в знакомом месте, а именно у королевского дворца. Пешком пошли по направлению к MG Marg, в надежде поймать такси и поехать в зоопарк. Но посмотрев на местную «кривую» карту, я подумал, что расстояние и не такое уж и большое, вполне дойдем пешком – бешеной собаке семь верст не крюк. Так начался наш многочасовой сельско-городской трекинг к красной панде – символу Сиккима.
По дороге на автостанцию
По дороге на автостанцию
По дороге на автостанцию
По дороге на автостанцию
По дороге на автостанцию
По дороге на автостанцию
Do Drul Chorten. Основная ступа.
Do Drul Chorten. Основная ступа.
Do Drul Chorten
Do Drul Chorten
Do Drul Chorten
Do Drul Chorten
Только для мальчиков
Только для мальчиков
Статуя Падмасамбхавы
Статуя Падмасамбхавы
Институт Тибетологии
Институт Тибетологии
Институт Тибетологии
Институт Тибетологии
Институт Тибетологии
Институт Тибетологии
Рыжик
Рыжик
Вид с канатной дороги (01)
Вид с канатной дороги (01)
Вид с канатной дороги (02)
Вид с канатной дороги (02)
Вид с канатной дороги (03)
Вид с канатной дороги (03)
Вид с канатной дороги (04)
Вид с канатной дороги (04)
Вид с канатной дороги (05
Вид с канатной дороги (05
Вид с канатной дороги (06)
Вид с канатной дороги (06)
Вид с канатной дороги (07). Национальная Ассамблея Сиккима
Вид с канатной дороги (07). Национальная Ассамблея Сиккима
Вид с канатной дороги (08)
Вид с канатной дороги (08)
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
23.03.2011
Карта у нас была странная – нам дали в туристическом офисе буклетик, где на задней странице была нарисована схематическая карта. Поход к автостанции показал, что расстояние по буклету приблизительно соответствует потраченному пути по времени.

От главного монастыря Сиккима, где мы уже были, до зоопарка на буклетной карте было приблизительно такое же расстояние. Решили, что потратим ещё 1,5 часа прогулки по красивому городу, по той части, где мы ещё не гуляли и посетим зоопарк и посмотрим на красную панду. Пока мы шли по городу, было ещё ничего – красивые дома, мемориальный парк, выставка цветов.

Спуск-подъем. Горная дорога – вверху скала, а внизу обрыв с бамбуковым лесом. За очередным поворотом совершенно пустынной горной дороги снова начался город. Правда район на туристов не рассчитан, т.к. местные дети тычут в нас пальцами, бегут за нами и очень недружелюбно кричат в спину: «турист». Ладно, хоть не кидают камнями. Дошли до гелугпинского монастыря со ступой. Обошли ступу, пообщались с монахами и спросили дорогу к зоопарку. Монах покачал головой и сказал, что до зоопарка идти очень далеко. Он показал нам рукой в сторону, где внизу проходила дорога, и сказал, что там надо ловить такси. Мы посмотрели, куда указал монах и, проследив в горы маршрут движения, поняли, что эта дорога, извиваясь по естественной горе, дойдет до тропы, которая пролегала над монастырем. Мы попрощались с монахом и под его недоуменным взглядом пошли в другом направлении. Немного по извилистой тропинке вверх и мы вышли на горную дорогу. Теперь район лежал у наших ног, и мы двинули дальше в надежде найти такси и доехать до зоопарка, т.к. запланированные полтора часа путешествия прошли, а до зоопарка по-прежнему ещё очень далеко. Топаем по странной дороге, которой уже нет на нашей карте и сверяемся с солнцем, т.к. это остался единственный ориентир. Вокруг никого нет – ни людей, ни машин. По этой дороге с одной стороны, которой была скала, покрытая лесом, а с другой обрыв, мы дошли до какой-то местности. Там местные гастарбайтеры, очень похожие на наших гастарбайтеров строили забор. На наши вопросы по-английски о наличии в ближайшем районе зоопарка они недоуменно и с испугом отвечали молчанием. Пришлось пойти дальше по дороге, которая становилась все уже и уже, а дома у обочины - все ниже и запущеннее. Наконец мы вышли на окраину какой-то богом забытой деревни. Людей нет и даже козы, куры и собаки с испугом смотрят на невиданных существ из кустов. Блин, если верить солнцу, то нам идти надо по узкой тропинке, теряющейся в кустах. Возвращаться назад уже нет сил, люди нам уже давно не попадались, поэтому я решаюсь идти дальше. Надя уже устала, т.к. мы идем уже несколько часов далеко не по ровной дороге. И вот перед нами вообще какая-то безлюдная горная тропа, которая, если верить солнцу ведет в сторону зоопарка. Я пошел вперед, а Надя за мной. Тропа представляла из себя какую-то старую мощеную древними камнями дорогу. Между камнями росла трава. Где-то вверху на бамбуковых шестах колыхались буддийские флаги на ветру. Вот сверху послышался топот ног и треск кустов. О! Это люди и мы у них сейчас спросим дорогу. Поднимаемся выше – ещё выше. Нет! От нас с испугом удирает стайка коз. Мы поднимаемся ещё выше. Надя все чаще отдыхает, да и мне нелегко. Хорошо, что у нас с собой была бутылка сока, которым мы себя подбодряли. Отдыхая, мы оглядывали окрестности. Где-то далеко внизу из-за деревьев торчали крыши каких-то трущоб. Про то, что мы какое-то время назад шли по городу, вспоминалось, как вчерашний день. Блин, какой-то трекинг уже, а не прогулка до зоопарка. Единственная связь с тем, что мы все ещё в Гангтоке, была смотровая вышка на соседней горе. Мы побрели дальше, пока не дошли ещё до одного района. Распугивая кур в кустах, мы, наконец, вышли на небольшую улочку и увидели человека. Подойдя к местному дяденьке, мы взяли его в плен и стали пытать по-английски, но тот отвечал нам на местном языке и пытался убежать. На нашей карте зоопарк был отмечен рядом с местом Ganesh Tok. Я спросил «пленного» о Ганеш Ток. О! На его лице промелькнула ответная реакция. Словосочетание было ему знакомо, и он, подняв палец вверх, стал нам показывать на вершину нависавшей над районом горы, на краю которой стояло какое-то здание. Отпустив все выдавшего нам языка, мы практически по отвесному склону полезли вверх, цепляясь за ветки кустов. Уставшие и изможденные, мы оказались на трассе. Как и все дороги здесь, с одной стороны её была скала, а с другой обрыв. Мы вылезли из обрыва. Мимо нас проехал микроавтобус полный каких-то туристов, которые из окна видели, как мы вылезали на дорогу. После бездорожья, обычная асфальтовая дорога показалась нам удобным и ровным путем.

Где-то через полчаса ровного подъема, мы весело дошли до Ганеш Ток. Это оказался индуисткий храм посвященный Ганеше. Микроавтобус, везший туристов, стоял на парковке.

