Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма

Индия › Индия подтвердила отказ от присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия

Карма 109
Ответить
25.09.2009
21:12 24/09/2009

НЬЮ-ДЕЛИ, 24 сен - РИА Новости, Евгений Безека. Индия официально подтвердила свою давнюю позицию об отказе присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который в Нью-Дели считают дискриминационным.

Совет Безопасности ООН в четверг единогласно принял по итогам заседания на высшем уровне резолюцию по вопросам нераспространения ядерного оружия. В ней СБ "призывает государства-участники ДНЯО в полном объеме выполнять их обязательства по Договору", а "все страны, которые не являются участниками ДНЯО присоединиться к Договору в качестве неядерных государств, чтобы добиться универсальности Договора как можно скорее".

Из 192 стран-членов ООН лишь четыре государства - Израиль, Индия, Пакистан и КНДР - не являются участниками ДНЯО.

"Индия не может принять призывы к универсальности", - говорится в письме постоянного представителя Индии в ООН Х.С.Пури в адрес постпреда США в ООН и президента СБ Сьюзан Райс, обнародованном МИД Индии.

Нью-Дели в письме напоминает о заявлении премьер-министра Индии Манмохана Сингха перед парламентом 29 июня 2009 года, в котором он исключил вступление Индии в ДНЯО в качестве неядерного государства. "Ядерное оружие является неотъемлемой частью национальной безопасности Индии и останется таковым до недискриминационного и глобального разоружения", - отмечается в послании.

Нью-Дели при этом также подчеркнул приверженность "добровольному, одностороннему мораторию на ядерные испытания", отказу от первого ядерного удара, заявив, что "не поддерживает никаких гонок вооружений, в том числе гонку ядерных вооружений".

Индия напомнила о своей безупречной репутации в области нераспространения ядерного оружия и радиоактивных материалов, которая позволила Нью-Дели в 2008 году добиться снятия с Индии запрета Группы стран-ядерных поставщиков (ГЯП) на поставку ядерного топлива, технологий и оборудования для атомной энергетики.

Комментируя принятие резолюции Совбеза, Индия также указала на необходимость реформирования и расширения этого органа для повышения его авторитета.

"Работа на достижение наших общих целей потребует стойкой приверженности истинным принципам многосторонних отношений для обеспечения жизнеспособных и прочных глобальных решений в области мира и безопасности", - говорится в письме. По мнению Индии, "более представительный Совет безопасности добавит этим усилиям убедительности и жизнеспособности".

Резолюция Совбеза ООН, на которую отреагировала Индия, также призывает "все государства воздержаться от проведения взрывов в целях ядерных испытаний и подписать и ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), чтобы таким образом Договор вступил в силу как можно скорее".

ДВЗЯИ был одобрен Генеральной ассамблеей ООН 10 сентября 1996 года и открыт к подписанию 24 сентября того же года. Однако он не может вступить в силу до тех пор, пока его не ратифицируют все 44 страны, имевшие на момент принятия документа ядерные реакторы.

Из них большинство государств, включая Россию, сделали это, однако семь стран - США, Китай, Индонезия, Египет, Иран и Израиль - так и не ратифицировали договор, а еще три страны - Индия, Пакистан и КНДР - так и не подписали его.

http://www.rian.ru/world/20090924/186323033.html
Карма 109
Ответить
25.09.2009
Дополнительная информация на эту тему:

Индийские атомщики усомнились в успешности испытаний бомбы в 1998 году

НЬЮ-ДЕЛИ, 18 сен - РИА Новости, Евгений Безека. Группа индийских ученых-атомщиков в четверг потребовала созвать спецкомиссию, чтобы оценить успешность испытательного взрыва термоядерной бомбы в 1998 году, пишет в пятницу газета Times of India.

Поводом для сомнений стало сенсационное признание бывшего члена индийской команды разработчиков атомного оружия Кришнана Сантханама: в конце августа 2009 года он заявил, что бомба тогда сработала нештатно, и стране нужны новые испытания. В 1998 году Сантханам работал в Организации оборонных исследований и разработок и отвечал за подготовку полигона.

Накануне в интервью индийской прессе Сантханам развил свою мысль, указав на то, что заключение об успешности испытаний было принято голосованием на совете экспертов и чиновников без должного анализа показателей измерительных приборов.

Сантханам посеял сомнение в умах ведущих индийских ученых-атомщиков - Шринивасана, Иенгара и Прасада, которые потребовали от правительства повторно проверить все показатели с испытаний, чтобы выяснить правду.

