Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма

Отчеты о поездках › Путешествие через Тибет. Осень 2007 г

azia01 ж
Карма 6
Ответить
12.08.2008
Путевые заметки. Черновой вариант,некоторые названия пока не восстановлены.Было желание индивидуально проехаться в августе этого года подробнее по некоторым местам, но не сложилось.В мероприятии участвовали четыре российские машины и одна арендованная китайская.Текст дописывается

Я не великий компьютерный гений,поэтому возникли трудности с размещением отдельного файла. В оригинале - текст в ворде с фотографиями, не грузится,видно что-то не так делаю, отдельно размещать фотки не вижу смысла, они привязаны к дням. Видимо будет голый текст, да и то кусками.

25 сентября

Рейс в Бишкек задержали почти на час- самолет не готов к полету., потом посадили всех в самолет и ждали еще некоторое время. Я задремала, и вот что удивительно – первый раз заснула и пропустила взлет. Когда проснулась, в первый момент даже не поняла, что уже в воздухе. Вообще, сплю много и с удовольствием. Как будто организм перестраивается на другой режим функционирования. Может и хорошо. Перед отлетом меня терзали смутные сомнения, тоска какая-то что ли. Возможно, просто устала, надоело все, раздражает, какие-то мелкие проблемы и мало радостных и стимулирующих моментов. А сейчас голова как будто потихоньку очищается и просветляется.

В аэропорту нашла ночевку в медицинском центре -200 местных денег. Туалет, душ присутствуют. Аскетизм конечно, но зато не надо в город ехать или в зале ожидания сидеть. Сумку и коробки сдала в камеру хранения – 100 местных денег, в столовой внизу взяла чай, жареный пирожок с картошкой, котлета говяжья в лучших советских традициях - много жира и хлеба, и совершено нормальный капустный салат со специями, который выглядел подозрительно, но на вкус оказался вполне приличный. Все изобилие – 35 местных денег – слава коммунизму!

Курс в аэропорту – 10руб.=13 местных денег

26 сентября

Утром я прилетела в Ош, меня встретил местный сопровождающий Евгений и привез в гостиницу.

Машины в слое пыли снаружи и внутри. L200 отстала на ремонт – лопнула рама. Это как же надо было прыгнуть!

Часть команды уехала в обед, мы остались тремя машинами

Ребята с L200 сообщили что они едут прямым ходом в Сары-Таш к месту следующей ночевки

Во дворе полным ходом шел ремонт хаммера. Накрылись задние пневматические подушки подвески. По общему мнению давних знакомых, раньше Керк лежал под УАЗиком, теперь так же лежит под хаммером – такая у него планида! После обеда ремонт был примерно завершен, хотя подушки полностью так и не надувались, а часть трубки пришлось приспособить купленную на местном рынке.



Можно было двигаться дальше. Но сначала мойка и наведение красоты на что было потрачено немало драгоценного времени.

Дистанция Ош –Сары-таш – 180 км

По дороге закусили в местной харчевне

.

.

Стемнело. У хаммера лопнула трубка в злополучной подушке- не выдержала давления.Они опять встали на ремонт. С ними на подстраховку остался Чероки и Саныч, в Дефендер за руль сел Женя Шаталов,но забыл взять документы на машину. Пришлось на трех постах буквально заговаривать зубы проверяющим. Фраза «Там у нас хаммер сломался!» действовала завораживающе.

Дорога «смерть подвеске» – разваливающийся асфальт, положенный еще при царе Горохе, или убойный грейдер. Видно, что во многих местах ведутся подготовительные работы – говорят что китайцы будут строить эту дорогу на благо киргизов – слишком большой грузопоток, китайцы заботятся о своей внешней торговле.

Проходили перевал? Cr, метров? Очень жаль что не видели его днем- зрелище серпантина было бы восхитительное. Полная луна освещает горы и открывается фантастический , почти нереальный пейзаж.

Часов в 12 ночи добрались наконец до гостевых домиков. На полу кошмы и коврики, постелено толстое ватное одеяло как матрас, сверху другое – укрываться. Одеяло тяжеленное, может и придавить. Домик отапливается печками, дров нет- кизяк.Специфический запах застаревшего сала непонятно почему- в целом все чистенько.

Несмотря на отопление в доме все равно холодновато, толстое одеяло спасает не сразу – ему тоже надо нагреться.

Высота ночлега- ?

Хаммер и Джип вернулись под утро

27 сентября

Подъем в 6 утра- до девяти нужно успеть на границу к открытию. До обеда она пропускает в сторону Китая, после обеда в сторону Киргизии. Если не успеем проехать с утра- застрянем еще на один день.

Дистанция Сары-таш- ? -80 км

Состояние грейдера до границы еще хуже - видимо его подсыпали песком с очень крупной галькой и теперь эти бульники все вылезли наружу. Хотя можно съехать на параллельную колею в степи – там ям и камней поменьше.

С утра у меня кажется случилась встреча с легкой горной болезнью – болит голова, подташнивает и быстрая усталость при физической нагрузке. В конце концов выпила таблетку от головной боли и тут мы спустились вниз на 400 метров. Голова и тошнота прошли, но что подействовало – непонятно. Другие участники вроде бы не жаловались, но они уже были на высотах в Киргизии.

Прощание с гостеприимной Киргизией прошло быстро. Нас осталось четыре машины - два Дефендера – большой и маленький, L-200 и хаммер. Еще четыре участника пересядут в Китае на арендованную машину, а пока разместились по имеющимся автомобилям.

Китайцы встретили нас традиционным «чифанем» - обеденным перерывом. Вообще «чи-фань» в Китае – это святое и ждать нам нужно было еще больше двух часов. Решили тоже почифанить, Достали китайский термос с полуостывшим кипятком, китайскую же лапшу - пора привыкать.

На границе налетели китайчата в белых перчатках и давай досматривать! Особенно интересовались лекарствами и компьютерами, тыкали на кнопочки и качали головами. Вообще процедура заняла по местным меркам немного времени - около часа.

Бывает, что машины досматривают с пристрастием и это может занять до трех суток. Иногда автомобили могут просветить в специальном рентгеновском аппарате, но к счастью нам не удалось увидеть и эту процедуру.

Китайский гид встретил нас на границе на машине с водителем.

Смеркалось, накрапывал дождик. Автомобили были еще раз проинструктированы об особенностях вождения в Китае в темное время суток: китайцы, зачастую вовсе не выключают дальний свет, что особенно неприятно при встрече с грузовиком. Связано это с тем, что на дорогах полно телег, запряженных осликами, не имеющих никакого освещения и нагруженных порой так, что за тюками не видно ни телеги, ни ослика, ни хозяина.

До Кашгара 210 км, еше раз почифанили в середине пути. Гид поинтересовался, где мы хотели бы пообедать, на что ему было сказано, что еда дальнобойщиков нас вполне устроит. В городке ? была найдена маленькая харчевня, где нам подали по тарелке длинной широкой лапши с мясом и овощами. Островато и вкусно. Счет на всю компанию – 120 юаней (примерно 15 долларов).

Около двенадцати добрались до Кашгара.

28 сентября

C утра началась процедура получения китайских номеров и водительских удостоверений.

Гид поменялся, а через два дня будет еще один. Как нам объяснили, такая свистопляска с гидами связана с тем, что гид, который должен был нас сопровождать с самого начала, попал в аварию с предыдущей группой туристов и теперь не так просто найти ему замену – далеко не всякий китаец хочет подниматься в горы на экстремальные высоты. Как показали дальнейшие события – к выбору гида нужно относиться внимательно и трепетно, а не брать кота в мешке.

Завтрак в китайском стиле – много травы, отварная холодная говядина, яйца, жидкий чай- в общем с непривычки можно остаться голодным.

После обеда вся команда в свободном режиме: Хаммер и Мицубиси на сервис, Трушников с ними, остальные – кто за покупками, кто гулять по городу.

Мы с Галиной решили докупить необходимые в дороге штаны и кроссовки и отправились в большой торговый центр на West Renmin Road. В подземном этаже находился супермаркет – уж мы там нагулялись! Всякие продукты диковинные – пойди пойми что это такое. Одно плохо - сыра нет никакого, не производят и не едят. Да и с хлебом беда – только сладкие булки. Хорошо пока еще встречаются восточные лепешки.

Вообще Кашгар похож на типичный среднеазиатский город – те же лица, мужчины в тюбетейках и калошах, женщины в платках и чадрах, базарный гомон и суета, мечети, арабская вязь. Только вывески продублированы иероглифами и видны китайские лица, хотя и не густо. Многие местные уйгуры на китайском не говорят вовсе, особенно деревенские.



Вечером наш новый гид повел нас в уйгурский ресторан на территории отеля - вкусно, но из спиртного только пиво.

Официантка тихонечко трогала меня за волосы – то ли на счастье, то ли проверяла – не парик ли? Только дай волю – весь персонал сбежится, разберут косу на сувениры. А руки вы помыли?!

Китайские водительские удостоверения показали и даже дали подержать, но почему-то не отдали. Документы в принципе были готовы, но нам сказали, что гид из Пекина прилетает завтра после обеда, и мы сможем поехать только послезавтра. Уже получается отставание от графика.

После ужина нас с Галиной отвезли на сервис, где уже заканчивали ремонт многострадального Хаммера. Вместо разорванной пневматической подушки были установлены сдвоенные пружины от тойоты



Вечер решено было закончить походом на ночной рынок. Пестрые ряды с местным фаст-фудом радуют глаз и брюхо. Хочется попробовать всего, но желудок не резиновый. Типичный супчик, что мы съели - с говядиной, овощами и лапшой – наваристый и острый, не все такое осилят.





Надо сказать, что попали мы как раз в Рамадан, поэтому днем в городе пообедать было не так просто. С рассвета до заката правоверный не может принять ни крошки хлеба, ни капли воды. Зато вечером – ешь сколько душе угодно во славу Аллаха!

Китайцы же пост не соблюдают – ищите днем китайский ресторан.



29 сентября

Свободный день. Мы пошли на прогулку в старый город. Он очаровывает. Сначала сувенирные ряды – ножи, тюбетейки, калоши, расписные детские люльки с дыркой для попы, камни и поделки, китайские шали и прочая утеха для туриста.

А потом вдруг видишь лоток со специями, другой с деревянной посудой, тележку с фруктами и понимаешь, что вот здесь-то уже началась реальная жизнь. Мастерские с музыкальными инструментами, оцинкованными тазами, ведрами и рукомойниками, медными кувшинами всевозможных размеров от маленьких до двухметровых, огромные сита (интересно, для чего они?) – все это изготавливается на твоих глазах, ты можешь даже зайти и посмотреть. Стучат молотки, бондарь распаривает и гнет доски, мастер шлифует заготовку для инструмента – все заняты своим делом, никто не обращает внимания на праздного зеваку. А мы сворачиваем в узкую улочку и через десяток метров попадаем в тихий двор с балкончиком– тут царство женщин и детей. Окна прикрыты ставнями – то ли от жаркого солнца, то ли от любопытного взгляда. Полное ощущение того, что время замерло пару сотен лет назад.

К сожалению кое-где старые кварталы сносятся, вместо них вырастают современные многоэтажные здания, Китай ведет наступление на древний Кашгар.







И конечно же главная достопримечательность Кашгара – мечеть ИдКах.

Вечером запасаемся продуктами на случай голода в дальнем походе. Привычных нам тушенки, копченой колбасы, сыра и хлеба – нет как класса. Знали бы – привезли с собой! Набрали лапши на целый взвод (не пригодилась), еще какой-то ерунды, воды.

Прибыл гид, который будет сопровождать нас до конца поездки. Как выяснилось, он из Пекина и сопровождал группы только по Центральному Китаю, ни в Уйгурии, ни тем более в Тибете никогда не был, тибетского языка и культуры конечно же не знает, при себе имеет атлас автодорог Китая и наши разрешения на проезд. Насколько он будет полезен для путешествия? Ладно, лишь бы не мешал!

Арендованная машина оказалась пожилым Хюндаем китайской сборки с бензиновым двигателем. На ней предстоит проехать двадцать два дня, что уже вызывает разные сомнения. Резина шоссейная, совершенно не подходящая для разбитых грейдеров, гид настойчиво твердит о какой-то присадке, повышающей октановое число топлива, но найти мы ее не можем. Впоследствии выяснилось, что без этой присадки из-за особенностей местного бензина тихо умирает топливная система. Дизелям конечно тоже пришлось несладко, но они хотя бы ехали.

А завтра начинаются какие-то китайские праздники и очередной съезд партии, десятидневные выходные – для поощрения внутреннего китайского туризма.

30 сентября

Кашгар(Kashgar, Kashi)-Яченг(Yacheng, Kargilik) 240 км

Вообще-то мы хотели сегодня доехать до места следующей ночевки в Мазаре, чтобы наверстать упущенный день. Но если хочешь насмешить богов – расскажи им о своих планах. В сорока километрах от Яченга у Хюндая сломался маятник рулевого управления, .хорошо что он не улетел с дороги. Детальку бодро открутили, временно заменили Галю на гида - и обратно в Яченг. Кстати, мимолетный осмотр показал, что так же дышат на ладан шаровые и некоторые другие немаловажные детали.



На третьем автосервисе стало понятно, что поиски бессмысленны. Маятник пообещали привезти из Кашгара и установить на машину к завтрашнему утру. Отправили эвакуатор с гидом за Хюндаем и сообщили остальным, что можно уже возвращаться, поездка на сегодня окончена.

В гостинице никто не говорит на английском. Мимо проходит сотрудница соседней компании, знающая несколько слов по-русски. То ли она родом из Узбекистана, то ли ее родственники, я так и не поняла. В общем, поселились.

В городе особых достопримечательностей не отмечено, кроме невероятного количества повозок с осликами, ослами, а то и просто ослищами, не соблюдающих никаких правил дорожного движения. А что вы хотите – праздничный базар!

Так же Яченг считается центром производства знаменитых ножей.

1 октября.

Яченг - Мазар 247 км

Yacheng (Kargilik) – Mazar

С утра в холле гостиницы нас ждал сюрприз! Местные кгбешники, узнав о несанкционированном заселении лаоваев в гостиницу, не имеющую лицензии на прием иностранцев, пришли пожелать нам доброго утра и заодно ненавязчиво проверить наши документы. Точнее, наведались они еще накануне вечером, но им было сказано, что лаоваи уже все спят и будить их нельзя ни в коем случае. Наверное, у нас тоже так было в недалеком прошлом.

Около обеда выезжаем в Мазар.

Дорога начинает подниматься на высокогорное Тибетское плато. Серые горы, пыльные серпантины. Справа видны заснеженные вершины хребта Кунь-Лунь, слева горы хребта Карокорам.



Перед Мазаром проходим перевал Chiragsaldi La 4990 м. Сам Мазар на высоте 3800 м.

Мы предполагали, что будем ночевать в гостевом доме военной части Мазара, но в связи с наступившими праздниками и в преддверии очередного съезда Коммунистической партии Китая, бдительность была усилена и в ночлеге нам было отказано.

Часть группы поставила палатки у речки, ленивые остались ночевать в местной харчевне -там были какие-то нары.

Слегка гудит голова и трудно активно двигаться. Установка палатки в этих условиях – тяжкий труд.

2 октября

Мазар-Дахoньлютань-Али ,около 800 км

Mazar-Dahongliutan-Ali (Gar)

Сегодня будет очень тяжелый день .Подъем в шесть утра, выезд в семь. температура ночью была примерно -3, но было не холодно, только иней на тенте палатки пришлось вытряхивать.

Высота плато в этих местах более 5000м. Сегодня я еду в L200.

Первоначально предполагалось ночевать в поселке с матершинным название Дахуньлютань, куда добрались уже к обеду. Назвать городом это жилое поселение – язык не поворачивается. За домами кучи мусора. На вопрос: «Где туалет?», гид ответил хрестоматийно: «Everywhere!!!».Но более-менее чистое местечко в поле можно найти только если отойдешь от домиков метров 50- все усеяно отходами жизнедеятельности. Видимо еverywhere ходит весь поселок .

С целью экономии времени было решено не ночевать в Дахуньлютани, а попытаться доехать до Али.

Со вчерашнего дня у меня была легкая горная болезнь, сегодня она усилилась, одышка, сердцебиение, рвота и тошнота, сильная головная боль, двигалась с трудом, есть я, конечно, ничего не могла, да еще укачивало на заднем сиденье. Снимать, к сожалению, тоже почти не могла

Самый высокий перевал на плато около 5500м. Часть плато, принадлежащая к спорным территориям, сухая и безжизненная, пыль и сильный ветер, лунные пейзажи. Спорят по поводу этих территорий Китай и Индия давно, а иностранцу получить разрешение на проезд по этой дороге до недавнего времени было невозможно.

На спорных территориях проезжали блокпост, нас проверили и записали.

Вдруг в конце этого отрезка появилость озеро. Дорога по самому краю, можно свалиться в воду.

Потом начался Тибетский район, появилась трава, птицы, дикие олени, пастухи и овцы. Еще видели зайца и лису.



На одном озере была утиная ферма. Это так странно - я не могу двигаться, а люди там живут, уток разводят.

Дорога – трясучий грейдер, средняя скорость -40 км.ч

Китайская машина на развилке перепутала дороги и уехала километров за 50 в другую сторону. Хорошо, вовремя спохватились и вернулись. Так же у них отвалилась фара, пробило колесо, домкрата в машине не оказалось (еще раз спасибо китайцам), пришлось задействовать смекалку, хайджек и набор ругательств. Фару подобрали по дороге коллеги.

Хаммер тоже не едет и доводит хозяев до бешенства, его опять таскали на веревочке.

Стемнело. У всех уже болит голова, пассажиры еле двигаются, водители еще как-то держатся. Еще один блокпост, опять проверка.

Китайский джип, хаммер и длинный дефендер остались заправляться, L200 и дефендер 90 поехали вперед. Последние сто километров - прекрасный асфальт. Еще один блокпост, но нас пропустили и без полной группы - то ли спать китайцы хотели, то ли режим помягче. В 5 утра наконец нашли город и гостиницу, я упала спать даже не раздевшись.

3 октября.

Али.

Сегодня целый день лежим в номере. Сильная слабость, в туалет три метра шла по стеночке минут пятнадцать. Умывалась в три захода: почистила зубы – полежала, отдохнула, умылась – опять отдохнула, с трудом приняла душ – думала не доживу, свалюсь тут же. Выпила чая с медом, опять легла спать. Галя вообще не вставала. К вечеру полегчало, дошла до ужина, чуть поклевала, кусок в горло не лезет.

4 октября.

Али-Занда (около 200 км)

(Аli-Zanda)

Выезд в девять.

Через пятьдесят километров – развилка. Всего километров сорок – и уже Индия. Хребты Ладака как на ладони. Когда-то Ладак тоже был частью Тибетского королевства



Извилистая узкая дорога по каньонам. Если здесь чуть-чуть накидает снега – уже не проехать. Мы движемся по древнему караванному пути. Обогнали парочку чудаков-европейцев на велосипедах. Крутят педали по горам на пятитысячной высоте – и ничего! Позже мы еще не раз встречали подобных велосипедистов, но среди них не было ни одного тибетца или китайца.

А потом начинается Долина Тысячи Будд. Красота этого места потрясает. Протяженность ее свыше двадцати километров, и каждый метр хочется отложить в памяти навсегда. Справа и слева сплошной стеной причудливо вымытое дождями дно моря, которое было здесь миллионы лет назад. Высота этих гор достигает пятисот метров.

Будды смотрят на тебя – что ты ищешь, путник, в древнем королевстве?
Карма 29
Ответить
12.08.2008
Очень интересно.

Расскажите пожалуйста про организаторов экспедиции, спонсоров и визово-пермитную историю.

В этом году планировалась экспедиция примерно по тому же маршруту Урумчи-Лхаса, организатор http://www.worldspirit.ru/ но почему-то отменилось
azia01 ж
Карма 6
Ответить
12.08.2008
месячные визы ставили в посольстве,пермиты и документы на машины делало пекинское турагенство, большая часть участников была знакома друг с другом, спонсоров не было,несколько коммерческих участников были взяты с целью сократить расходы. На мой взгляд проще и дешевле брать машину в аренду в Китае, чем переться на своих, но зато можно взять все необходимое.Трое участников ездили в Тибет за два года до этого через Урумчи с возвращением через Монголию. тоже на своих машинах. Я тогда не ездила. И вообще я склоняюсь к индивидуальным поездкам или малыми группами 2-4 человека. Можно делать более гибкую программу, меньше конфликтов и ненужных ожиданий. И визу ставить двух-трехмесячную .чтобы не дергаться
azia01 ж
Карма 6
Ответить
12.08.2008
Городок Занда стоит в долине реки Langchen Tsangpo(Sutlej). Центральная улица спускается к древнему монастырю Толинг (Ntho-Ling), процветавшем в 10 веке н.э. Во время культурной революции монастырь сильно пострадал: многие изваяния и лики были разбиты, фрески уничтожены. В настоящее время здесь проводятся археологические раскопки и волонтеры из Италии и Швейцарии реставрируют старинные росписи. Монашеская община монастыря небольшая – около 10 монахов

.

В 10-11 вв н.э., во времена второго расцвета буддизма в Тибетском государстве, правители активно посылали монахов учиться в Индию. Во второй половине 10 века в Толинге трудились знаменитые переводчики Ринчен Зангпо и Легпа Шейраб, получившие образование в Кашмире. Главой монашеской общины стал правитель области Нгари Ешей Од, передавший свои права на управление областью младшему брату. В тридцатых годах 11 века он пригласил в Тибет знаменитого буддийского проповедника Атишу, но тот отказался, заявив, что по его мнению буддизм в Индии клонится к упадку и он, Атиша, должен предотвратить упадок веры.

В это время Ешей Од попал в плен. По преданию он предпочел умереть в плену, а собранное для его выкупа золото завещал потратить на вторичное приглашение Атиши. Преемник Ешей Ода отправил в Индию новых послов. Никто иной, как сама богиня Тара посоветовала Атише принять предложение, и в 1042 году он с 24 учениками прибыл в Толинг.

Атиша был знатоком всех течений буддизма Махаяны, но особенно хорошо тантризма, которому обучился у знаменитых йогов. Его более чем десятилетнее пребывание в Тибете способствовало процессу формирования основных школ тибетского буддизма и тантрическая доктрина в различных вариациях утвердилась по всему Тибету.

На главной улице Занды расположена вся доступная цивилизация: полицейский участок, почта, три-четыре гестхауса, бесконечные рестораны и магазинчики. Около каждого стоят потрясающие штуки – рефлекторы с кипящими чайниками. Простое, но очень эффективное устройство уже сегодня получает бесплатную энергию от солнца.



Разместить в одном гестхаузе 14 человек оказалось проблемой, так что жили в трех разных, благо, что все на одной улице. Условия размещения спартанские – комнаты не отапливаются, воды горячей нет, туалет с иероглифами во дворе. Зато стоимость проживания всего 25 местных денег.

У нас отсутствовало стекло в окне. Местный «портье» очень удивился, что его беспокоят по такому пустяку, и, прочирикав что-то типа «дело-то житейское», бодро создал стекло из скотча. Теплее не стало, но дуло меньше.

5 октября.

Занда.

Утром осмотрели монастырь и поехали в Тсапаранг, древнюю столицу королевства Гюге, в двадцати километрах от Занды. Вообще, различных руин на вершинах гор и пещер в этом районе великое множество. Большинство до сих пор не обследованы. Говорят, что в пещерах все еще можно найти старинные рукописи.

В Тсапаранге двухсотметровая скала как сотами облеплена остатками глиняных стен, по ступеням можно подняться на самый верх к летнему дворцу, с балкона которого открывается захватывающий вид на долину реки. Сам «дворец» невелик - пара комнат общей площадью около пятидесяти метров. Внизу несколько небольших запущенных храмов, построенных в 15 -16 веках. Их для осмотра вам откроет местный служитель, но рассказать ничего не сможет.



Далее мы должны были ехать в Дарчен, к горе Кайлаш., но, отъехав от Занды километров двадцать, китайский джип отказался ехать вовсе. На местном бензине его топливная система умирала очень быстро. Пришлось опять возвращаться в Занду и ехать на автосервис. К утру реанимировать автомобиль было невозможно. Путем громких переговоров с центральным офисом и с нашим гидом, было принято решение нанять джип с местным водителем, который будет нас ждать в Барге, а с утра распихаться по имеющимся автомобилям. Время было уже позднее, поехали в гестхауз.

6 октября.

Занда – Дарчен

(Zanda – Darchen)

Утром выехали в Дарчен.

Наш китаец видимо простыл и в дороге от него поступила жалоба на великие трудности мочеиспускания. И тут я увидела разницу между терапевтом и хирургом.

Первая фраза доктора была: «А катетер для мочевого пузыря я и не взяла! Видимо, придется резать». Затем последовали рассуждения о стерильных халатах, бинтах, особенностях разворачивания операционной в горных походных условиях вдалеке от цивилизации, возможные осложнения и как с ними бороться. Я прониклась торжественностью момента и уже примеряла на себя образ медсестры, подающей скальпель и зажимы. В общем, хорошо, что китаец нас не слышал – он бы сразу умер. В конце концов решили с операцией повременить и посмотреть как будут развиваться события, а пока дать ему антибиотики.

Дорога, по которой мы ехали, не рекомендована к использованию иностранными туристами - где-то неподалеку находится секретная ракетная база. То, что мы получили пермит на проезд по ней, можно считать одним из тибетских чудес. Кстати, где-то в этом районе находятся руины Кьюнлунга - столицы королевства Шаншунг. Одни большие руины мы проехали, но при последующем сравнении местности с описанием тех людей, которые добрались таки до Кьюнлунга, мы проезжали не то место. Вообще, лазая по развалинам и скалам под сдувающим ветром, понимаешь, что часовая остановка в этом месте выглядит скорее насмешкой – только открыли окошечко и сразу захлопнули, не дав толком ничего рассмотреть. И пещер в скалах – великое множество, нестерпимо хочется туда залезть. Ну почему опять мимо?!



В конце дня проезжали перевал уже (или все еще?!!!) покрытый снегом. Что же тут творится зимой?!

В Дарчен прибыли довольно поздно, около одиннадцати вечера. В первом гестхаузе комната на восемь человек невыносимо пахла прогорклым жиром, зато на вывеске харчевни было написано по-русски: «Ресторан» и раздавалась громкая музыка. Только кое-кто из нас собрался там подкормиться, как наступил «час икс» и в поселке отключили дизель-генератор. Дискотека закончилась. Зато был найден другой гестхаус, почище. Спим в одежде и спальниках.

7 октября.

Барга

Утренние водные процедуры начались с разбивания льда в бочке с водой, стоящей на улице. Пожалуй, в Барге были самые убогие гестхаусы из всех виденных в дороге, что довольно странно – поток туристов и паломников к Кайлашу достаточно большой.

Барга стоит у подножия Кайлаша, из нее начинается кора вокруг святой горы. Говорят, кто 108 раз сделает кору вокруг Кайлаша, тот достигнет Нирваны.



К сожалению, три дня, необходимые для коры, были не предусмотрены планом экспедиции, и нам не удалось заработать себе немножко святости.

L-200 опять пришлось заваривать раму, хорошо, что нашлась мастерская со сваркой. К вечеру обещали все сделать

Арендованным автомобилем оказалась Тойота-80 – самый популярный джип в этих краях. Водитель - местный тибетец – оказался вполне покладистым и в дальнейшем охотно уступал место за рулем, пересаживаясь только для прохождения блок-постов. Китайский гид все сокрушался по поводу дороговизны аренды машины.

После завтрака поехали к озеру Манасаровар, которое находится в тридцати километрах. Вокруг него шесть монастырей и горячие источники. За озером видна гора Гурла Мандата (Gurla Mandhata) 7728 м.

Вокруг Манасаровара тоже принято совершать кору, это занимает около четырех дней. По пути паломникам приходится преодолевать вброд множество ручьев и речек, впадающих в озеро. Рядом находится озеро Ланга-тсо (Langngang Tso), которое иногда называют Мертвым озером в противоположность Живому – Манасаровару. Официально уровень Манасаровара ниже Ланга-Тсо на тринадцать метров, но считается , что в некоторые годы ситуация меняется на противоположную и это истолковывается как дурное предзнаменование.







Потом мы решили вернуться к Кайлашу и подняться на машине максимально высоко. Оказалось можно доехать до одного из монастырей (Гьяндрак). Говорят, что в монастыре живет около десяти монахов. Тех кого видели, приветливо улыбаются, но издалека. Да и как с ними общаться, не зная языка! От китайца толку ноль, а таскать за собой еще и водителя и заниматься двойным, а то и тройным переводом тибетский-китайский-английский-русский выглядит так глупо! Да и нужно ли это монахам – пустая болтовня заезжих лаоваев?

Доктор с Лобеевым резво поскакали вверх: только что здесь - и вот уже далеко вверху на склоне. И откуда только силы у людей берутся!

Вид со склона на долину умопомрачительный. Присела на какой-то камень – белое солнце, ветерок в лицо и спокойствие! Даже вставать не хочется.

Во время коры преодолевается перевал Дролма-Ла высотой 5630 метров. Неужели и я смогу вот так вот ногами пройти по горам шестьдесят километров?! Обязательно вернусь и попробую.





Вернулись в Баргу к вечеру и решили перекусить в местном ресторанчике. Выбрали самый пустой, заказали еду, принесли водки и вина, приготовились отметить посещение священных мест священными же напитками - и тут...Я уже не помню, кому первому пришла в голову мысль попросить сделать салат по-русски, простой овощной салат из огурцов, помидоров и лука с маслом без всех этих китайских специй.

И пошли мы на кухню объяснять поварам наше простое желание, что было не просто, ибо не владели они не английским, ни даже русским. А чтобы было более понятно – достали мы из их припасов все необходимые составляющие и стали показывать, как правильно резать надо – а то накромсают по-китайски и будет уже не то. И тут упал взгляд наш на картошку – а не пожарить ли ее славными брусочками? Давненько не едали мы простой жареной картошки! Даже у меня, вовсе не употребляющей картофель в этой жизни, и то слюнки потекли. Дивились китайские повара – как же так, только соль да масло, где же прочие специи, ведь не вкусно будет, пресно? Эх, да что вы понимаете в простой еде! Все бы вам рыбу со вкусом говядины или свинину со вкусом курицы подавай. А картошку со вкусом жареной картошки не хотите ли? А салат со вкусом свежих огурцов и помидоров?

И вспоминали после мы этот ужин как самый лучший за всю поездку.



8 октября.

Барга – Сага (566 км)

Проезжали через какой-то поселок, остановились там на заправку. Увидев освежеванных баранов, Хлюстов пожелал баранинки поджаренной на вертеле и убедил прочих, что это очень вкусно и хорошо. Полное отсутствие дров для шашлыка его не испугало, посему мы и сторговали четверть барана, а так же помидоры и прочие овощи. Хочу заметить, что шашлык так и не случился, и многострадальный баран через пару дней по одной версии был выброшен, а по другой - передан в гостиничную кухню и съеден.

Гостиница в мраморе и золоте, еле теплая вода подается два раза в день тонкой струйкой.

Ничем иным мне день не запомнился.

9 октября.

Сага - Шигатце (530 км)

Перед выездом из города злой блок-пост. Говорят, и в прошлый раз тоже цеплялись. У Павла Ивановича увидели фотоаппарат, раскудахтались, заставили стереть флешку. Наши пермиты их не устроили, пришлось вернуться в городскую полицию и поставить еще какую-то отметку.

Мы не ищем легких путей, поэтому ехали не по главной дороге, а через озеро Пайку-Тсо (Paiku-Tso) по разбитой, и через сто пятьдесят километров выехали к знаменитому Шоссе Дружбы, которое соединяет Китай и Непал. До границы всего километров восемьдесят – поверни налево и через час ты в Непале.

Началось видимое сельское хозяйство: поля ячменя, кое- где вовсю обмолачивают зерно, дома стали почище и понаряднее, деревни напоминают среднеазиатские кишлаки.

В Сакью, как планировалось ранее, не попали.

Остановившись на заправке, решили по-быстрому перекусить китайскими рыбными консервами. И тут господа Федулов с Лобеевым достают из заначки ЧЕРНЫЙ ХЛЕБ! Такой восхитительно сладковатый от солода, с орехами, сухофруктами, кунжутом обсыпанный...

Оказывается, они его еще в Бишкеке купили. Я смаковала каждую крошечку! Лучше всякого торта и кекса – паечка черного хлеба.

В общем, хлеб, как и кофе, и сыр и, желательно, колбасу, надо везти с собой. И вообще брать привычный продукт, если есть такая возможность, чтобы хотя бы раз в два дня завтракать нормально. Здесь вы этого не найдете. В Кашгаре можно купить сырокопченую колбасу в крупном супермаркете. С молоком внимательнее – можно промахнуться и взять сладковатое пойло. Единственный вкусный европейский завтрак с правильными булочками мы получили в Куньмине. Я вполне спокойно и с удовольствием ем местную пищу, даже очень острую, но три раза в день одно и тоже в течение более трех недель – достаточно сложное испытание для многих. К слову сказать, ранее я была большая поклонница китайских ресторанов, но за прошедший год мне даже в голову не пришло пообедать по-китайски. Наелась.

Вечером приехали в Шигатце без приключений.

10 октября.

Шигатце

Шигатце - второй по величине город в Тибете и известен монастырем Ташилунпо, официальной резиденцией панчен-ламы. Хотя в настоящее время юный панчен-лама живет в Пекине, да и легитимность его не вполне уверенна.

Ташилунпо – это целый город. Он был построен в 1447 году первым далай-ламой Гедуном Друпом, учеником великого реформатора Цзонкапы, основателя секты гелуг-па.

Время было смутное, постоянные войны внутренние и внешние, феодальная раздробленность. Гелуг-па были изгнаны сектой карма-па на долгие годы, Лхаса подчинялась Шигатце.

Даже вездесущие католические миссионеры в начале семнадцатого века умудрились добраться до Шигатце и прожить здесь несколько лет, но деятельность их не была успешна. Удивительно и то, что их коллега в это же время пребывал в Тцапаранге в Гюге.

В конце концов с помощью монгольских ханов гелуг-па окончательно победила и стала правящей сектой в Тибете.

Сейчас в Ташилунпо живет около семисот монахов, управляет монастырем «заместитель» панчен-ламы. Говорят он довольно пожилой человек. Попытка получить с ним аудиенцию не увенчалась успехом – о встрече с иностранцами необходимо сообщать официальным властям и получать своего рода разрешение. Это вопрос не одного дня.

В монастыре обучаются монахи, есть тибетская больница, активно посещаемая местным населением.



Хотя осмотреть все достопримечательности монастыря можно и за один день, все же лучше потратить несколько дней, побродить не спеша по улочкам, посидеть во двориках, заглянуть в каждый уголок. Возможно, посчастливится познакомиться с англоговорящим монахом. Иностранных групп очень много. О достопримечательностях рассказывать не буду – путеводитель это сделает лучше. Мне почему-то очень запомнилась огромная свастика из бирюзы в полу храма Таши Лангьяр, где находятся останки с пятого по девятого панчен-лам.



11 октября.

Шигатце- Гьянцзе – Лхаса (340 км)

Уборка ячменя в самом разгаре. Ослики навьючены снопами так, что видна только голова. Они удивительно умные – идут сами и пропускают автомобили в узких местах. Обедающие на поле крестьяне весело смеются. На токах провеивают зерно, подбрасывая его на широких лопатах. Кубанские казаки в тибетском исполнении.





Пелкор Чод монастырь в Гьянцзе основан в 1418 году, в нем находится знаменитая ступа Кумбум. Шесть этажей, семьдесят семь часовенок (почему бы не 108?), в каждой слова одной и той же молитвы. Будды, тары, бодхисатвы и цари смотрят на меня. Последний этаж как крыша мира. Нет прошлого, нет будущего, нет эмоций, освобождение...

Я выхожу из монастыря и сажусь в машину. Слезы катятся по лицу, не могу остановиться. Мальчик-попрошайка дергает меня за рукав, требуя денежку. Я уже почти рыдаю, что-то уходит со слезами. Он смотрит в лицо и начинает вытирать мне слезы грязными ладошками, гладит по руке.



Над городом прекрасно сохранившаяся старая крепость, построенная в 14 веке. Если есть время, можно попробовать найти семью хранителей ключей, и за приемлемый бакшиш вам откроют ворота. В начале двадцатого века английские войска вступили в Тибет, заняли многие города, в том числе Лхасу и Ггьянцзе. Долгое время англичане пытались выкурить из форта тибетцев, обстреливавших из допотопных пушек вражеские позиции. В конце концов современная военная техника победила кремниевые ружья. Тибетцы предпочли погибнуть, но не сдаться .Сейчас там есть музей, напоминающий о тех событиях.



В Лхасу можно было проехать через озеро Ямдрок-Тсо, но мы решили вернуться на главное шоссе. Так мы впервые столкнулись с пунктами контроля скорости на дороге.

Надо сказать, что в Китае, в отличие от России, гаишники, радостно потирая руки, в засаде не сидят. Дорожную полицию можно увидеть только в случае аварии или вот тут, на пункте контроля. Выдается квиточек с временным интервалом на данном участке, приехал на следующий контрольный пункт раньше – штраф, пожалуйста! Средняя скорость для легковых автомобилей 50-60 км в час, для грузовиков меньше. Меры оправданные – горные хайвэи требуют уважительного отношения. Это вам не грейдеры на западе Тибета, где не особо разгонишься.

Попортили нашему китайцу нервы. Вышло так, что наш водитель не залил бензин вовремя, он все тянул время в надежде встретить самую дешевую заправку. И тут в шестидесяти километрах от Лхасы группа выразила твердое желание свернуть с прямого пути направо и все же взглянуть на знаменитое озеро Ямдрок-Тсо. Китаец бьется в истерике – этого нет в программе, почему мне заранее ничего не сказали, меня игнорируют, я за вас отвечаю! Три машины поворачивают и уходят через мост на серпантин вверх к озеру, а наша машина с пустым баком мечется в поисках заправки. Водительбубнит, что чифань дело святое, озеро ему вовсе не нужно и остается на наконец обретенной заправке. Китаец просит вызвать по рации группу – эфир молчит. Возможно, группа слишком высоко в горах или, бросив машины, гуляет вокруг озера. А может быть, мы уже успели проникнуть на все секретные объекты вокруг и нарушить великую военную тайну?!! Да еще серпантин оказался бесконечно длинным. Китаец мрачнеет на глазах...

В общем, озеро мы конечно увидели. Со смотровой площадки. А вот поснимать его не удалось – смеркалось.

Находится оно на высоте почти 4500 м, одно из священных тибетских озер и место паломничества. На нем находится монастырь Самдин, который на протяжении веков возглавляет женщина-тулку, реинкарнация монахини Дорже Пагмо, что по-тибетски означает Алмазная свинья. Легенда гласит, что когда в 1716 году монгольская армия хотела разрушить монастырь, в нем нашли лишь свинью с поросятами, в которых превратились настоятельница и монахини. Не решившись разорить место, принадлежащее свиньям, джунгары удалились, а монахини приняли прежний облик.

В город как всегда въезжали глубоким вечером. Вот оно - сердце Тибета
Карма 29
Ответить
13.08.2008
azia01
У Павла Ивановича увидели фотоаппарат, раскудахтались, заставили стереть флешку

Павел Иванович пытался снимать блокпост? А остальные камеры попрятали в багажник? А может ваш китайский гид стуканул?

Френдшип хайвей, Шигатсе, Гъянсе и Лхасу можете посмотреть в моем фильме
azia01 ж
Карма 6
Ответить
13.08.2008
он не снимал, просто прогулялся к блок-посту .Видимо выглядел заинтересованным, а китайцам надо было проявить бдительность. Не приглянулся. Я же говорю, на этом блок-посту и в прошлый раз мурыжили.

Еще кусочек.

12 октября.

Лхаса.

Того города, который я видела на старых фотографиях, больше нет. Есть еще один современный скучный китайский город. Только Потала по-прежнему глядит свысока. Кажется, что все еще мальчик – лама рассматривает в подзорную трубу копошащийся у подножия люд.

Но это не так. Нет монахов, служек, министров, небожителей. Безлюдно. Ручеек любопытных туристов течет по заранее утвержденному маршруту. Двадцать семь разрешенных к посещению комнат и залов. Двадцать семь из тысячи.

У входа висит большой гонг. Удары в гонг отгоняют злых духов от священного дворца.

Личные покои далай-ламы – маленькие скромные комнатки. Здесь он спал, молился, медитировал. Зал для личных аудиенций – размером с гостиную в моей московской квартире.

Красный дворец – залы с реликвиями. Многометровые ступы с останками лам, священные книги, чудотворные статуи. Туристы замедляют ход. Среди них много буддистов, они стремятся поклониться реликвиям. Но остановиться практически невозможно, сзади подталкивают, обгоняют. Есть всего час, всего час для осмотра целого мира. Паломников здесь не видно. Возможно, их не пускают даже по билетам. Они совершают свои простирания у подножия священной Поталы.



Монастырь Джоканг – вот где целые толпы паломников. История этого монастыря начинается в седьмом веке. Построен он царем Сронценгампо, основателем Тибетского государства. На протяжение веков монастырь неоднократно перестраивался, вряд ли от первоначальных построек осталось хоть что-нибудь.

Великой святости я там, хоть ты тресни, не почувствовала. Наверное, так происходит со всеми местами массового туризма.

На втором этаже монашки упражнялись в традиционных дискуссиях. Со стороны смотрится как танец – хлопнул в ладоши, сделал выпад, топнул ногой на противника – видимо так аргументы выглядят убедительнее. Вообще, эти монашки больше напоминают шкодных студентов. Но расслабленно сидеть на крыше, наблюдать за школярами и глазеющими туристами – весьма умиротворяющее занятие.

Вечером из любопытсва посетили китайский рынок – Черкизовские развалы! И ассортимент тот же! Приобщились китайских рыночных шашлычков – разный продукт нанизывается на шпажки и обжаривается. Вполне съедобно и дешево. Лаоваи кроме нас были не замечены, а так все харчевни полны местным людом.

13 октября.

Лхаса

Утром поездка в монастырь Дрепунг. Во времена пятого Далай ламы он был самым большим, в нем жило до десяти тысяч монахов. Здесь перерожденцы далай лам проходили обучение, а после интронизации выступали с проповедью Учения.

В монастыре есть магазинчик со всякими бусами, четками, картинками, шкатулками, статуэтками, религиозными предметами. Я купила сандаловые четки и благовония – недешево, однако. Видимо, монастырская наценка за освящение. Павел Иванович примерил парадную монашескую шапку, он в ней вылитый попугай с хохолком.

Рядом находится монастырь Нечунг, где раньше была резиденция главного оракула.

Потом поехали снова к монастырю Джоканг - по базарной улице побродить и пообедать. Удалось найти столик у окна в ресторанчике с видом на торговые ряды и монастырь. Разглядывание жизни за окном произвело большее впечатление, чем блюда на столе.

В городе явно не хватает ресторанчиков на свежем воздухе, тем более и климат располагает. Середина октября – днем 20 – 25 градусов.

А потом мы с Галиной решили прогуляться пешком до гостиницы. Только вот карту с собой не взяли. Однако попытались пройти кратчайшей дорогой, полагаясь на топографическое чутье. Направление-то мы выбрали правильное, только вот не знали, что нет сквозного прохода, там, где мы шли. Поэтому, покрутившись вокруг да около часа два, устав и разозлившись, бесславно вернулись мы на главную улицу и через полчаса оказались на месте. По дороге заглянули в милую на первый взгляд кофейню, но с приличным кофе опять не повезло. Кофеманы! Кофе берите с собой!

Вечером традиционная дегустация китайского вина. Как ни странно, китайцы производят вполне приличное каберне по адекватной цене. Я даже однажды умудрилась найти бутылку десятилетней выдержки за 35 юаней. Вполне живую.

14 октября.

Лхаса – Ньинчи ( Nyingchi )

410 км

С утра произошла очередная замена арендованной машины – на этот раз «Паджеро», водитель – китаец, знает дорогу по которой предстоит ехать, говорит, что ездил по ней три раза. За руль не пускает, ведет неплохо и шустро.



По дороге заехали еще в один известный тибетский монастырь – Ганден. Тут в золотой ступе находится тело великого тибетского реформатора Цзонхавы, основателя главенствующей ныне секты гелугпа. Сам монастырь строился под его руководством почти у вершины горы и похож на город - крепость. Видимо раньше до него было непросто добраться, однако сейчас наверх ведет прекрасная дорога, говорят, построенная за счет монастыря. Если это так, то несколько километров горного серпантина обошлись монастырю в целое состояние. Во времена культурной революции монастырь был почти полностью разрушен, а в девяностых восстановлен. Но, несмотря на это, новоделом он не выглядит. На площади перед монастырем продают разные травы и снадобья. Мы хотели было купить, но поостереглись, предвидя возможные проблемы с таможней – попробуй докажи, что это трава из монастыря, а не иная. Заглянули на монастырскую кухню. Огромные котлы, в которых варят пищу для совместных трапез, используются во время праздников. В обычные дни монахи готовят сами каждый для себя.

В зале для собраний посидела, послушала мантры. В часовне, где пели монахи, какая-то святыня, женщин не пускают. Опять дискриминация! Но послушать все равно хорошо, жаль, что уже зовут в дорогу.

Высота над уровнем моря пониже, появляется лес на горах. Багряный, золотой, красота...

Вот и осень.



Часто попадаются палатки скотоводов, как черные пауки раскинули свои лапы. И вдруг видим странные поселки – новые двухэтажные дома нелепых цветов: неоново-сиреневые, карамельно – розовые, дикие фиолетовые крыши. Полное выпадение из окружающего пейзажа. Оказывается, правительство строит для эти дома для скотоводов и проводит чуть ли не насильственное переселение из палаток в поселки. Конечно, партии так проще контролировать жизнь и настроения граждан. А кочевники не желают коллективного проживания, они привыкли друг на друга издалека смотреть. Да и выпас скота к кучности не располагает. Хотя некоторые зимой этими домами пользуются.

.

Перед закатом останавливаемся у туристического сайта – посередине реки стоит великолепный утес. Мимо такой красоты проехать невозможно, поэтому уже построена смотровая площадка и, конечно же, вездесущие сувенирные лавочки. Наш китаец купил какую-то тяжелую скульптурку и очень радовался, утверждая, что в Пекине такая стоит в три раза дороже.

Так же мы получили предупреждение о страшных разбойниках вокруг, с красными повязками в длинных косах. С ними лучше не говорить, близко не подходить, в глаза не смотреть – зарэжут! Странно только, что видим-то мы их в Тибете с первого дня, но только сейчас они стали опасными. Это же те самые скотоводы! Наверное, они китайцев недолюбливают, а те их побаиваются. Хотя если вспомнить не такое уж недавнее прошлое, всего сто лет назад, когда каждый кочевник был еще и немножечко разбойник, а караваны грабились нещадно, может быть, в этом что-то есть....

К вечеру произошел очередной конфликт. Так как поступила информация, что ночевка опять предполагается в каком-то убогом (ибо иных мы не наблюдали) гестхаузе, половина группы решила, что глупо проезжать мимо хрустальных потоков, зеленых лужаек и чудных лесов. И пора наконец разбить лагерь у речки, замариновать шашлычок , порезать салатик и разлить чуть-чуть водочки за путешествие. И спать в палатках, которые едут с нами из самой Москвы. Очень привлекательная идея! А произошло это как раз между двумя точками скоростного спецучастка. Машины с организаторами и наша с китайцами направились в ресторан, а остальные поехали искать стоянку, о чем и сообщили по рации организаторам. Однако информация не была принята всерьез, и ужину ничто не помешало. К тому же ресторан был рыбный, живую форель мы выбрали сами, и пошла она отлично. К слову сказать, этот захолустный ресторан оказался одним из самых дорогих, попавшихся нам в Тибете. После ужина, подъехав к чек-пойнту, полгруппы мы не находим. Начинаются бурные переговоры по рации, и организаторы посылаются на все четыре стороны. Там уже расставлены палатки, дожаривается шашлычок и вообще люди проводят время прекрасно. Вместо того, чтобы поехать разруливать ситуацию, организаторы встают в третью позицию и заявляют, что они будут спать в машинах и никуда с места не сдвинутся. Мы со Стасом и рады бы присоединиться к группе отдыхающих, но у нас в машине два китайца и сделать мы ничего не можем.

И тут выясняется, что в Ньинчи нас ждет вовсе не гестхауз, а вполне четырехзвездочный отель, и если бы была правильная информация с самого начала, то и сыр-бор бы не разгорелся. Почему это организаторы не узнали с самого начала у китайца, непонятно. Вопрос о нежелании ночевки в гестхаузе дискутировался по рации всю вторую половину дня.

Китаец осознает сложившееся положение, впадает в истерику, и мы возвращаемся на поиски раскольников. Мы решаем проехать двадцать километров назад и если не увидим лагерь – се ля ви, мы со Стасом убиваться в поисках не собираемся. Стемнело, лагерь вполне можно и проскочить. На счастье китайца огонек мы увидали, и молчавшая доселе рация вдруг ответила.

Какие же были славные посиделки! А мы все разрушили. Китаец бурно проявил свои эмоции, его стало жалко, лагерь нехотя свернули исключительно из жалости к китайцу.

А отель и впрямь был неплох...

15 октября.

Ньинчи - Бамда (Bamda)

550 км

Пребывая в суровом и почти безжизненном Западном Тибете, трудно представить, кому такая страна может понадобиться, кроме самих местных жителей: высота более четырех с половиной тысяч метров, разреженный сухой воздух, чахлая трава и колючие кусты облепихи в виде главного дерева, суровые ветреные зимы, да и лето не балует – суточный перепад температур может достигать тридцати градусов.

В Восточном Тибете понимаешь – да, за эту красоту можно и побороться! Роскошные леса, прозрачные реки, чистейший воздух.

В долинах появляются деревянные дома, похожие на наши. На западе дома только каменные и кирпичные, каждое дерево на вес золота, их даже ограждают от домашних животных каменными же заборами.

Хайвеи тут к счастью еще не везде построили, временами дорога такая узкая, что две легковые машины с трудом разъезжаются над пропастью.



Грузовик перекрыл дорогу. Видимо цистерна с топливом полная, не хватает силенок и он не может преодолеть небольшой подъем на грунтовке. Водитель пытается подкладывать булыжники под колеса, чтобы машина не скатывалась назад, но все тщетно. Объехать его невозможно, сзади и спереди начинает скапливаться пробка. Через полчаса, когда ситуация становится близка к критической, водитель наконец бросает свои попытки, скатывается вниз и освобождает дорогу.



Через пару километров подъезжаем еще к одному месту скопления автомобилей – мост, хотя довольно современный, но проезд только по одной машине. Наконец выбираемся из всей этой толкотни на асфальтированную дорогу.

Однако через несколько десятков километров снова грунтовка, и снова пробка – размыло дорогу, а объезд по камням преодолеть непросто. Вот уже опять кто-то застрял прямо в потоке, рядом другой, вытаскивают всем миром севшую на мель недвижимость.



В глубокой темноте добираемся до гостиницы.

Продолжение следует,когда - не знаю.Как допишу

Без фоток ,конечно ,немного не то...
Помощь сайту
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики
Новое в Блоге