Мы прошли немного дальше и увидели указатель на зоопарк. Ура! Поднимаемся выше по дорожке и доходим до небольшого домика, где продаются билеты в зоопарк. Впереди шли какие-то пенсионеры, которые радостно нас приветствовали. Это были англичане, которые видели, как мы из обрыва появились на дороге. Мы купили билеты и неспешно двинули по дороге вверх, пройдя через красивые ворота, традиционно по-сиккимски увитые драконами. Пока шли наверх, мы немного пообщались с англичанами. Все они уже были на пенсии и поехали с друзьями в трехмесячное путешествие по Индии и Шри-Ланке. Для них это было практическое возвращение к части своих истоков и истории. По английской традиции, мы поговорили о погоде – почти летней температуре в декабрьском Сиккиме, морозе в России (-25) и морозе в Англии (-16). Бедные англичане. Затем поделились впечатлениями о местах, которые посетили. Наконец темы иссякли и мы, попрощавшись, радостно убежали от пенсионеров, как будто даже и не устали и не прошли только что кучу километров.

Красиво, пустая дорога, виляющая среди гималайских кедров и бамбука и пока никакого зоопарка. Нам за каждым кустом мерещится красный панда. Вот уже полчаса идем и ни одной клетки. Странный зоопарк. Наконец, впереди, появляется надпись с указателем «Black Bear», мы сворачиваем на тропинку, ведущую к черному медведю. Неожиданно на дороге остановилось такси, из которого вышли индусы. Они прочитали надпись и стали с жаром что-то рассказывать друг другу. В их разговоре постоянно мелькало выражение «Кала Балу». Ну точно, кала – это черный, как богиня Кали, а Балу – это медведя так звали в мультике про Маугли. По узкой петляющей тропинке мы дошли до смотровой площадки на утесе горы. Под смотровой площадкой был кусок леса с полгектара, где небольшим черным пятнышком гулял черный медведь. М-да. Если бы он спрятался где-нибудь в кустах, мы бы его так и не увидели. А так увидели черное пятнышко, зная, что это черный медведь. Возвращаясь обратно на дорогу, мы опять встретились с английскими пенсионерами, опять поздоровались и сказали, что черный медведь это маленькое черное пятнышко. Опять бесконечная дорога среди бамбукового леса, ведущая в никуда. Мимо нас проезжают такси и микроавтобусы с индусами и только мы , и английские пенсионеры, тащимся пешком. Если у них все животные так живут, то я рад за их зоопарк, это действительно зоопарк, а наши тогда просто зверинцы, потому что за это время мы бы уже два наших зверинца обошли вместе с обедом в кафе, а здесь уже еле идем, голодные и видели только черное пятнышко. Наконец ландшафт стал меняться, справа на горе за сеткой совсем другой лес и появляется надпись «Barking Deer» - гавкающий олень. Идти некуда, просто прошли вдоль сетки в надежде, что нас этот олень облает, и мы его увидим.

Наконец мы вышли к какому-то заброшенному зданию, возле которого был большой щит с планом зоопарка. Посмотрев, мы обмерли – столько уже прошли по этому зоопарку, а фактически, глядя на эту карту, мы охватили лишь маленький кусочек.Сфотографировав карту, мы уже осознанно двинулись к красным пандам. По пути нам попался вольер с леопардом – часть леса, перегороженная сеткой-рабицей, за которой из кустов вышел ба-альшой пятнистый кошак размером с овчарку. Котик вообще не обращал на нас внимания. Подходить вплотную к сетке и снимать через ячейку как-то не хотелось.

Пошли дальше. Вот ещё чуть-чуть в горку, вот поворот и вот в огромном вольере посреди кустов сидят два хомяко-енотовидных рыжих пушистика и ловко помогая себе передними лапами-руками, едят бамбуковые ветки. Внутри огромного вольера тоже растёт бамбук, но он огорожен, чтобы эти обжоры его на корню не уничтожили. По идее их можно смело выпускать, т.к. вокруг нас на многие тысячи километров простираются бамбуковые джунгли и с голоду они тут точно не помрут, но на весь зоопарк мы нашли только две пары этих удивительных животных. Другая пара сидела тоже в большом вольере. На указателе к нему было написано «Центр по воспроизводству красной панды». Это большой вольер, вытянутый в длину и с возможностью обойти его по периметру. Внутри располагалось несколько домиков и много деревьев, т.к. красные панды очень ловко лазают по ним, несмотря на упитанность. Одна зверушка спала в домике. Мы рассмотрели через дверку её рыжий бочок, а другая зверушка аппетитно уплетала бамбуковые ветки, запихивая их в рот лапами. Кроме нас там никого не было и мы затаив дыхание, наслаждались необыкновенным зрелищем. Наконец, пушистик поел и ловко взобрался в крону дерева, махнув нам на прощанье своим полосатым хвостом.

На обратном пути мы зашли к тибетскому волку. Он лежал на огромном камне посредине большого вольера, образованного естественным рельефом местности и красовался перед публикой. Мы посмотрели на него сверху и решили возвращаться назад.

Обратный путь прошел гораздо быстрее, т.к. мы спускались с горы и незаметно оказались на парковке возле Ганеш Тока. Попробовали найти такси, но все таксисты нам отказали, сказав, что ждут тех, кого привезли в храм и зоопарк. Мы немного потоптались и решили пойти обратно пешком в надежде застопить кого-нибудь по пути.

Ровно через 5 минут мы остановили микроавтобус, которым управлял хайрастый водила-тибетец; его я сначала принял за тетку. Он довольно быстро домчал нас до центра города за 40 рупий.

Голодные и вразвалочку мы пошли обедать и ужинать сразу, т.к. ровно 7 часов мы сегодня куда-то шли и карабкались. Причем в основном в гору. Надо будет позже посмотреть наш маршрут в Гугл Мэпс и посчитать, сколько мы протопали километров.

Пообедать решили в давно замеченном, но до сих пор не опробованном семейном ресторане The Square.Кухня там была хоть и местная, но интересно приготовленная. Надеюсь, что мой желудок справится с этой шкворчащей кучей жаренного мяса на большой чугунной сковородке. Картофель фри вообще при подаче горел ярким пламенем.

Короче, наелся я от пуза, но даже после такого сытного обедо-ужина, меня потянуло на сладкое и мы отправились в кафе-кондитерскую.

Поев, купили в дорогу две бутылки мангового сока, пирожки и воду в бутылках. Вернулись в номер, заставив дежурного включить все рубильники, и напомнили, чтобы вернули нашу одежду, которую мы сдали в стирку. Заварили чай и сели смотреть Ледниковый период-3. Коридорный принес нам слегка сыроватое белье, которое мы подсушили напротив нагревателя. Собрали рюкзаки и свечера расплатились за гостиницу. Это было самое дорогое проживание в Индии за всю историю путешествий по этой стране, но эта гостиница запомнилась нам, как самая теплая, уютная и чистая. Здесь мы реально отдохнули и согрелись.
Карма 743
Ответить
23.03.2011
Drolma
Гималайский закат

Божественно.........
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
24.03.2011
26.12.2010 Воскресенье. Гангток - NJP или «день бомжа»

Проснулись раным-рано, и стали собираться. Вроде вчера уже все сложили, но осталась всякая мелочь, которая обычно уминается в отдельный рюкзачок.

До свидания, ставший родным, теплый и уютный номер отеля «Золотая Пагода». Впереди почти сутки пути, т.к. следующее продолжительное место остановки будет в Калькутте завтра в 6:00 утра, если поезд конечно не опоздает.

Выходим из номера и в кромешной тьме, держась за стенку, спускаемся на рецепцию. Тут все закрыто «на клюшку», пара висячих замков и никого нет. Бросаю вещи и опять на ощупь, держась за стенку, ползу на этаж выше. Через пробивающийся с улицы свет, я различаю человека, спящего прямо на полу в коридоре гостиницы. Разбуженный оказался знакомым коридорным, а рядом ещё спала горничная. Ну, смотрю, нормально они тут устроились – что-то даже вроде личной жизни есть у людей и теплее так. Однако главное, чтобы он выпустил нас. Есть у индусов такое свойство – долго просыпаются. У нас как, сказал про себя «рота подъем» и организм уже как-то сам взбодрился. А у индусов после того, как ты его разбудил, надо подождать, чтоб лампы в голове нагрелись. Мужик сначала сидел, потом все-таки решил встать и включил в коридоре свет. Посмотрел на меня. Блин, да он спит все равно – реакции никакой. Коридорный несколько раз моргнул, потом широко зевнул и наконец, в его широко открытых глазах замигал уровень загрузки головного мозга. Он узнал меня и улыбнулся. Я шепотом и больше знаками объяснил ему, что нам надо выйти. Он кивнул, и, нашарив в кармане связку ключей, пошел за мной вниз.

Снаружи людей мало, но они есть и как приведения шарахаются по мигающей рождественскими огоньками улице.

Так как у нас тяжелые рюкзаки, мы решили дойти до ближайшей автостанции возле полицейского управления, а там поймать такси до главной автостанции с джипами во все стороны. Только доплелись до места, как обнаружили формирующийся джип до Силигури. Очень хорошо! Не надо никуда тащиться дальше – едем отсюда. Закидываем тяжелые рюкзаки на крышу и садимся в джип.

Пока собрали остальных пассажиров, пока загрузили всю крышу багажом и расселись, прошло больше часа. Практически по пустым улицам, без пробок, мы очень быстро выехали из города и помчались по горной дороге. Прощай, Сикким! Увидимся снова! В следующий раз обязательно посетим Пеллинг и Юксом, и узнаем тебя глубже.

Рассвет окрашивал горы необычным цветом. Краски постельного цвета от нежно-фиолетовых до светло-голубых. Блин, точно, как на картинах Рериха. Когда я видел его картины, они казались мне фантастическими и выдуманными, а вот теперь я реально вижу эти картины за окном джипа.

Рядом с нами сидит легко одетый парнишка и старательно мотает сопли на кулак, при этом делает вид, что ему жарко и открывает окно. Я с трудом сдерживаю себя от желания врезать ему за открывание окна, но Надя меня сдерживает.

Водила промчался до Силигури на бешенной скорости даже не остановившись ни на одном чек-посту или их тут вообще не было, т.к. мы ехали обратно совсем по другой дороге. А это значит, что официально Сикким мы не покинули. Смешно, но около девяти утра мы уже приехали в Силигури. Домчались за три часа... Блин, местные водилы нам сказали, что к вечернему поезду нужно выезжать рано утром, чтобы проскочить дневные пробки и не застрять в горах. И что теперь нам до 9 вечера делать?

Высадившись из джипа, и сняв рюкзаки с крыши, мы двинули на другую сторону дороги, чтобы поймать транспорт до железнодорожной станции NJP.

Постояв немного, Надя застопила коллективный тук-тук, и мы загрузились в примитивную дизельную громко пукающую тележку и поехали. Кто-то входит, кто-то выходит, а нам ехать до конечной. На очередной остановке с нами села довольно приличная семья, которая тоже ехала на вокзал. Привыкнув к тому, что тибетцы и непальцы в отличие от индусов редко проявляют эмоции и всегда трудно понять, что думает узкоглазый человек, мы видим совсем другую картину. У женщины напротив нас все её мысли написаны яркими красками на лице. Сначала она внимательно с ног до головы оглядела Надю и осталась явно довольна увиденным. Конечно, куда худой хиппушке-Наде со всей теплой одеждой, что на неё одето, тягаться с босоногой полной индийской женщиной в сари, в золоте и в шерстяной шали. Затем она так же не спеша оглядела меня, потом выразительно перевела взгляд на своего мужа. Было видно, что она любуется своим мужем. Мы, наверное, выглядели странно по сравнению с ними – бледные, крупные, худые и странно одетые.

На вокзал приехали в 9:30. Пока шли по привокзальной площади, нас чуть не разорвали зазывалы и водители джипов, пытаясь отвезти нас в Дарджилинг. Отбившись от них, мы зашли в здание вокзала и сели на сиденья возле воинских касс. Надя ушла на разведку возможности уехать раньше другим поездом, чтобы не сидеть половину суток здесь, а я спал одновременно на трех рюкзаках. Однако возможности уехать раньше не оказалось, да и что было делать ночью в Калькутте? То ли дело целый световой день бомжевать на вокзале NJP!

Т.к. мы привыкли завтракать в 9 утра, то стали ощущать голод. Пришлось пойти искать какие-нибудь кафешки. По странному стечению обстоятельств, все пункты питания, присутствовавшие в этом месте, содержали в своем названии слово «отель». Мы как-то в предыдущую поездку зависли здесь ночью, но тогда было темно, тепло и все в тумане и угаре, а днем мы готовы были снять номер и просто спать до поезда, но только не торчать на вокзале. Однако тут был только общепит. А ради вписки до вечера, снова ехать в Силигури не хотелось. Мы выбрали из всех этих кафе самое чистое со сказочным названием «Anapurna Hotel» и зашли внутрь. Бросили возле стола вещи и стали ждать официанта, оглядывая интерьер. Официант несколько раз робко прошмыгнул мимо нас, но как-то щемясь к стенке и явно стесняясь. Оказалось, что он действительно стеснялся обслуживать иностранцев, т.к. плохо знал английский. Я вот тоже плохо знаю английский, но не стесняюсь заказывать и есть, а то бы от голода тут умер. К нам подошел другой официант в возрасте и объяснил про своего юного коллегу, взяв заказ: жареный рис, тушеные овощи и 2 лепешки хлеба. Больше тут заказывать смысла не было. Рядом сидели местные, и, облизывая свои грязные руки, ели рис. Хозяин кафешки, очень похожий на своего отца, портрет, которого висел на алтаре вместе в картинками всех индийских божественных аваторов, был предельно религиозен. Все изображения богов, включая папу, были украшены венками из цветов, которые он обновил, пока мы ждали заказ. Купил он их тут же у каких-то бродячих брахманов, которые своим видом были похожи на двух инопланетян из советского фильма «Гостья из будущего». Помните? «Альфа Центавра. Тамошние мы». Затем он принес в ведре воду и тщательно помыл ею статуи слоноголового Ганеши и ещё кого-то четырехрукого. После мытья статуй, он этой водой обрызгал всю кафешку. Затем принес пучок благовонных палочек и в большой бронзовой чаше устроил целый ритуальный костер со страшной дымовой завесой из невыносимо сладко пахнущего дыма. Наконец, когда дым рассеялся, нам принесли еду. Лепешки хоть и острые, но вкусные. Рис тоже неплохо сделан и я его почти весь съел, за исключением маленьких злых перчиков, которые выковыривал и складывал отдельной кучкой. А вот овощи, которые заказала Надя, оказались просто термоядерными. Надя стойко пыталась «это» есть, но половину этих овощей и составляли такие же перчики. Пожар потушили остатками лепешки, коньяком и последней русской шоколадкой от которой отказался беззубый сумасшедший из Румтека. После завтрака осталось 10 часов ожидания, которые мы пошли растрачивать, предавшись жизни местных бомжей.

В одном месте мы нашли более-менее чистый пол возле пока ещё ни кем не обоссаной стенки и уселись прямо на брошенные на пол рюкзаки. Чистота объяснилась просто – этот пол и стена являлись частью мемориала, посвященного спонсорам только что построенного эскалатора. Даже табличка с чествованием этих спонсоров имелась. Остальные стены и пол были нещадно пропитаны мочой, наверное с самого основания этой железнодорожной станции.

На нас, как на новое явление в этом устоявшемся мире бродяг, несущих пожизненную вахту ничегонеделания на этом вокзале, одна за одной обрушивались волны, нет, цунами детей-попрошаек, бродяг, собирателей пожертвований во имя всех известных богов, чистильщиков обуви, водителей от велосипедов до грузовиков, готовых отвезти нас хоть куда, и опять детей-попрошаек.

Вот приехал поезд и выпустил на привокзальную площадь целую толпу тибетских монашков в сопровождении старичков-монахов и тибетских бабушек в полосатых передниках. Через какое-то время среди них появились два монаха с ручищами и рожами каких-то средневековых разбойников. Ими реально можно пугать детей – страшные небритые лица, лысые, и с огромными сильными голыми руками. Они ласково потрепали некоторых маленьких монашков по головам, и, взяв вещи у старого монаха, тут же свалили.

Вот с другого поезда вышла толпа новобранцев – довольно крупных и рослых прилично одетых индийских парней. Их загрузили в военные грузовики и, наверное, увезли в какую-нибудь военную часть, коих тут, в приграничных районах, большое множество.

По вокзалу постоянно шныряют то патрули военной полиции, то патрули полицаев. Они с бродягами находятся в противофазе. Сначала непонятным образом исчезают вечно канючащие и уже надоевшие попрошайки, потом проходит патруль, потом снова появляются бродяги. Мне уже, наверное, пятидесятый раз предлагают почистить ботинки. А смысл? Тут такая грязь. Тем более что так они покрыты обычной пылью, а я соглашусь, заплачу деньги, и мне на обувь непонятно что размажут. А так пыльные, но не намазанные неизвестным дерьмом.

Увидели ещё одно развлечение. Всего за 50 рупий вам почистят... уши. Довольно неопрятный чувачок с хитрой рожей лезет в ухо железякой с намотанной на неё грязной ваткой. Оттянув ухо у клиента, он увлеченно ковыряется в нем, а потом показывает ему козявки, приставшие к вате. Они радостно обсуждают каждую козявочку и процедура продолжалась снова. Этакий «экспресс ухо-горло-нос».

Дети, которых мы устали отгонять, опять донимают нас. Они подходят с какой-то обреченной регулярностью. Пристают не только к нам, но и к другим людям, но я ни разу не видел, чтобы им кто-нибудь хоть что-нибудь дал. Да это и не мудрено. Если им дать хоть что-то, то они быстро превратят остатки твоего пребывания на вокзале в ад, пока ты не сойдешь с ума. Мы уже такое наблюдали в Дели в свою первую поездку и с тех пор зареклись подавать детям. Обычно мы подаем старикам, которые не смогут потом догнать и с воплями повиснуть на нашей одежде.

Короче, у нас сегодня полноценный «день бомжа» - хороший контраст после мажорного Гангтока.

О! Прошел парнишка в футболке с портретом Че Гевары и снял со столбов развешанные там красные серпасто-молоткастые флажки, на которые мы даже не обратили внимание.

Рядом с нами на тюках сидит мамаша с тремя детьми, которых она поит из бутылки. Они, как птенцы широко открывают рот, а она тонкой струйкой вливает им в рот воду, которую они, давясь и обливаясь, глотают, смешно запрокидывая головы.

Недалеко от нас стоит странный аппарат с весами, куда почти все приезжие встают, суют денежку и получают за это свернутую бумажку и довольные уходят. Смешной лохотрон какой-то. Аппарат сверкает и переливается огоньками. Вот какой-то дядя вставал несколько раз, пока не получил целую порцию этих бумажек. А вот на весы залезли сразу два монашка, но аппарат от них денег не взял и бумажку не дал. Хитро. Надо было третьего позвать.

Однако, кроме навязчивого общения с местными бомжами, были и неожиданно приятные встречи. К нам подошли два парня, и как старых друзей, спросили, как у нас дела, откуда мы и спросили разрешения сфотографироваться с нами. Блин, уже становимся местными знаменитостями! После фотографирования, мы спросили кто они и откуда, на что парни ответили, что они... наги из Нагалэнда. Ого! Наги это вообще-то мистические змееподобные существа. А, в Индии действительно есть штат Нагалэнд и парни просто оттуда.

Погруженные в жизнь вокзальных бомжей, мы наблюдали картины из жизни и не заметили, как стало темнее и холоднее. А так же, несмотря на холод, появилась туча голодных москитов. Попрошайки исчезли, и мы тоже подняв рюкзаки, двинули в здание вокзала.

Спасибо военным! Они выделили для военных-путешественников место, где можно посидеть и отдохнуть. Ну, мы и сели.

Увидели белого парня с двумя рюкзаками, который выглядел немного растерянным. Но оказалось, что он просто так всегда выглядел. Возле нас было свободно одно место, и мы позвали его к нам. Этот блондин смотрелся инопланетянином среди местного населения. Парень оказался студентом-голландцем, который путешествует по Индии уже 3 месяца и ему ещё месяц остался. До этого момента он путешествовал со своими друзьями, но они вернулись обратно в Нидерланды, а он остался один. Рядом с военными кассами был буфет без продавца и голландец стучал туда в надежде, что кто-нибудь появится и продаст ему бутылку кока-колы, но в место продавца на прилавок вылезла огромная крыса и неспешно прошла по прилавку до конца, обнюхала ряд бутылок и стала умываться. Голландцу сразу расхотелось пить.

Пришел военный распорядитель и прогнал нас, сказав, что эти места для тех, кто служит в армии. Я ему сказал, что я тоже служил в армии. Он заржал и сказал, что это хорошо, но армия немного не та. Других сидячих мест не было, и мы пошли в вокзальную кафешку.

Купили манговый сок, чипсы «Лэйс» с индийскими специями и уже спокойно досидели до самого поезда. За это время успели хорошо пообщаться и даже бухнуть. Мы угостили парня армянским семилетним коньяком, а он нас местным индийским виски. Блин, моя бабушка самогон вкуснее делала, но в компании и эта бодяга, запиваемая манговым соком, пошла хорошо. Хозяин кафешки пытался прекратить нашу пьянку, но пришлось отпугнуть его, скорчив страшную рожу. Студент от моих мимических упражнений веселился. Голландец держал виски в русской фляжке из нержавеки с позолоченным российским гербом. Мы прочитали ему почти научную лекцию о нашем гербе.

Голландец тоже ехал в Калькутту тем же поездом, и это была его первая поездка на индийском поезде. Где-то за полчаса до подачи поезда, мы собрали вещи и двинули на платформу, вызвав вздох облегчения у хозяина кафе. Скорее всего, это связанно с местными законами о пьянстве, т.к. в некоторых индийских штатах вообще «сухой закон».

Пока нашли, пока дошли, прошло половину времени. Немного потусовались с другими пассажирами и вот подали наш паровоз. Наш вагон S-1, и мы трусцой побежали к нему, а голландец остался у своего S-3. Ожидая обычной толкотни у дверей мы подбежали заранее, но в этот раз посадка прошла спокойно. Наверное, это произошло из-за того, что света в вагоне не было. Мы, освещая путь экранами коммуникаторов, нашли наши места и сели. Остальные пассажиры тоже светили мобильниками, садились и затихали, как тараканы. А когда в вагоне включили свет, мы просто охренели – вагон действительно кишел тараканами. Они были просто везде и удивленно разглядывали нас, шевеля усиками. Но мы так устали, что, не обращая на них внимания, завалились спать.
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
25.03.2011
27.12.2010. Понедельник. КАЛЬКУТТА.

Просыпаешься и осознаешь, что ты на верхней полке индийского поезда, мчащегося в теплую Калькутту, город Рабиндраната Тагора и матери Терезы. Это бывшая столица Великой Британской Индии и настоящая жемчужина колониальной архитектуры. Посмотрим. Ночью было холодно и мы, как обычно, завернулись во все теплое. Да... сказочные и пушистые пледы превратились в ветошь. Уже утро и все остальные пассажиры тоже закопошились, выглядывая из под своих тряпок. Дяденька внизу как-то быстро собрался и открыл окно, через которое ворвался настоящий летний ветер! За окном пальмы, джунгли, люди в одних рубашках. Мы стали собираться и я прямо с верхней полки случайно опустился на двух теток, которые шли по проходу и что-то истошно кричали. Я как медведь протиснулся между ними, а это оказались вовсе не тетки, а мужики из касты неприкасаемых «хижра», которые переодеваются в женские платья. Считается, что хижра относятся к третьему полу, они проходят обряд кастрации, носят женские имена и одежду. Эдакие местные трансвеститы, которые ходят по вагонам, устраивают песни-пляски и клянчат деньги. Многие пассажиры их боятся, так как считается, что они могут наслать проклятие. Мы на таких стараемся вообще не обращать внимания, а если они начинают хватать за руку, то я «надеваю» маску Махакалы и даю им жесткий отпор.

Поезд остановился, и народ потянулся на выход. Приехали в Калькутту на вокзал Sealdah, который принимает поезда, курсирующие внутри штата Западная Бенгалия. Выпустив всех, вышли и мы, запустив после себя ватагу пацанов-уборщиков вагонов с вениками. На перроне все шли в одно сторону, «прямо как на Ярославском вокзале» - подметила Надя. По дороге догнали вчерашнего голландца, и с ним вышли на привокзальную площадь. Питер поделился с нами впечатлениями о первой поездке на индийском поезде, сказав: «Все бы не плохо, только матрасиков нет», и покинул нас с фразой, что он должен позавтракать прямо здесь сейчас, и еще позвонить папе.

Посещение нового города для нас всегда начинается с вписки, душа, переодевания в чистое и завтрака с кофе. Вокруг нас уже давно толпились бандитского вида таксисты, и мы договорились с одним из них отвезти нас в заранее выбранную гостиницу недалеко от Sudder street. Кинули рюкзаки в ржавый багажник желтого Амбассадора и сели на задний диванчик, а водила учтиво спросил у нас разрешение покурить. Они тут, видимо, совсем с куревом маются. Курить в общественных местах нельзя, везде висят предупреждающие таблички. Прямо как в Европе.

Из окна такси рассматривали город: интересная архитектура, много старых английских зданий, не ремонтировавшиеся со второй мировой войны. Все фасады обвешаны местной рекламой. Доехали до гостиницы Aafren Hotel, в которой мы еще в России забронировали номер за 500 рупий.

Довольно приличное здание гостиницы, на ресепшене нас проводили в закрытое прозрачной перегородкой лобби, и предложили подождать, пока подготовят номер. Минут через пять мальчик принес нам горячий чай и свежие газеты. Когда номер прибрали, оказалось, что свободная комната немного подороже забронированной – 700 рупий, с кондиционером (на фига козе баян). Посмотрев номер, мы решили тут остаться – чистая постель, большая двуспальная кровать, горячая вода в душе, на полу полированный камень, под потолком вентилятор, в окне кондиционер, шкаф для одежды, пахнущий нафталином. Я распахнул шторы, и тут же закрыл их обратно. Буквально в 1,5 метрах от окна был задний фасад соседнего здания, выкрашенного темно-синей краской и кучи мусора. Неба не видно. За окном полный треш. Но самое главное, что тут тепло, есть горячая вода и был чистый пол, пока мы не натоптали.

Надя открыла шкаф и закричала во все горло. В шкафу ей очаровательно строил глазки маленький геккон, который от крика испугался и откинул хвост. Хвостик приветливо вихлялся, а зверушка забилась куда-то в угол шкафа.

Я с удовольствием смыл грязь под горячим душем и залез в постель, чтобы вздремнуть, пока Надя моется. После всех банных процедур, мы сдали в прачечную вещи, в которых бомжевали на вокзале и ехали в поезде, и отправились по направлению к Sudder street, до которой было пару кварталов. По дороге отбивались от рикш, отличающихся от местных коллег из других городов тем, что едут не на велике, а бегут бегом и волокут за собой тележку. Их символом является колокольчик на веревочке. На улице тепло как летом. Местные говорят уже в основном на бенгали, и надписи отличаются от тех, что на хинди. Местный английский соответственно уже не хинглиш, а бенгалиш и к этому надо привыкать. На Sudder Street зашли в какую-то кафешку и наконец-то позавтракали.

Поев, мы купили карту города в книжной лавке, и двинули в сторону Park Street. По ходу обуревают странные чувства, как будто наступило страшное будущее через 100 лет и мы идем по Питеру, который через сто лет захватят индусы, разграбят его и оставят на улицах своих раненых и калек. Но былое английское величие, скромно проявляется даже через ободранные фасады, и все равно впечатляет. Дойдя до парковой улицы, нам приглянулась замечательная кофейня Barrista, где мы догнались кофе и шоколадным тортом облитым горячим шоколадом под названием Chocolate Excess. Выйдя из кофейни, Надя отбивалась от бродяги, называющего её «сестрой» и просящего купить ему местную шаурму, а я фотографировал этого персонажа.

Изучив карту, мы отправились в сторону знаменитого мемориала королевы Виктории. Проходя вдоль многополосной дороги, на которую выходили офисы сталепромышленных компаний и банков, мы наблюдали интересную картину: время ланча, и тротуар плотно забит готовщиками еды, одетых в лохмотья, и проголодавшимися служащими в дорогих костюмах и рубашках, которые покинули свою офисы, чтобы на улице руками съесть жгучую снедь, приготовленную оборванцами.

По дороге зашли в магазин одежды, где продавец «на глаз» определил мой размер и выдал мне пачку штанов защитного цвета. Я померил понравившиеся, и все бы ничего, но какой-то гад старательно вышил серебряными нитками на карманах типа модную херь. Нет – не возьму.

Пошли дальше и свернули на улочку, ведущую к мемориалу Виктории. Офигеть! Блин, прямо реально старая, добрая Англия. На вскидку здание мемориала напоминает американский Капитолий, только в викторианском стиле. Внутрь пускают по совсем копеечным билетам, однако очень тщательно обыскивают на наличие еды. Оказывается, на территорию мемориала нельзя проносить еду. И правильно. Индусы имеют национальную черту бросать под ноги все, что нельзя съесть и очень быстро любое место, где много индусов автоматически превращается в помойку. Вокруг мемориала красивые пруды и памятники бабушке Вике (королеве Виктории) и дедушке Эдику (королю Эдуарду VII). Мы обошли всю териитории, гуляя по истинно английскому саду, и вышли с другой стороны в парк под названием что-то вроде «Бенгальский уголок». Надя с упоением зачитывалась свежекупленным «кирпичом» Lonely Planet India, а я, проведя тройное обезораживание, съел неизвестный мне фрукт, который купил на выходе с мемориала: ни че так, сладенько, похоже одновременно на грушу и сливу.

Солнце стало клониться к закату, и мы поспешили к собору Святого Павла, возле которого собралась толпа верующих. Не меньшая толпа стояла в очередь близ стоящего планетария. В соборе снимать нам категорически запретили и строго за этим следила местная служба безопасности. Но когда нельзя и очень хочется, то можно, и Надя сделала пару снимков втихаря. По внутренним стенам собора располаются памятные доски в честь различных офицеров британской армии, погибших в Афганистане, а также умерших от малярии и просто от старости. Некоторые доски скромные, а часть отмечены барельефными портретами. Сам собор достаточно красив, внутренний интерьер выполнен в готическом стиле с отделкой белым мрамором. На окнах замечательные цветные старинные витражи со сценами из жизни Христа и святых. Во дворе собора сооружен Вертеп, изображающий сцену рождения младенца Христа. Рождество, однако.

После посещения собора мы провели время в гигантском музыкальном магазине и интернет-кафе, где у меня потребовали паспорт, прежде чем дать мне доступ в интернет. Ужинать отправились в мажорный китайский ресторан с белыми скатертями на столах. Впервые за долгое время мы ели морепродукты, приготовленные на индийский манер с обилием специй, запивая китайским зеленым чаем. Поев псевдокитайскую еду, мы продолжили свою прогулку по городу, пока не дошли до гигантского рынка New Market на Lindsay Street. Тут творился просто Содом и Гоморра. Можно было бы пошарашиться тут подольше, если бы не «друзья туристов», предлагающие все показать и рассказать. Я стараюсь держать себя в руках, и не раздражаться, а Надя помогает мне, отгоняя назойливых товарищей всякими вежливыми английскими словами. На некоторых ничего не действует, и они преследует тебя, подолгу бегая и канюча что-то.

Рынок по площади просто огромный: с брендовыми бутиками и большой территорией наподобие черкизона, только в индийском масштабе. Продается все, что угодно – от заводных пластмассовых уточек до бриллиантов. Я же искал себе х/б штаны цвета хаки с карманами по краям, но все они были с какими-то несуразными вышивками на забавных местах. Блин, такое нельзя одевать на себя.

Устав от толпы, мы засели в кофейне. В ожидании заказа вспомнили, что надо будет обязательно прокатиться на местном трамвае. Калькутта единственный город в Индии, где есть трамваи. Мы уже видели несколько. Они похожи на ржавые бронепоезда с зарешеченными окнами по бокам.

О! Кто-то страшным гнусавым голосом орет: "Nadria, Nadria!". Это кажись наш заказ готов и зовут Надю, так как когда у нее принимали заказ, спросили имя. Опять взяли шоколадный торт в шоколаде и травяной чай. Постоянно хочется сладкого.

После кафешки мы решили убраться с этого безумного праздника «купли-продажи» и пошли в сторону гостиницы. По дороге фотографировали здания, рикш, попрошаек, хиппанов. Завтра продолжим исследовать этот замечательный город.
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
25.03.2011
Еще немного фоток того дня
Drolma ж
Карма 1466
Ответить
26.03.2011
28.12.2010. Вторник. КАЛЬКУТТА.

Ночью часто просыпался, т.к. через кондиционер было слышно копошение голубей с другой стороны. Причем один из них прямо ночью начинал очень громко ворковать.

Утром встали поздно – в 9:45. Обычно в это время мы уже завтракали, но выспаться тоже важно, т.к. впереди у нас ночь в поезде и надо хорошенько отдохнуть. Выяснить судьбу нашей одежды, которую мы вчера сдали в прачечную, удалось только с третьего раза и то, только то, что её ещё откуда-то не принесли. Даже если её не принесут – не сильно жалко, хотя это теплая одежда, которая может нам еще пригодиться.

Вышли на улицу, где к нам пристала довольно прилично одетая тетка с ребенком на руках и просила милостыню. Странно, но на ней украшения золотые. Я на её приставания особо внимания не обращал, а вот Надя рявкнула на неё так, что тетка явно перепугалась.

Пока добирались до кофейни, нас чуть не задавила машина, которая выскочила из-за угла, и, не снижая скорости, промчалась сквозь толпу людей. По счастливому стечению обстоятельств, толпа кинулась в рассыпную, и никто не попал под колеса.

Кофейни тут знатные. Например, Barista, которую мы вчера открыли для себя. Отличный интерьер, замечательная европейская кухня. Мы заказали макароны, сэндвич и кофе. Легкая джазовая музыка и даже через большую стеклянную дверь на улицу не видно попрошаек. Мы плотно позавтракали и пошли по Парк-стрит в сторону Майдана. Да-да, вот вам прямое доказательство языкового родства с индусами. На древнерусском, украинском, санскрите, хинди, персидском, бенгальском языках майдан означает площадь или большую ровную площадку.

Довольно долго мы шли по парку, где со всех сторон либо играли в крикет, либо болели за ту или иную команду и только редкие бродяги спали, греясь в солнечных лучах.

Дошли до какой-то военной части, возле которой группа новобранцев занималась строевой подготовкой на большой утоптанной площадке, поднимая кучу пыли своими ногами. Строевая подготовка у индусов, происходит от английской военной школы и кажется нам забавной. Русская строевая подготовка берет свое начало от прусской военной школы и сильно отличается от английской. Индийские солдаты забавно маршируют, высоко задирая колени, и сильно размахивая прямыми руками.

Рядом с занимающимися солдатами стояла повозка, на которой была разложена нехитрая снедь для приготовления индийского лимонада. Хозяин тележки мирно спал прямо тут же на земле.

Пошли дальше, перебежали дорогу, сначала чуть не попав под грузовик, потом убежав от огромного автобуса, пока не увидели странный памятник. Два бородатых мужика и у одного книжка в руках. Кирилл и Мефодий, подумал я, но потом пригляделся и узнал их. Да это же Карл Маркс и Фридрих Энгельс! Блин, неизвестный индийский скульптор видимо под влиянием пребывания в СССР изваял из куска гранита каких-то огромных бородатых сибирских мужиков. Да уж, так и стоят плечом к плечу еврей и немец в виде русских старцев в пальто в бывшем английском мегаполисе на индийской земле.

Пройдя мимо парка, мы оказались в квартале среди старых английских офисных зданий и современных бизнес-центров, вокруг которых были торговцы уличной еды. Все тротуары заставлены печурками и столиками, где пекли, кипятили, жарили, парили, раскатывали и месили, и многочисленные люди все это ели: стоя, сидя на корточках, а некоторые и лежа. Протискиваясь сквозь эти толпы, мы брели и фотографировали здания, людей и друг друга.

Одна бабушка продавала поддельные старинные монеты – это медные копии старых монет начала XIX века. Все они были сделаны со слепков нескольких настоящих монет и отличались новизной металла и если взять две одинаковые монеты, то внимательно разглядывая их можно увидеть одинаковые косячки, доставшиеся от прежнего оригинала. Ну и самое главное – это несколько «размытый» рисунок, получающийся методом отливки, в отличие от штамповки. Я поинтересовался стоимостью и был удивлен её наглости. Стоимость монет была такая, будто они были сделаны из золота. Бабушка, идите в жопу. Прошли квартал и обнаружили тетку, которая так же продавала всякое старье, включая монеты. И вот у неё я купил две монеты конца колониальной истории середины прошлого века (1942-1944) и одну времен Восточно-Индийской компании 1818 года в хорошем состоянии отдав за все сумму в несколько раз меньшую, чем предыдущая бабка просила за одну.

Прогуливаясь дальше, мы дошли до церкви Святого Андрея и решили пройти к пруду, который был посредине центрального делового квартала BBD Bagh. Рядом с церковью находится «дом писателей», как я сначала перевел, но правильно это «дом писцов», построенный еще во времена Ост-Индской компании. Старое красивое здание, мы стали фотографировать его фасад, однако к нам подбежали несколько военных и отогнали на другую сторону улицы. В настоящее время в «Доме Писцов» заседает правительство западной Бенгалии. На въезде была куча вооруженных до зубов военных со свирепыми рожами. Однако нам хотелось попасть к пруду, и мы пошли дальше. Выход к пруду мы нашли случайно, пройдя через стоянку каких-то правительственных машин и лежбище местных бомжей. Перед нами открылась просто прелестная картина. Однако если оглянуться назад, мы видели жизнь низших слоев, как она есть. Бродяги выискивали друг у друга вошек в лохматых головах, какая-то грязная тетенька сушила на мощеной камнями площадке неизвестные ягодки.

Пошли дальше по местным кварталам, пока голова уже не стала кружится от воплей, запахов готовящейся вокруг нас пищи и толчеи местного люда. Я купил два неизвестных фрукта, похожих на коричневые помидоры и парочку маленьких бананов, оказавшихся на удивление очень вкусными.

Сверившись с картой, мы решили вернуться на виденную ранее трамвайную остановку, чтобы по совету Lonely Planet проехать на трамвае №6 до района ремесленников и скульпторов Kumartuli. Подойдя к остановке, мы даже увидели этот трамвай и сели в него. Внутри бронепоезда было прикольно. Не хватает только башни с пушкой и пулеметов в окнах. Я подошел к местному кондуктору, чтобы купить билеты и поинтересовался, доедем ли мы до нужного нам места. Однако кондуктор сказал, что нам нужен трамвай №8. Мы вышли и стали ждать 8-ой. Так, проехал 21-ый, потом ещё какой-то без номера, а потом Надя говорит: «Смотри, наш идет». Мы уже приготовились сесть на него, но этот бронепоезд промчался мимо нас без остановки и, страшно скрипя железом, скрылся за углом через дорогу. С нашей остановки прямо на ходу на него успели запрыгнуть только двое парней. Мы проводили этот наглый трамвай взглядом и поняли, что в это место мы сегодня не поедем, а поедем-ка лучше на метро и посмотрим Мраморный дворец. Метро, если верить карте, находилось от нас в паре кварталов. Мы почти без приключений дошли до метро, пройдя мимо знаменитой чайной биржи, и ещё нас поразили ряды мужиков, которые сидели прямо на улице и печатали на старых печатных машинках под диктовку других мужиков.

Вот и метро. Проезд до станции MG Road стоит всего 4 рупии. Метро, в отличие от делийского, такое же старое, как трамваи – никакого хай-тэка.

Вышли на нужной станции, а дальше надо ещё пару кварталов пешком. Вот вроде все такое красивое – высокие английские дома, прямо, как в Питере на Невском, широкие проспекты, но вдоль этих проспектов, прямо на тротуарах живут люди. Мы с Надей шли по тротуару и даже не заметив, зашли к кому-то в гости. А они уже давно так тут живут. Вот примус стоит, посуда какая-то, кроватка детская, ящик с собакой и щенками. Блин, прямо на улице, прямо под открытым небом.

Зашли внутрь квартала, где согласно карте должен быть Мраморный дворец. Вокруг старые английские дома, доведенные до предельно аварийного состояния путем проживания в них немыслимого количества людей. На первых этажах этих и других домов много магазинов, где продаются разные вещи из мрамора – от мебели до статуй богов. По-английски вообще никто не говорит. Приходится объясняться на пальцах. Несмотря на то, что к маханиям руками местные давали комментарии по-бенгальски, мы все поняли и вскоре вышли к улочке, на которой находится мраморный дворец.

Подходим ко дворцу, который отделен высоким забором. У ворот стоит полицейский, вооруженный... копьем! Пипец. Этим копьем он, как палкой отгонял дразнивших его мальчишек. К нам он был так же агрессивно настроен и не пустил внутрь. Он бегал туда-сюда с копьем наперевес и кричал, что это частная собственность и нельзя тут находится и фотографировать. Пока он отгонял детей, я снял дворец прямо через ворота. Вообще во всех путеводителях Мраморный дворец представлен, как достопримечательность, которую предлагают всем посетить. Странно. Полицай подбежал и сделал выпад копьем в мою сторону. Я увернулся, но эта его выходка вывела меня из себя. Подскочив к нему вплотную, чтобы он не ткнул меня ещё раз, я, глядя в его безумные глаза, по-русски сказал, что если он сделает так ещё раз, я засуну это копье ему в жопу. Полицай, забежал на территорию дворца и запер изнутри ворота. Ну вот, посетили дворец. Рядом с дворцом ещё какие-то развалины старинного английского особняка. Пошли туда и я стал фотографировать развалины и попытался сфотографировать Мраморный дворец с развалин. Неожиданно, подросток, крутившийся поблизости, прыгнул на меня, пытаясь вырвать фотоаппарат. Видимо, после общения с полицаем, я ещё не успокоился и организм сам защитил себя – подросток получил удар ногой и отлетел в сторону. Поднялся с земли, присел на корточки и, улыбаясь, стал разглядывать меня. Блин, как-то неуютно стало тут. Сначала полицай, теперь пацан. Мы ушли, так и не увидев дворец.

Вернулись к станции метро и проехали до станции Парк-стрит. Мы прошли по этой улице до кафешки с местной кухней, а потом выпили по чашечке кофе в Барристе.

Прошвырнувшись еще раз по Sudder street и New Market, мы вернулись в гостиницу. В номере хорошо – сразу же приняли душ, а вскоре коридорный принес нам нашу выстиранную одежду и мы стали собираться в дорогу. Следующим пунктом нашего путешествия была Бодхгая. Вообще, каждую поездку в Индию мы приурочиваем к какому-нибудь буддийскому событию в славной семье Кагью. В этот раз главной целью поездки был Кагью Менлам в Бодхгае, и празднование 900-летия со дня рождения Первого Кармапы Дюсум Кхьенпа. Нам не терпелось увидеть Е.С. 17 Кармапу Тхае Дордже и Шамара Ринпоче.

Упаковав рюкзаки, мы двинули в ночь на вокзал, Howrah station. Отойдя от гостиницы метров 200, Надя застопила такси прямо в пробке, договорились на120 рупий. Загрузились и поехали. Если до этого водила пассивно тащился в общей колонне, то взяв нас на борт, сразу попер по встречке, пугая прохожих и велосипедистов сигналом.

При подъезде к вокзалу, к нашему такси докопался местный гаишник, он был просто взбешен и, колотя палкой по крыше нашего «амбасадора» что-то истошно кричал. Водила, вяло переругиваясь с ним, продолжал ехать. Потом мы уперлись в пробку из такси. Гаишник побежал дальше, крича и стуча палкой, а мы стали выгружаться, т.к. пешком дойти уже недалеко, а проехать нет возможности. Взвалили тяжелые рюкзаки и потопали к зданию вокзала.

Через окошко справочного бюро, мы разглядели служащего, сидящего на стуле и сложившего ноги прямо на стол. Не убирая ног со стола, он лениво поглядел в наши билеты, и, сплюнув прямо на пол, сказал, что нам на 9 платформу.

Мы разведали расположение платформы, но решили дождаться поезда, сидя в кафе. В рамках практического курса английского языка, я пошел заказывать еду, и мне удалось купить тарелку риса и тарелку лапши, разобравшись в сложной системе заказа в одной очереди, оплаты в другой и получения еды в третьей. Еда оказалась простой, вкусной и не острой. Досидели в кафе, пока уборщик не стал двигать нас вместе со столом и вещами. Взгромоздили рюкзаки и потащились на платформу, где как раз подали наш поезд. Вагон оказался «хер знает где» на другом конце состава и мы долго шли по перрону, толкаясь среди индусов.

С нами в отсеке сели трое парней, затем бенгальская семья, потом огромный мужик. Итого – 11 человек на 8 полок. Интересное дело. Мы не переживали, так как на одной нашей полке сидели мы, а на другой лежали наши неподъемные рюкзаки, а вот парни считали полки и пассажиров и прикидывали, кому с кем спать. Что ж это у них в поездах часто бывает, когда двое на полке, но мы будем спать в обнимку только с рюкзаками. Готовясь ко сну, я подвесил среднюю полку, которая в сложенном состоянии играет роль спинки нижней полки. Бенгальская семья сразу свалила в соседний отсек, оставив в нашем только мальчика и бабушку, и все пассажиры тут же улеглись спать.
Калькутта (01)
Калькутта (01)
Калькутта (02)
Калькутта (02)
Калькутта (03)_Barrista
Калькутта (03)_Barrista
Калькутта (04)
Калькутта (04)
Калькутта (05)
Калькутта (05)
Калькутта (06)
Калькутта (06)
Калькутта (07)
Калькутта (07)
Калькутта (08)
Калькутта (08)
Калькутта (09)
Калькутта (09)
Калькутта (10)
Калькутта (10)
Калькутта (11)
Калькутта (11)
Калькутта (12)_Маркс и Энгельс
Калькутта (12)_Маркс и Энгельс
Калькутта (13)
Калькутта (13)
Калькутта (14)
Калькутта (14)
Калькутта (15)
Калькутта (15)
Калькутта (16)_Трамвай
Калькутта (16)_Трамвай
Калькутта (17)_Writers' House
Калькутта (17)_Writers' House
Калькутта (18)
Калькутта (18)
Калькутта (19)
Калькутта (19)
Калькутта (20)_пруд Lal Dighi
Калькутта (20)_пруд Lal Dighi
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики