Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма
Северная Индия Южная Индия  

Отчеты о поездках › Зимнее путешествие по Индии и Непалу (декабрь 2010-январь 2011)

Drolma ж
Карма 1479
Ответить
12.03.2011
Взяли такси, и поехали обратно в Тамель. На водителе была смешная шапка, и выглядел он как настоящий шерпа. Когда мы доехали до места, я спросил его: «Ты шерпа?» Он радостно закивал: «Да, я шерпа, шерпа!». Мы расплатились и угостили его русской шоколадкой. Не заходя в гостиницу, пошли ужинать в ресторан "Yak", где кроме еды заказали теплого тибетского пива, тонгбу. Принесли деревянную кружку с забродившим просо, залитым кипятком, и термос с кипятком. Пахло это пиво реально бражкой. Сначала «пиво» показалось мне слабым и разбавленным, но по мере его поглощения, оно оказалось достаточно крепким, и уже к середине ужина, меня нехило вштырило. Запах и вкус напитка показался мне откуда-то очень знакомым, но ничего из глубины памяти не всплывает.

После того, как мы нафаршировали свои тушки, решили предаться шоппингу. На улице стало прохладно, поэтому решили купить Наде теплую куртку. Во многих лавках цены загибали такие, как будто все вещи вязала самолично английская королева. В большинстве случаев мы даже не утруждали продавца предаваться рассказам, почему эта кривосшитая фигня стоит как из золота, и уходили. Но иногда попадались такие магазины и продавцы, откуда было трудно уйти без покупки. В одной лавке продавец очаровал нас одетой на себя шапкой слона. Надя померила шапку панды, и стала смотреть другие вещи. Парень, продававший все эти вещи, надел эту шапку на себя и мультяшным голосам стал повторять: "Do you like my panda?". Пока мы все перемерили и общались с ним, я надорвал живот от смеха. Довольно укуренный магазин и продавец, но весело. В итоге мы купили не менее укуренную курточку, перефотографировались со всеми пришедшими друзьями продавца, и ушли. Дальше нелегкая занесла меня в магазин ножиков, где два продавца вели себя не совсем адекватно. Они абсолютно игнорировали мои возражения и веси себя агрессивно. Я выбрал один кхукри, мы рубанули им по какому-то ножу меньшего размера, оставив в нем глубокую зарубку, причем на лезвии кхукри ничего не осталось. Цену загнули до невероятных размеров – 6000 рупий! Я пытался торговаться, снизив цену в шесть раз, но они ни в какую, сказали, что это невозможно. В итоге я ушел, мне кричали что-то вслед, и один из продавцов даже бежал за мной какое-то время, видимо хотел зарубить меня ))))))). Завтра поедем в Бхактапур и посмотрим ножи там. Походили по ювелирным лавкам и купили в подарок интересное гао с бирюзой, и колье из камней. Когда Надя торговалась за колье, продавец сказал, что она хуже китайской мафии, опускает цену до неприемлемого уровня, и режет без ножа. Но, несмотря на все эти жалобы, товар нам продали.

После шоппингового насыщения, мы покормили полуночных собак Тамеля недоеденными момо, и вернулись в гостиницу.
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
12.03.2011
19.12.2010 Воскресенье. КАТМАНДУ-БХАКТАПУР.

В эту ночь, можно сказать, спали хорошо. Температуры нет, настроение отличное. Спал так хорошо, что отлежал на лице пуговку от наволочки, чем несказанно обрадовал Надю. Сегодня надо бы выйти в Интернет, а также слить все фотографии на флэшку.

Заказал на крышу завтрак и поднялся туда загорать и ждать Надю. Принесли трехярусный клаб-сэндвич. Я пил чай и наслаждался извечной поэмой охоты орла, летающего и высматривающего добычу на крышах домов и стремительно сваливающих голубей, когда орел появлялся из-за соседней крыши. Как только орел улетал, самый смелый высовывал свою птичью голову из-за угла, смешно вытягивая шею и озирая небо.

Многие местные на крышах держат собак; дома близко друг к другу, и легко можно перепрыгнуть на соседний балкон. Собаки охраняют или «крышуют» сохнущее белье.

Позавтракав, отправились на автобусную станцию, и успели заскочить в отходящий автобус до Бхактапура. Ехали долго, останавливались в каждом квартале. Кто-то выходил, кто-то садился. Две тетки с грязными босыми ногами немного посплетничали по поводу Надиного внешнего вида и цвета волос. На соседнем сидении ехал мужик с ребенком, которому была подарена русская шоколадка. Ребенок отнесся к подарку индифферентно, так как во рту у него было сразу две конфеты, и рот еле закрывался, а вот его папаша по-детски радовался шоколадке. Половина пассажиров что-то постоянно ела, тут же бросая мусор на пол автобуса, плюс постоянно залетали клубы пыли от разбитой дороги. Но это не мешало нам наслаждаться солнечным днем.

Автобус остановился возле ворот с надписью 10 баксов для иностранцев. Мы выходим и идём в другую сторону, сворачиваем в один переулок, потом в другой, и выходим на площадь. Пройдя немного по переулку, заходим в кофейню, где нас заводят через двор в какой-то «вип-зал». Долго-долго ждем кофе, такое ощущение, что продавец пошел его рвать с дерева. Пока ждали кофе, за соседний столик привели немцев – молодую семейную пару с маленьким ребенком, который громко кричал: «Да! Да! Да!». Я сказал паре, что их сын говорит по-русски, на что немецкий папа ответил, что вообще-то предполагалось, что сын начнет говорить по-немецки.

После кафе пошли к Дурбар Скверу, по пути выйдя к знакомой лавке с монетами. Я попросил хозяина показать мне старые греческие монеты. Дед доставал всякую фигню. Нет, прикольно, конечно, монеты эпохи Маурьев и царя Ашоки, но как это проверить? Какие-то кусочки меди и серебра с непонятными вмятинами и царапинами. Бактрийские монеты на много лет раньше чеканили, но если на монете профиль царя Эвкратида, то это, как рубль с Лениным – сразу все понятно, а то, что он мне принес - больше напоминает монеты, в которые через пару тысяч лет превратятся современные копейки. Вот, наконец, принес медную греческую монету – на одной стороне профиль гордого грека, а на другой петух; над петухом ключ и полустертая надпись по-гречески, похожая на POTIR. Остальное - полный хлам. Даже серебряная тетрадрахма с двойным портретом была настолько отвратительного состояния, что стоить мог только металл. Осмотрев все подряд, включая медные копии старых серебряных монет, которые продавец выдавали за обожженные, я решил купить медную с петухом. Чувак запросил за неё столько, что даже я охренел. Два с половиной года назад за такую же сумму у него же я купил горсть серебра, включая одну бактрийскую в хорошем состоянии. Попробовал поторговаться, но дед оказался сегодня злым каким-то и упертым. Ладно, пусть достанется кому-нибудь другому.

Вышли на площадь возле основных ворот и залезли по крутой лесенке на верхнюю площадку храма-пирамиды. Затем пошли на другую площадь, где были развалы всякого треша. Раньше серебришко тут продавалось дешево и чуть ли не на вес, а сейчас первую цену заявляют, будто она из золота и часто им просто лень торговаться. Хочешь, покупай, а не хочешь – вали. Избаловали их неторгующиеся американцы и европейцы.

Мы долго гуляли по площадям и улочкам Бхактапура, фотографируя архитектуру этого прекрасного неварского городка. Под конец зашли в кафешку «Сердце Бхактапура». Я заказал чайник зеленого чая, т.к. был на грани потери пешеходности, а Надя тарелку тукпы. Пока ели – село солнце, да за Гималаи... и сразу стало холодно. Надо постараться засветло выбраться отсюда, а то можем остаться тут жить, а нам завтра уезжать в Какарбисту. Кхукри в Бхактапуре я так и не купил, т.к. в магазине, где продавались настоящие ножи, не было света... вообще никого не было – заходи и бери, что хочешь. Ну ладно, куплю в Тамеле – там много лавок или может удастся побороть продавца, который считает, что его кхукри из золота. То ли этой зимой тут много иностранцев, то ли у непальцев от холода пропал азарт продавцов, но в этот раз они какие-то совсем несговорчивые. Мы ограничились покупкой календарей и фонариков ручной работы. Все лотошники уже начали сворачиваться и мы тоже, одев теплые вещи, двинулись в сторону автобусной станции.

Пока сидели в автобусе и ждали отправления – увидели забавную картину. Подошли два непальца, но при этом они разговаривали друг с другом по-русски. Они по видимому прощались и один стал дарить другому старые советские солдатские кокарды, пионерские значки, и октябрятские звездочки. «Самое то для маоисткой символики» - подумал я, и сказал чувакам: «Привет!».

Один из них действительно был непальцем, который где-то успел неплохо выучить русский, а второй татарином, но смотрелись они, как родные братья. Сразу вспомнил сцену встречи японского журналиста с казахом в романе Ильфа «Золотой теленок». Тот непалец, который татарин, сел рядом с нами и мы проболтали с ним всю дорогу о Дхарме, и ему оказалась ближе и понятнее Тхеравада и путь Пратьекабудды. Каждому свое. Парень оказался программистом из Москвы и работал по контракту в местной ООНовской миссии – писал для них какую-то базу данных.

Доехав до Катманду, мы вышли в районе храма Махакалы и пошли в Тамель. Разгрузившись невиликими покупками из Бхактапура – мы двинулись в освещенные кварталы Тамеля. На углу купили чай в подарок, потом пошли искать кофейню в которой несколько дней назад пили кофе Illy, но сейчас её не нашли и вернулись к перекрестку с Регги-баром. В квартале не было электричества, но оно точно было в Регги-баре. Ага, на крыше здания тарахтел и дымил огромный дизель-генератор, тарахтение которого было слышно только в перерывах между весьма известными композициями в неплохом живом исполнении местных музыкантов. Внутри сидели одни местные и нехило оттопыривались, несмотря на высокие цены на спиртное и еду. Из приезжих были только мы с Надей, пока не подошли ещё шесть лохматых американцев. Регги-бар описать невозможно – это настроение регги, которое прочно пустило здесь свои корни вместе с надоедливыми продавцами Марь Иваны и прочей дряни. Музыка хорошая, и мы посидели тут немного, выпив по коктейлю. После бара зашли в уже закрывающуюся лавочку всяких бранзулеток. Надя объясняла продавцу что ей надо, продавец куда-то убегал и приносил украшения. Мы купили у него одну серьгу из рога яка и очень красивую малу (буддийские четки) из камня «тигровый глаз», сторговав её почти втрое, но пришлось пообещать, что я буду вспоминать про продавца, когда буду читать мантру «Ом Мани Пеме Хунг». Когда я кому-нибудь подарю её, то эта «святая» обязанность перейдет к новому хозяину малы. После бранзулеток, мы зашли в магазин сумок, где были низкие фиксированные цены, а сумки красивые и качественно сделанные. Завтра мы уезжаем из Катманду и Непала. Конечно, всегда хочется побыть тут побольше, на недельку зависнуть в Покхаре, исследовать Мустанг, насладиться горами и природой этой чудесной страны. Но впереди нас тоже ждет интересная программа, а отпуск не резиновый. Затарившись подарками, мы купили еду в дорогу – консервированного тунца, консервированную куриную ветчину, сухари, сок и воду. Осталось только слить с фотоаппарата все фотки на флэшку.

После 21:00 в нашем районе дали «свет» и мы засели в Интернет-кафе рядом с гостиницей, где досидели до закрытия, т.к. их компы были настолько старые и медленные, что переброска фоток превысила все разумные пределы.

Теперь начинается следующий этап нашего путешествия. А пока в номер, умываемся, и спать, завтра рано вставать и собираться в дальнейшую дорогу.
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
13.03.2011
20.12.2010. Понедельник. ОТЪЕЗД ИЗ КАТМАНДУ В КАКАРБИСТУ.

Проснулись в 9:00 по будильнику и потихоньку, сонные и замерзшие стали просыпаться и подниматься. К концу нашего пребывания здесь, комната стала напоминать пристанище бомжей. В одном углу непонятной бесформенной кучей лежали рюкзаки. Два кресла завалены нашими вещами и покупками. Столик -посудой, апельсинами и лекарствами. Мы лежим в постели, одетые в куче наших пледов и местных одеял, потому что очень холодно.

После умывания я пошел заказывать куриную котлету для Нади, но в ресторане сказали, что котлету сделать невозможно и я заказал снова клаб-сэндвич. Пока собирали по углам вещички, нам принесли этот самый клаб-сэндвич. Странно, но этот сильно отличался от вчерашнего – вместо курицы сегодня была жареная ветчина, а кусочки хлеба были скреплены зубочистками, на концы которых были нанизаны неизвестные нам до этого ягодки. Надеюсь не волчьи. Мы вскипятили кипятильником воду в кружке-термосе и заварили чай из пакетиков. Короче, позавтракали прямо в номере.

После завтрака Надя полезла мыться в едва теплой воде и выбежала из душа, когда из крана стала бежать совсем ледяная. Я после неё сделал попытку пойти помыться, но фактически это было невозможно – слишком холодная вода. Теперь надо ждать, пока на солнце нагреется очередная порция воды. Т.к. ждать времени не было, я решил перенести мытье своего тела уже в Дарджилинг, да и простыть в дорогу не входило в планы.

После упаковки рюкзаков, мы прогулялись до кофейни, чтобы попить нормального кофе. Опять углубились в дебри Тамеля, чтобы найти кофейню со вкусным Illy. Той самой первой не нашли, поэтому пошли в другую – тоже с вкусным кофе. Кофейня, под названием New Orlean примыкает к Kathmandu Guest House. Мы сели на освещенной солнцем веранде. Я пил чай «Дарджилинг», а Надя кофе Illy. За соседним столиком хозяин этого отеля очаровывал американку средних лет, подкатывая к ней свои непальские шарики.

После второго завтрака, мы двинулись дальше и вскоре забрели в магазин непальских ножиков. Тут я ещё не был, и этот магазин заметно отличался от других наличием новой модели кхукри, которые я ещё не видел. Магазин держал отставной британский гуркх. Т.е. этот дядька когда-то служил в составе сухопутных сил Её Величества, а после службы вернулся на родину. Магазин сразу понравился тем, что в нем были фиксированные цены, и не было ни одного псевдо-кхукри для туристов, а остальные ножи были аккуратно разложены по видам, типам и моделям. Я, конечно, знал, что есть разные кхукри по назначению, но не знал, что есть ещё и разные модели. Здесь цены были в 1,5 – 2 раза ниже, чем в других лавках и не было необходимости выбирать ножи, т.к. любой был сделан идеально – без косяков, ножны точно подходят под клинки. Осмотрев весь ассортимент, я нашел прикольные ножики, про которые хозяин сказал, что это новая модель. Это был прежний кхукри, но от стандартного отличался наличием небольшой гарды и отсутствием на пятке рукояти так называемого «глаза Шивы». Вместо него была небольшая петелька для крепления темляка. Клинок немного толще, слегка длиннее и заметно тяжелее, в отличие от стандартного боевого. Предназначение у него было скорее бивуачно -туристическое – дерево срубить, дров наколоть, тушку разделать и шкуру снять. Т.к. непальские деньги уже кончились, то купили его за доллары, скинув на скруглении цены и хорошем курсе – в общем, вышло ещё дешевле. Пока я общался-расплачивался с продавцом, Надя вслух читала мне записи из книги отзывов и предложений. Наши соотечественники не всегда цензурно восхищались ножами и так же не совсем цензурно предполагали восхищение этими ножами наших таможенников. Продавец густо смазал клинок оружейным маслом и сказал, чтобы я всегда так смазывал его после использования и чистки перед длительным хранением и тогда, мол, он не заржавеет. Хозяин завернул нож в специальную бумагу, дал чек и инструкцию по уходу за ножом. Короче, оказался хороший магазин с хорошими кхукри и я покупкой доволен. Побродив по Тамелю, мы купили Наде ещё теплых вещей – гетры и варежки. Солнце уже жарило во всю, и мы вернулись в отель. Вода в душе была аж горячая, как дома и пришлось включать немного холодную воду, чтоб не обжигаться.

Ну вот, помылись, собрались и пошли ловить такси. Первые пятеро водил отказались везти нас до Нью Бас Парка. Шестой водила оказался прикольным дяденькой, который с радостью согласился отвезти нас. По дороге мы немного обсудили с ним гаишников, дороги и пробки.

Приехали в типичный местный район, где продавались местные товары для местных. Среди домов на улочке были неприметные ворота, которые вообще не походили на ворота автобусного парка. Однако, перешагнув какую-то жердь у этих ворот, мы сразу попали на огромный автовокзал, где одновременно стояло больше сотни автобусов и несколько зданий. Какой-то невероятно большой автовокзал. Как обычно в новом месте мы пошли наугад, дошли до стойки касс и молча показали крайнему, стоящему в очереди мужику наш билет. Мужик посмотрел в билет и знаками показал мне, что это очередь в первую кассу, а нам надо в девятую. Блин, надо хоть цифры когда-нибудь выучить непальские. Считаем по порядку: 1,2,3... 9. Находим нужную кассу, показываем билет и нас провожают к автобусу, т.к. самим его в этой толпе автобусов просто нереально найти даже не из-за немыслимого количества, но и из-за полного отсутствия знакомых букв. Все написано кракозябрами – и номера автобусов и место назначения. Поглядев на автобус, увидели, что на нем номер продублирован нормальными цифрами. Я загрузил наши рюкзаки на крышу. А Надя при входе в салон автобуса очень сильно приложилась головой и набила огромную шишку. Надеюсь, что к приезду в Какарбисту у неё пройдет это маленькое сотрясение. Мы были первыми и сразу заняли свои места. Сидеть с нашими длинными ногами тут очень неудобно и ещё надо внимательно быть при входе-выходе из-за того, что автобус рассчитан на людей меньшего роста. Сначала все рассаживались, потом кондуктор реально час рулился и ругался с безбилетником. По-моему, надо было один раз сказать, а потом просто выкинуть из автобуса, но вот непальцы очень мирные – готовы час ругаться. Потом все же вызвали полицию, полицейские сводили чувака до кассы, тот купил билет, его проводили обратно, и в результате выезд задержали на полтора часа.

Выезжали из Катманду очень долго, т.к. попали в самый пробочный час-пик. Темно стало, когда мы ещё не выехали из города, и где-то в 8 вечера мы покинули Катманду.

Ехали почти без остановок, ну разве что на туалет и мелкий ремонт. Так как мы в автобусе почти не спали, то непонятно где начался новый день, но однозначно в пути.
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
14.03.2011
Находясь в полусонном состоянии, я мысленно составлял энциклопедию путешественника по Индии и Непалу: статьи должны быть расположены по алфавиту, и где-то в самом начале будет слово «Автобус». Дальше я, трясясь от холода и плохой дороги, с трудом помещаясь на сидении, предназначенном то ли для карликов, то ли для подростков, без возможности склонить голову или приложить ее к чему-либо, думал, что я напишу про автобус. Ну вот, наш автобус, тот в котором мы ехали, когда-то был грузовиком TATA; из него убрали кузов, сделали каркас из уголка, обили пластиком и алюминиевым профилем, укрепили крышу трубами, торчащими по всему салоны как шесты для стриптиза. На уголках сделали рамы для окон, вставили половину стекол, а половину оргстекла, сварили каркасы миниатюрных сидений и приварили их к полу очень близко друг от друга, видимо, чтобы больше вместить пассажиров. И все, автобус готов! Внешняя обшивка прикручена болтами к каркасу насквозь, т.е. в салоне с внешней стороны торчат очень острые части болтов с гайками. Пипец... Сидеть очень неудобно, все быстро затекает, автобус страшно трясет на горной дороге. Соседи постоянно испытывают мое терпение ударами спинкой впередистоящего кресла по моим коленям и воплями на непонятном языке.

Останавливаемся где-то. Все пассажиры идут на ночной перекус, мы же решаем поесть из своих запасов: съедаем 1/3 пачки сухарей и банку куриных консерв. Затем на ходу заскакиваем в уже отъезжающий автобус.

В другом месте, когда водитель сделал остановку на туалет, я столкнулся со странным проявлением яркости личности. Короче, туалет представлял из себя площадку со стенкой и канавкой вдоль этой площадки. Т.к. место было все загажено, то все выстраивались в шеренгу и ссали в сторону канавки. Места в шеренге хватало не всем, и поэтому образовалась очередь, которая довольно быстро двигалась. Когда подошла моя очередь, я занял место в шеренге, и уже начал свое дело, как между мной и стоящим рядом дядькой вклинился парень без очереди. Он встал прямо перед нами, и мы, с соседом не сговариваясь просто обоссали эту яркую личность. Хорошо, что это был пассажир не из нашего автобуса ))))))).

Наде тоже приходилось иногда не легко. Когда автобус по нужде останавливался где-нибудь в поле, и все тетки выходили и садились прямо под окнами автобуса, прикрывая свои задницы сари и прочими тряпками, то Надя в джинсах светила своей белой задницей на радость всем индусам.
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
15.03.2011
21.12.2010. Вторник. НА ПУТИ В ДАРДЖИЛИНГ.

Солнце взошло и мы уже не дремали, а просто вылезли из той кучи трепья, которую из себя представляли. Ноги в обуви очень сильно замерзли и их почти не чувствовали. Остальные пассажиры представляли такое же зрелище.

По мере приближения к Какарбисте, часть людей покидали автобус. Наконец пришла и наша очередь, приехали!

Блин, ни фига не узнаю местность. Последний раз были тут шесть лет назад, когда ехали от Кармапы из Калимпонга в Непал. Вокруг столпотворение народа и непонятно в какую сторону идти, чтобы пересечь границу с Индией. Ладно, если не узнаешь окружающий пейзаж, то надо ориентироваться по солнцу. Нам надо на юг от Какарбисты (или по непальски местечко называется Какарвитта) идти до границы, которая проходит по реке и мосту. Идем по солнцу до какого-то рынка, и узнаем автобусную станцию и местные ночлежки. Доходим до иммиграционного офиса, проходим процедуру покидания Непала, и двигаемся к воротам на «выход из страны». Проходим мимо ступы, окутанной колючей проволокой, и нет никакой засады с пулеметами, что была тут во времена гражданской войны в Непале, которую мы застали в 2004 и 2005 годах.

Пройдя по мосту, мы оказались на территории Индии. Половина погранцов – молодые подтянутые девушки. Рядом новая застава. Кажется, что появилось больше построек, и улица стала оживленнее.

В иммиграционном офисе на индийской стороне нам пришлось немного постоять в очереди, так как перед нами было три иностранца, покидающих страну и въезжающих в Непал. Заполнив все необходимые бланки, и повторно открыв индийские дабл-визы, мы двинули на автобусную станцию. Метров через сто мы оказались на перекрестке с гигантской пробкой. Все автобусы в сторону Силигури, куда нам надо было ехать, были забиты под завязку. Тогда мы сели в тук-тук мотороллер, рассчитанный на 6 пассажиров с багажом. Спросили у водилы, сколько будет стоить на двоих до Силигури. Водитель, нисколько не смутившись, заявил: «Двести американских долларов». Мы ржали так, что привлекли внимание прохожих. Блин, я спросил у него ни сколько стоит эта тарахтелка, а проезд до нужного нам места. Чувак явно ударился головой. Мы пытались было выйти из тележки, как цена тут же упала до 200 рупий. В итоге решили заплатить столько, сколько будут отдавать местные, которые уже начали набиваться внутрь. Утрамбовав 15 человек, тяжело покряхтывая двухтактным двигателем, таркхтелка поперлась в самую гущу пробки.

Ехали долго, пейзажи по пути были сельскими и немного развлекали нас. Больше всего понравилось, как тетки из специальных сумок для сбора чая ссыпали чайные листья в кузов трактора. Где-то кусты чая стояли изумрудно-зеленые, а местами они были наполовину ободраны. Чайные плантации представляют собой очень красивое зрелище – это такие аккуратные кусты одного размера, высаженные ровными рядами, которые на фоне пыльной и темной зимней зелени выделяются своей солнечной изумрудностью. Пассажиры с интересом глазели на нас, ну и не преминули обсудить нас друг с другом. Рядом со мной сидел дед, похожий на Боба Марли. Он что-то спросил у меня, когда я посмотрел в его сторону, но диалога не получилось, так как мы не понимали друг друга. Вообще, в Западной Бенгалии люди выглядят настолько по-разному, что удивляешься, как они умудряются понимать друг друга. Тетка, сидящая с двумя сыновьями, выглядит как китаянка, если бы не сари и тика на лбу. Дедушка Боб Марли вообще как настоящий ямаец, а девушка, сидящая рядом с ним – вообще как африканка: черная кожа, толстые губы, и тоже в сари. Водила – типичный индус, его менеджер (ну это мы так называем помощника водилы, который всех рассаживает и деньгу собирает) на вид типичный армянин, только с гигантской тикой на лбу. Бабушка напротив похожа на мать Терезу. Здесь все больше говорят на бенгали, и надписи дублируются на хинди и бенгали.

Вот мы и приехали в Силигури, водитель высадил нас прямо на проезжей части, махнул куда-то рукой и сказал, что нужный нам транспорт там. С трудом переходим дорогу, так как машины и мотоциклы идут плотным потоком, даже не делая попытки снизить скорость, а просто очень быстро тебя объезжают. Перейдя дорогу, мы попали на формирование джипа до Дарджилинга. Договорились по 100 рупий с носа и начали грузиться. Машина, на которой нам предстояло ехать, была смешной и жалкой: поворотники отсутствовали, как и ручки дверей; шины в огромных трещинах и разрывах, и видимо держат давление только за счет камер. Крыша, плотно загруженная барахлом, ходит ходуном вместе с дверями, но отдельно от лобового стекла и корпуса машины. Пол под ногами щериться множеством дырок, сквозь которые видно землю. Ручка скорости ходит метр-на метр и с трудом позволяет поместиться одному пассажиру на переднем сидении. Внутренняя обшивка представляет какую-то клеенку, держащуюся на старом скотче. В общем весело.

Надя с еще тремя пассажирами села сзади, прижав колени к лицу, а я, со своими длинными ногами и маленьким рюкзачком, сел на рычаг. Поехали. Водила по виду гуркх или шерп, маленький, веселый, постоянно что-то шутил.
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
15.03.2011
По дороге постоянно ехали через военные кампусы и городки. Вот на постаменте стоит американский танк, рядом с ним застыл МИГ-17 и пара каких-то пушек, видимо в память о конфликте с китайцами в 1962-1965. За кустами стоит типичный крашеный постамент павшим воинам. Военные гоняют на огромных ТАТАх, которые странно видеть без мишуры и не разрисованными, как остальные машины. Военные городки вообще меня умилили: аккуратные, всё чистенько, побелено. Тетки в сари гуляют с детьми на детской площадке, вокруг трехэтажные постройки, окруженные забором. Военные попадаются редко, но обязательно по двое-трое и с оружием. В армии у них порядок.

На своем раздолбанном джипе мы обогнали пару сержантов, которые не спеша катились на современных велосипедах, покрашенных в темно-зеленый цвет - видимо стоят в штате как боевая техника )))). Затем мы долго ехали по какому-то странному лесу, где у деревьев были очень большие листья, и создавалось впечатление, что ты стал меньше ростом. Где-то через час мы выехали в предгорье и проехали мимо стрельбища. Местная солдатня отрабатывала упражнение в составе взвода. Человек тридцать стреляло из различного вида оружия, еще столько же отрабатывало какое-то упражнением, а остальные чистили оружие. Короче рота тренируется. Ага, вот еще одна и еще.

Проехали далеко, а стрельбу все еще слышно. Вот кто-то высадил магазин слаженными двоечками 15 раз, а вот пулеметчик садит уже очередями побольше.

Пропетляв по серпантину, мы остановились у небольшой забегаловки. «Перерыв на чай», - объявил водила и начал менять колесо, так как через трещину в шине хлестал воздух, и она на глазах спускалась. Мы зашли в кафешку, купили сок и доели свою еду. В это время водила с одним из пассажиров поднял колесо на крышу, и, положив его рядом с моим рюкзаком, стал привязывать веревками. Рюкзак от колеса стал весь грязный. «Да, пофиг уже», - прокомментировала Надя. Действительно, что это я стою и расстраиваюсь? Водила открыл капот машины... мамочка родная... - радиатор без крышки, и из него валит пар. Сунув в радиатор шлаг с водой, наш шумахер пошел пить чай. Да, досталось же машине!

После чая мы расселись немного по-другому. Я сел на ручку, а Надя на мое место, индус, который сидел рядом со мной, ушел на заднее сидение. Все-таки впереди больше места для ног. Поехали. Теперь водитель шурудит переключатель скорости у меня между ног. Едем постоянно в гору с крутыми поворотами. Дорога ужасно разбита. Чем выше поднимаемся, тем становится холоднее, но и красивее вокруг.
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
15.03.2011
Заезжаем в какой-то населенный пункт и встречаемся с узенькими рельсами старинной железной дороги. Эта гималайская узкоколейка была построена англичанами еще в 1879 году, а еще через сто лет причислена к объектам всемирного наследия ЮНЕСКО. Рельсы лежат так близко друг к другу, что их можно легко перешагнуть.

В следующем населенном пункте мы встали в огромную пробку из-за проводимого футбольного матча. Болельщики, они везде сумасшедшие, вот и пробка образовалась. Выбрались из нее только где-то через час, и двинули дальше. Проехали Сонаду с очень красивыми монастырями. В этом месте, в 70-х годах, Оле и Ханна Нидал получали буддийские поучения от Калу Ринпоче.

Судя по указателям, нам осталось 1,5 км виляния по горам. Нашему взору открылись огромные снежные горы, которые как будто висели в воздухе, так как облака и туман скрывали все, что ниже. Горы, освещенные солнцем, горели посреди неба, и было видно, как ветер срывает снег с самой высокой вершины.

В Дарджилинг приехали уставшие, но довольные. Так как заранее о жилье не побеспокоились, то нашли недорогой вариант только с третьей попытки. Нашим домом на ближайшие дни стала гостиница New Lemon Tree в нижней части города. На выбор нам предложили два номера – в одном не закрывались окна и дул ледяной ветер, к тому же в душе был только кран, а это означает, что если хочешь помыться, то вот ведро, ковшик, садись на четвереньки и мойся. Нас этот вариант не устроил, и мы заселились в другой номер, за 500 рупий, с видом на Канчинджунгу.

Бросили вещи и отправились на поиски еды, солнце уже почти село. Идем по улице, проходим храм богине Кали и заходим в первую попавшуюся кафешку: всё чисто вегетарианское. Выходим. Суемся в другую: вегетарианская. Выходим. И так было несколько раз. Тут так холодно, что если я сейчас не поем мяса, то замерзну. Наконец, в соседнем квартале, прямо под канатной дорогой, мы нашли мясную харчевню, где традиционно взяли тукпу и момо с курицей. А вот чая в этом заведении не подавали. Ну да ладно, пойдем домой, и там вскипятим и заварим непальский Илам.

На обратной дороге зашли в переговорной пункт и доложили родителям, что прибыли в Дарджилинг. Вернувшись в гостиницу, долго пытались вскипятить чай, но никак не получалось. Оказалось, что освещение работает от UPS, и основного электричества нет. Завалились спать: грязные, укутанные во всю возможную одежду и с тайной мечтой попить горячий чай.
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
15.03.2011
22.12.2010. Среда. ДАРДЖИЛИНГ.

За ночь холод достиг своего апогея. Температура на улице опустилась до ноля. Проснулся, когда еще было темно. Под окном кто-то дует в трубы, бьет в барабаны, и поет что-то нестройным хором в такую рань. Ах да, тут же Himalaya Kali Mandir. Ну, с добрым утром, богиня Кали!

Спать уже не хотелось, и я, замерзшими руками стал писать путевой дневник, и ждать когда загорится заветный зеленый огонек на телевизоре. Если он загорится, то значит, дали электричество и можно согреться горячим чаем.

Наконец огонек мигнул и стал гореть постоянно. Я вскочил, сунул ноги в холодные ботинки, вскипятил чай и достал из рюкзака остатки раджастанских казинак. Ух как хорошо! Попытался включить обогреватель воды, но безуспешно. Пришлось звать менеджера гостиницы на помощь, который включил нам воду. Под эту радостную новость стала просыпаться Надя. Она была укутана во всю возможную одежду: на голове шарф, шерстяная шапка, теплые штаны на ногах, на руках вязаные перчатки, замотанная в два пледа и сверху покрытая сифным одеялом. Холод, сильная влажность и отсутствие отопления пробирает до костей.

Пока Надя принимала душ, менеджер гостиницы повел меня на крышу «что-то показать». Там во всей красе виднелась Канчинджунга. Сфотографировав восьмитысячник, мы, в меру обоюдного плохого знания английского, пообщались. Мужик оказался выходцем из Непала, родился в Катманду и с семьей несколько лет назад перебрался в Индию. Вообще они тут везде строят так называемый Гуркхалэнд. Я сказал, что мы приехали из России, и менеджер ответил, что это самая большая и богатая страна. Из городов он зал только Москву. Менеджер извинился, что в это время в Дарджилинге так холодно, с восходом солнца температура поднялась до +10. Когда я сказал, что у нас на Урале шесть месяцев в году холодно, а два-три месяца бывает -30, то чувак скептически улыбнулся. Мне кажется, что не поверил. Мы также обсудили мировую политику; и мне и ему не нравится политика США и Китая. Мужик по национальности гуркх и слышал, что у русских самая сильная армия. Наверное, советская армия, в которой я служил, и была самая сильная, но из уст гуркха это все равно было приятно слышать.

Вернувшись в номер, мы собрались и пошли на поиски ФРО (офис регистрации иностранцев), где намеривались получить разрешения на въезд в Сикким. Сориентировавшись по карте, мы дошли от «Нижнего базара» в верхнюю часть города. По пути встретили пожилую пару ирландцев, с которыми разговорились, и дошли до здания напротив заветной башни с часами. Всю дорогу Надя разговаривала с пожилой леди, ну а мне пришлось общаться с ее мужем. Оказалось, что его прадед был выходцем из России. Вот и на его долю выпали русские, ну и что, что в Дарджилинге. Ирландский джентльмен сразу догадался, что я плохо говорю по-английски, и строил фразы просто и понятно. Он рассказал, что Лондон весь в морозе, на что я ответил, что вероятно это из-за ВР. Мужчина отметил, что это одна из версий, но он лично склоняется к версии об изменении климата на планете и глобальном потеплении.

Офис ФРО размещается в старом английском особняке с высокими потолками и огромными распахивающимися дверями на обе стороны. Внутри офиса был красивый камин. Мы заполнили какую-то очередную форму, наши паспорта тщательно полистали, сравнивая данные, и удивив нас, сказали, что сейчас нам надо идти в District Magistrate Office, т.е. в здание Окружного Суда. Офицер на пальцах объяснил нам, как дойти до этого места, но в карте, которую нам дали в гостинице, оно тоже было отмечено.

По дороге в суд мы проходили через христианский квартал. Справа была резиденция местного епископа, а слева, немного внизу – англиканский монастырь. Пройдя это квартал, мы один раз спросили дорогу, стоя на развилке, и пошли вниз, дойдя до старого английского здания в неоготическом стиле. Из окон торчали трубы, источавшие дым. Значит тут топят. В разных входах этого здания располагались разные заведения; мы везде позаглядывали и нашли, что нам нужно: Sikkim Permit. В офисе сидело три сотрудника, на полках были кипы амбарных книг выше голов сидящих. Служащие были просто завалены бумагами. Очень быстро нам выписали заветную бумажку, дающую право на посещение некоторых пунктов Сиккима и поставили штамп в паспорте.

Ура!! Официальная часть посещения Дарджилинга закончена. Завтра мы едем в Сикким, тем более, что по пути из ФРО в суд мы проходили автостанцию и купили билеты на джип до Ганктока за 150 рупий с носа. Теперь начинается неофициальная часть – осмотр города!
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
16.03.2011
Пройдя через еще один христианский квартал, мы сразу зашли в буддийский. Очень забавно, как меняется архитектура, позволяющая идентифицировать жителей. Нас пыталась облаять собака, но, обнюхав, повиляла хвостом и побежала дальше. Поднявшись на холм, мы оказались в очень красивом месте – на смотровой площадке, с которой открывался вид на Канчинджунгу. Полюбовавшись заснеженными вершинами, мы побродили по городку, пока не вышли на площадь со старым английским фонтаном. Напротив фонтана расположился замечательный тибетский отель Bellevue Hotel, в номерах которого есть печки. Мы пошатались по центральному району города, где я беззаветно влюбился в один волшебный магазинчик всякого стаффа. Цены в магазине были низкие и фиксированные, с дружелюбным продавцом, и внешне похожим на Аль Пачино. В этом магазине осуществилась моя мечта – я купил старинный тибетский меч в хорошем состоянии. Подобную вещь я видел только в Катманду в магазинчике на Обезьяней горе, но цена того меча была не то что недостижимой, а просто необоснованной. В этом магазине было два меча, оба в ножнах убранных серебром и любимыми тибетскими камнями – бирюзой, кораллом и лазуритом. Но один, бутанский был очень длинным, а другой тибетский – коротким. Про длинный я сразу постарался забыть, т.к. его провезти нереально – он вообще ни в какой багаж не поместится и к тому же меня с ним «заметут» ещё в Индии, а вот короткий был точно по длине большого рюкзака и его вполне можно поместить в багаж. Несмотря на серебряную отделку ножен и рукоятки – это была практичная вещь, потому что края ножен отделаны простым железом, чтобы не повредить серебро о сбрую коня. Клинок простой, грубо кованный, прямой с односторонней заточкой без долов. Однако отделка серебром вызывает восторг – очень тонкая чеканка восьми благоприятных символов с одной стороны, двух драконов и головы птицы Гаруды с другой стороны. Посредине ножен стандартная композиция из трех камней – в центре красный коралл, а по краям каплевидная бирюза. На конце ножен – лазурит, и симметрично ему на конце рукояти – нефрит. Рукоять с растительным орнаментом. Для порядка немного поторговался и купил этот меч, стараясь не думать о таможне в аэропорту.

В этом магазине также были очень красивые статуи и великолепная пурба, которую продавец достал откуда-то из-под прилавка. Очень понравились дордже, одно было из бирюзы, а другое из хрусталя – тонкая, искусная работа. Если бы было достаточно денег, я бы сделал такой же магазин в России и работал там продавцом, как Аль Пачино.

Гуляли по улочкам Дарджилинга, фотографируя старые английские особняки. В лавке одного тибетца купили мне теплую куртку, вязаные перчатки и шапку в одном стиле. А у грозной бабушки гуркха - вязаные носки из собачьей шерсти – всего за 35 рупий, которые спасали меня в холод, и я ласково называл их «бабкины носки». Между прогулками по городу, немного посидели в интернете-кафе, где под ногами бегала дикая куница, которую местные страшно боялись, называя большой мышью, и вскакивали на стулья. Мы её не боялись, потому что куница у тибетцев считается благоприятным животным. На многих тибетских изображениях Дзамбалы, она сидит у него на руках.

Вдоволь нагулявшись, мы вернулись на Чровасту (центр), и закупили знаменитого дарджилингского чая – органического белого и красного. Не удержались и снова заглянули в волшебную лавку, обменяли у продавца 200 долларов по хорошему курсу, как в лучших притонах Пахарганджа, и купили значок с перекрещенными кхукри. Со стороны было похоже, что мы заплатили за значок 200 баксов.

Ужинать пошли в Glenary's, это кондитерская и ресторан в лучших английских традициях. Согревшись и насытившись, мы двинули домой по темным улицам. Завтра в 7 утра мы отчаливаем в Сикким!
Drolma ж
Карма 1479
Ответить
21.03.2011
23.12.2011. Четверг. ОТЪЕЗД В СИККИМ.

Проснулся раньше будильника на полчаса, и не мог больше заснуть. Изо рта идет пар. На улице уже светло, но солнце нет и ужасно холодно. Когда прозвучал будильник, пошел и умылся ледяной водой и сразу взбодрился. Одеваться особенно и не надо – встал, обулся и готов. Собрав вещи, пошли на выход из гостиницы, но входная дверь была заперта. Мы разбудили дежурного мальчика, который спал в одних шортах и майке в свободном номере. То ли у него в комнате тепло, то ли он практикует туммо.

На улице, отовсюду, в одном направлении спешили мужики с веревками на плечах. Вероятно это грузчики, которые при помощи веревок, уперев их в лоб, таскают различные грузы. За десять минут мы дошли до стоянки джипов на автобусной станции. Вскоре подошел джип, на который у нас были билеты, и водила сказал, что загружаться будем чуть позже. Однако вскоре подошел какой-то парень и сказал, что есть два места на джип, который идет на полчаса раньше, и мы можем поехать на нём по имеющимся билетам. Мы загрузили свои рюкзаки на крышу, сели вдвоем впереди и поехали.

Проезжая мимо конечно ж/д станции, увидели этот карликовый паровоз, который обслуживали два механика. На протяжении нескольких километров, вдоль путей стояли люди и ждали игрушечный поезд, который выполняет здесь роль трамвая, так как идет до Силигури почти девять часов, останавливаясь на каждом углу.

Спускаясь по горному серпантину, мы смело неслись на участках дороги, освещаемых солнцем; но как только мы въезжали в тень, водила сбрасывал скорость, так как дорога была покрыта льдом, и наш джип заносило. Чем ниже мы спускались, тем теплее становилось, и вскоре ото льда не осталось и следа, и мы быстро неслись по практически пустой дороге. Вскоре начались чайные плантации с чайными деревьями, похожими на старый и толстый бансай. Плантации тут располагаются везде, даже на отвесных склонах. Есть чай, растущий преимущественно в тени; есть чай, растущий на солнце; есть маленькие кусты, а в противовес им огромные чайные деревья со стволом толщиной с мою ногу и высотой мне до пояса, но с развесистой кроной. Кругом вывески: чайные плантации такого-то, или чайный сад, усадьба такого-то. Чумазые тетки обрезают чайные кусты, пропалывают их и вообще ведут мелиоративную деятельность. Вдоль некоторых плантаций проложены трубы с водой.

Мы спустились к населенному пункту, где водила остановился попить чаю. На заднем сидении джипа вместе с взрослыми ехали дети, которых мы угостили русскими сладостями. Дети сначала стеснялись брать, но потом решились принять из рук белого человека шоколад. Я наблюдал за охотой кошки на белку, а Надя пошла на поиски туалета, который оказался небольшим домиком с двумя дверями и огромной спутниковой антенной наверху. Прямо космический туалет.

Минут через 15 мы продолжили путь в Гангток. Спустившись еще ниже, нам стали попадаться стаи смешных обезьян, сидевших вдоль дороги. Выехали к горной реке, в русле которой вручную собирали камни и грузили в грузовики. Вообще, строительство и ремонт дорог здесь, в связи с большим количеством рабочих рук, проводится с минимумом автоматизации. Часто щебень делает несколько женщин, разбивая булыжники вручную. Такие же тетки и дети, по двое на лопату, раскидывают горячий асфальт: к лопате привязывают веревку, один человек держит лопату, а другой тянет веревку. Наколотый щебень загружают в мешки, и грузчики разносят их вдоль дороги. Мелкие щели как мозаику вручную заполняют камнями, а потом закладывают сверху асфальтом. Чтобы строить дороги в горной местности, приходится строить высоченные подпорные стены из железобетона.

Почти везде, где мы ехали, проводят ремонт дорог или их реконструируют, расширяют. Зато как приятно ехать по ровным и широким участкам, которые пестрят гордыми саморекламными щитами «Мы строим самые лучшие дороги». Ну, этим дорогам далеко от немецких, но они точно лучше российских. А что? Ручная работа!

Проехав мост, мы свернули по направлению на Гангток, а направо ушла дорога на Калимпонг, где живет Кармапа. Проехав университетский городок с довольно современными домами, мы въехали в Сикким. После поста через горную речку стояла красивая арка, и располагался чек-пост. Мы вышли из машины и направились в офисное здание. Блин, прямо настоящее пересечение границы. Нам в паспорта поставили въездные штампы, и записали наши данные в очередные пухлые гроссбухи. Ну вот, до 6 января 2011 мы имеем право находится тут ))).

Найдя свой джип, мы поехали дальше, и где-то через полтора часа достигли столицу Сиккима – Гангток.
Помощь сайту
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики
Новое на Форуме