Развеять эти сомнения не помогли даже заявления ученых, в том числе бывшего президента Абдула Калама, и чиновников, среди которых министр обороны Индии Араккапарамбил Куриан Энтони, что все взрывы удались.

Индия 11 и 13 мая 1998 года испытала на полигоне "Покхаран" четыре атомных и одну водородную бомбу, которые официально были признаны успешными. Взрывы вызвали резкую реакцию США и ряда других стран, которые сочли испытания нарушением режима нераспространения ядерного оружия.

Августовское заявление Сантханама фактически поставило под сомнение целесообразность подписания Индией Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и Договора о запрещении производства расщепляющихся материалов, на чем настаивают, в частности, Соединенные Штаты.

Как отмечают эксперты, заявление Сантханама противоречит также позиции нынешнего правительства Индии, которое в 2008 году договорилось о снятии со страны санкций Группы ядерных поставщиков несмотря на отказ Нью-Дели подписывать Договор о нераспространении ядерного оружия. Ключевой тогда оказалась поддержка США, которые взамен выдвинули Индии ряд условий.

Одним из них стал отказ от ядерных испытаний. Индийские власти заявили о добровольном отказе от дальнейших испытаний атомного оружия, но не стали оформлять это обязательство юридически. Правительство оправдывало этот шаг тем, что ядерных испытаний 1974 и 1998 годов достаточно для создания надежного арсенала ядерного сдерживания.

Новые испытания, однако, поставят под угрозу взаимодействие Индии и США в области ядерной энергетики в рамках так называемой "ядерной сделки". Вашингтон ясно дал понять, что разорвет сотрудничество с Индией, если Нью-Дели решится на новые испытания. Соответствующие формулировки включены в текст двустороннего "ядерного" соглашения.

http://www.rian.ru/science/20090918/185506067.html
Карма 109
Ответить
25.09.2009
Ещё одно дополнение:

Ядерный Болливуд

В Индии не утихают страсти вокруг событий, случившихся 11 лет назад. Специалисты неожиданно разошлись во мнениях - удалось Индии успешно испытать в 1998 году водородную бомбу и соответствует ли действительности официально заявленная мощность взрыва 45 кт?

Среди сомневающихся можно видеть немало известных индийских атомщиков, и это удивляет. Во-первых, атомщики из самой населённой демократии мира ранее не слишком увлекались публичной критикой в адрес своего ведомства. Во-вторых, многие из тех, кто говорит о неудаче, были непосредственно связаны с военной ("стратегической") программой Индии, и де-факто они обвиняют теперь в плохой работе самих себя.

Одновременно с оружейным скандалом, в индийской прессе муссируется и другая тема. Индия очень обеспокоена непрекращающимися попытками команды Барака Обамы не мытьём, так катаньем наложить запрет на любые виды международным сотрудничества, будь то торговля технологиями или обмен ноу-хау, с индийским атомным комплексом в области топливного цикла.

В прошлом году Группа ядерных поставщиков (ГЯП) сняла с Индии все запреты на общение с мировым атомным сообществом, автоматически действующие против неё как страны, не признающей ДНЯО. Казалось бы, с изоляцией Индии было покончено.

Но американские нераспространенцы, по традиции поднимающие голову при президентах-демократах, проталкивают идеи и концепции, дезавуирующие постановление ГЯП - например, запрет на экспорт технологий обогащения и химпереработки из держав большой восьмёрки, или резолюция СБ ООН с требованием скорейшего поголовного вступления всех без исключения государств в ДНЯО.

Чем это угрожает Индии? В отличие от многих стран, только мечтающих о собственном топливном цикле, Индия его уже имеет. В стране существуют центрифужные технологии обогащения урана и на деле реализуется замкнутый топливный цикл (то есть, освоена переработка ОЯТ). Казалось бы, отсутствие контактов с иностранцами не в состоянии остановить индийцев в их семимильной поступи по направлению к быстрым реакторам и ториевому циклу.

Но знать технологии и испытывать их в лабораториях - отнюдь не одно и то же, что применять их на практике в промышленных масштабах. Доктор А.Н.Прасад, многие годы стоявший у руля элитного индийского ядерного центра BARC, честно пишет о том, что без импортных материалов и оборудования Индия не сможет запустить массовые производства как по обогащению урана, так и по переработке ОЯТ. Последнее особенно важно, ведь без мощных радиохимических заводов все мечты о десятках и сотнях бридеров на индийской земле так и останутся мечтами.

Судить, насколько удачным был индийский термоядерный взрыв 1998 года, бесперспективно - те, кто владеет точной информацией, ничего вслух не скажут, а те, кто говорят, информацией не владеют. Зато с большой долей достоверности можно предположить, что выбор времени для дискуссии о взрыве сделан не случайно.

Индийская атомная и политическая элиты посылают сигнал Вашингтону - если вы снова закроете для нас едва-едва приоткрывшуюся дверь на рынок топливных технологий, то мы, индийцы, вернёмся к ядерным испытаниям под тем предлогом, что надо проверить и перепроверить реальную степень боеготовности индийского арсенала. Для борца за мир и апологета всеобщего разоружения Барака Обамы новые взрывы на Индостанском полуострове станут серьёзным ударом по его репутации.

Пока продолжается индо-американский диалог глухого с обиженным, было бы любопытно взглянуть на позицию России. А она, позиция, далеко не столь проста, как кажется. В скупых официальных строчках - например, в сообщениях о встрече Сергея Кириенко с председателем индийской атомной комиссии Анилом Какодкаром в кулуарах генконференции МАГАТЭ в Вене - говорится строго о желании взаимно сотрудничать при строительстве реакторов, в Куданкуламе и на "новой площадке".

Анонимные осведомлённые российские источники, появляющиеся на страницах индийских газет, выглядят куда как более разговорчивыми. По их словам, Москва не собирается считать для себя обязательными любые возможные призывы G8 к введению запретов на поставку технологий обогащения и химпереработки в Индию. Россияне будут поступать, исходя из постулатов уважаемой нашей страной группы ГЯП, где никаких препятствий к контактам с индийцами более не осталось.

Индия в ответ платит России повышенной доброжелательностью в публичном информационном пространстве. Российский посол в Дели Вячеслав Трубников был приглашён на торжественную церемонию спуска на воду первой индийской АПЛ "Arihant", а весомый вклад россиян в успех этого проекта был отмечен на самом высоком уровне как индийскими политиками, так и атомщиками.

Кстати, в российских СМИ о нашей помощи индийским атомным морякам говорилось мало - и, на наш взгляд, зря. Реальные заслуги россиян в создании АПЛ "Arihant" очень велики. Злые языки шутят, что в официальной индийской формулировке "Лодка создавалась индийскими специалистами при определённой помощи россиян" национальности нужно поменять местами.

Есть и другие доказательства стремления индийцев продемонстрировать свои тёплые отношения к российской стороне, в том числе, и на завершившейся на днях генеральной конференции МАГАТЭ. Индия явно стремится получить от России поддержку. Осталось только разобраться, какого рода.

Без сомнения, российские центрифужные технологии являются предметом давнего вожделения индийцев, так как у этих машин во всём мире нет реальных конкурентов, кроме, пожалуй, центрифуг URENCO.

Российские центрифуги без затруднений поставляются в Китай, и их очередная партия отправилась в Поднебесную буквально на днях. Но КНР, в отличие от Индии, обладает ядерным оружием в полном соответствии с ДНЯО, то есть, является общепризнанной ядерной страной. Согласится ли Москва на центрифужную сделку с Дели? Эксперты считают это маловероятным, если только не вмешаются внешние факторы - например, необходимость срочного спасения российских позиций на индийском рынке вооружений.

Менее вызывающим может стать сотрудничество Индии и России в области быстрых реакторов и замыкания цикла. Оба государства придерживаются сходной идеологии и считают, что без бридеров и ЗЯТЦ атомная энергетика обречена. И мы, и индийцы движемся по примерно одинаковому пути - у нас строится БН-800, у них PFBR-500 и запланирована малая серия быстрых натриевых реакторов.

Есть и отличия, причём в выгодную для России сторону. У нас, как известно, уже имеется опыт коммерческой эксплуатации БН-600, а Индия до сих пор ограничивалась только изысканиями на небольшой исследовательской установке FBTR. В индийской атомной отрасли уже почувствовали разницу между исследовательскими и энергетическими реакторами - сроки пуска PFBR-500 отстают от графика, как минимум, на год, а его официально заявляемый бюджет вырос на 40%.

Так, может быть, за демонстративной любезностью индийцев к России скрывается желание наладить полномасштабную кооперацию по быстрым реакторам? Многие эксперты не исключают этого. Тогда перспективы российско-индийского сотрудничества будут зависеть от позиции ГК "Росатом", а точнее, от того, сможет ли госкорпорация преодолеть явно наблюдающиеся у неё опасения перед сложностью задач, встающих при реализации быстрого направления.

ИСТОЧНИК: Владимир Рычин, AtomInfo.Ru
Следить за важными новостями удобно на нашем телеграм-канале «Межгалактический Дирижабль». У нас также есть уютный «Межгалактический Чат».
Помощь сайту
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики