Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма
Северная Индия Южная Индия  

Отчеты о поездках › Дивали или кто такая Кали

Moony м
Карма 4913
Ответить
27.09.2005
В Индии множество праздников. И все они очень красочные, по-восточному шумные, каждый по-своему впечатляющий. Но на меня самое сильное впечатление произвел праздник Дипавали или Дивали, что означает огненная цепочка, огненная лента. По традиции в дни этого праздника все дома, улицы и площади индийских городов украшаются по вечерам тысячами светильников - "дийас". Дийас зажигают, в честь Лакшми, богини счастья, богатства и процветания. По периметру домов, вдоль тротуаров, на стенах заборов, внутри дворов расставляются металлические плошки, в которых горит масло, чаще всего сезамовое, или, как его чаще называют у нас, кунжутное. Это масло обладает сильным специфическим запахом, который, по преданию, особенно нравится богам. Кроме того, с помощью рисовой муки стены домов покрывают особым орнаментом, который также можно увидеть в дни праздника и на земляных полах домов, а также на тротуарах в городах.

Дивали ассоциируется с возрождением жизни и знаменует начало нового года. Его празднуют практически по всей Индии вне зависимости от религиозной принадлежности. Дивали приходится на конец октября - ноябрь и длится три дня. В последнюю ночь праздника в городах устраивается фейерверк и бенгальские огни. Мужья преподносят женам подарки, особенно принято дарить в этот праздник женам драгоценности. Надо сказать, что в Индии покупка драгоценностей до сих пор рассматривается как вложение денег. Кроме того, по тому, какие драгоценности надеты на жене, судят о благосостоянии мужа. Поэтому индийские мужья гораздо охотнее покупают драгоценности своим женам, чем, например, наши. Даже в очень небогатых семьях стараются к этому дню отложить немного денег, чтобы купить хотя бы дешевенькое колечко жене и браслетик дочери. Ювелирные магазины и лавочки в эти дни всегда забиты народом и торгуют далеко за полночь, получая от продаж больше половины своих доходов за год.

Еще одна традиция Дивали - это приготовление сладостей. Накануне праздника в Калькутте, забивая все другие запахи, несколько дней пахло имбирем, корицей и другими пряностями. Индийские сладости очень специфические. Я лично их очень люблю. И хотя я научилась готовить многие индийские блюда, но приготовление сладостей осталось для меня непостижимой наукой.

Происхождение Дивали объясняют по-разному. Во многих районах Индии его празднуют в ознаменование бракосочетания богини Лакшми с богом Вишну. В Бенгалии этот праздник посвящен богине Кали. Легенда гласит, что боги никак не могли справиться с демоном Рактабиджа. Каждая капля его крови при соприкосновении с землей превращалась в его подобие. Спустя несколько минут после того, как тело сраженного демона падало на землю, на поле боя появлялись полчища новых Рактабиджей. В отчаянии боги обратились за помощью к Шиве. Но поскольку Шива был погружен в медитацию, они попросили о помощи его супругу Парвати. Богиня, приняв обличие чернокожей Кали, немедленно вступила в битву с драконом. Чернокожая, с красными глазами, с развевающимися волосами, многорукая, верхом на льве, она одним своим видом внушила ужас дракону. Кали велела богам атаковать дракона, а сама простерла свой язык над землей таким образом, чтобы ни одна капля крови Рактабиджа не упала на землю. Поверженный дракон больше не возродился. Но Кали опьянела от крови дракона. Она носилась по вселенной, убивая каждого, кто бы ни попался ей на пути. Она украсила себя головами, конечностями и внутренними органами (особенно часто ее изображают держащей в одной из рук сердце) своих жертв. Чтобы остановить ее смертоносный бег, Шива бросился под ноги мчавшейся Кали. Кали остановилась, пришла в себя и вновь превратилась в прекрасную и нежную Парвати. При этом, как я поняла, Шиве и в голову не пришло хотя бы пожурить разошедшуюся супругу за тысячи загубленных жизней.

Не только Кали, но и другие боги индуистского пантеона чрезвычайно кровожадны. Именно такое впечатление у вас сложится, если в один из праздников - будь то Дивали, Дурга Пуджа или другой праздник вы пройдетесь вечером по улицам индийских городов. Повсюду будут раздаваться душераздирающие вопли - со сцен импровизированных театральных площадок, на которых разыгрываются сцены из индийского эпоса, из репродукторов, также транслирующих аналогичные передачи. Орут, вопят, пищат, завывают, визжат наказуемые, караемые, повергаемые, поджариваемые, разрубаемые.. Но, конечно, все рекорды побиваются во время Дивали, когда изображается разбушевавшаяся богиня в образе Кали.

С этим индуистским праздником у меня связаны самые сильные впечатления. И не только потому, что такого количества душераздирающих воплей я не слышала и надеюсь больше не услышать в своей жизни. В последний день празднования Дивали нас пригласил к себе в гости один из знакомых бизнесменов. После ужина зашла речь о традициях, связанных с этим праздником, и мы узнали, что в Калькутте есть храм, посвященный богине Кали. Нам очень захотелось там побывать. Мы никогда до этого не бывали в действующих индуистских храмах. Не то, чтобы это запрещалось, но, поскольку мы не знали правил и традиций поведения в подобных местах, мы не решались этого делать. Наши индийские знакомые явно не были в восторге от нашего предложения отправиться в храм Кали. Доводы против поездки приводились многочисленные: и темно уже на улицах, и храм очень далеко, и передвигаться по улицам сейчас небезопасно. Но как правило, если я уж очень чего-то захочу, то бываю очень красноречивой. Я так убедительно расписала свою мечту побывать в индуистском храме, что наши знакомые сдались, и мы отправились в путь. При этом жены бизнесменов предпочли остаться дома.

Сначала, когда мы оказались на улице, я была поражена красотой увиденного. Весь ночной город, насколько хватало глаз, был расцвечен огнями. Повсюду - вдоль домов, вдоль тротуаров мерцали огоньки светильников. Дома побогаче были в дополнение украшены гирляндами лампочек. Все вокруг мерцало, светилось и растворялось в колыхании этих многочисленных светлячков. Но очень скоро я поняла, почему жены наших друзей благоразумно решили остаться дома. Передвижение по улице, даже на машине, было сопряжено с большим риском. Было около девяти часов вечера, и праздник достиг своего апогея. Я уже писала, что в этот день принято запускать бенгальские огни и фейерверк. Я не знаю этимологию слов бенгальские огни. Но в тот вечер я решила, что либо бенгальцы их изобретатели, либо огни назвали так, поскольку именно в Бенгалии их особенно любят запускать. Во всяком случае, казалось, что каждый житель Калькутты что-то взрывает или запускает. Повсюду взлетали ракеты, что-то рвалось, что-то свистело или шипело. Всполохи огня вырывались прямо из-под колес. Водитель судорожно бросал машину из стороны в сторону, пытаясь увернуться от очередной запущенной прямо в нашу сторону ракеты. Мы закрыли все окна, но все равно ощущение было не из самых приятных. Особенно когда мы узнали, что статистика смертных и несчастных случаев во время праздника весьма удручающая. Да это и не удивительно. Пиротехника в те годы не была столь совершенной, как сегодня, а тем более в Индии. К тому же, многие люди победнее покупали пиротехнику очень дешевую и соответствующего качества. Надо еще учитывать и то скопление народа на улицах Калькутты, которое и в обычное время создает проблемы, а уж в праздничный вечер, оно, превращаясь в столпотворение, просто идеальное место для запуска фейерверка и бенгальских огней. Спокойнее стало только тогда, когда мы выехали за пределы города.

Наконец машина остановилась. Мы вышли и пошли по довольно широкой дороге по направлению к темнеющимся впереди воротам. Я узнала, что нынешнее здание было построено в 1809 году на месте древнего храма. Старое название храма - Калигхат. Кстати, именно по названию храма, который англичане, обосновавшиеся в этом месте, называли на английский манер - Каликата, в итоге был назван и город Калькутта.

Почему в этом месте был построен храм? Легенда гласит, что Сати, вопреки воле своего отца захотела выйти замуж за бога Шиву. Отец не давал своего согласия, и тогда отчаявшись, Сати бросилась в жертвенный костер. Узнавший об этом Шива, обезумев от горя, начал танцевать, держа в объятиях тело Сати. Его танец был бесконечен, и чтобы остановить его бог Вишну рассек тело Сати на 50 кусков и разбросал их по свету. Тогда Сати и возродилась в виде богини Умы, а утешившийся Шива прекратил танцевать. Места же, где упали части тела Сати, стали святыми. В том месте, где воздвигнут храм Калигхат, упал палец Сати, и с тех пор это место - одно из мест паломничества индусов. Храм посвящен разрушительной ипостаси бога Шивы, олицетворяемой богиней Кали.

Интересно, что с именем Сати связывают и традицию самосожжения вдов на погребальном костре мужа. Этот обычай, который так и называется сати, начал распространяться в индийском обществе с начала века и постепенно охватил все слои общества, но особенно затронул высшие касты. В принципе, как и все в индуизме, решение о совершении сати должно было быть добровольным. Но хорошо известно, что во многих случаях женщин принуждали к этому акту, или они шли на него под давлением родственников, общины. В 1829 году совершение сати было законодательно запрещено в Индии. Однако еще и до сих пор изредка появляются вдруг сообщения, что где-нибудь родственники заставили овдовевшую женщину совершить этот варварский акт. Я не случайно вспомнила об этой традиции именно в храме Кали. И сейчас объясню почему.

От машины до храма идти надо было метров триста. И на протяжении всего этого пути по обеим сторонам дороги высились груды хвороста. Я, естественно, поинтересовалась, зачем столько хвороста около храма. И вот что мы узнали.

По традиции, последователи индуизма сжигают тела умерших, а пепел высыпается в реку. Что лежит в основе этой традиции? Индуизм учит, что тело человека состоит из пяти элементов: земли, огня, воды, неба и воздуха. После смерти надо разделить тело человека на исходные элементы. Индусы считают, что когда тело сгорает, все элементы разделяются. Это позволяет элементам потом соединиться вновь в какой-то другой комбинации. И таким образом процесс возрождения становится возможным.

Те, чьи останки будут преданы сожжению в храме, да еще в тот день, когда отмечается праздник в честь божества, которому посвящен данный храм, будут особенно счастливы и удачливы в своей следующей жизни. И иногда уже за неделю до начала Дивали к храму, посвященному богине Кали, начинают свозить тела умерших. В течении трех праздничных дней погребальные костры горят днем и ночью. Естественно, хвороста требуется огромное количество, поэтому его постоянно подвозят к храму.

После такого предисловия, я входила в храм с довольно тяжелым чувством. То, что я видела и слышали вокруг, только усугубляло это состояние. Было довольно темно, хотя здесь также было много светильников. Но поскольку территория была очень большой, и отдельные здания отстояли друг от друга на значительном расстоянии, то иногда мы оказывались в почти полной темноте. В нескольких местах были установлены подмостки, и на них разыгрывались сцены из жизни Кали. Даже здесь, в храме - это также были исключительно эпизоды, рассказывающие о богине, несущей наказание и возмездие за грехи. Со всех сторон раздавались усиленные микрофонами вопли жертв кровожадной богини.

В рассказе уже упоминавшегося мною Дэна Симмонса о Калькутте я прочитала текст песни, посвященной Кали, который очень похож на слова тех песен, которые мы слышали в храме Кали в ту ночь.

Падите, люди Калькутты, ниц, ибо сходит на грязные, многолюдные улицы вашего города Тьма. Не Тьма ночи - но Тьма погибели.

Склонитесь, люди Калькутты, пред силой, страшнее которой нет ни на земле, ни в небе, ни в пламени ада. Склонитесь пред грозным ликом Кали, Госпожи Смерти. Ибо кровь на деснице ее - и кровью обагрены руки тех, кто служит ей, отнимая чужие жизни.

Слушайте, люди Калькутты, песнь Кали. Песнь боли. Песнь убийства!


Как бы иллюстрируя слова песни, отовсюду на нас смотрели черные мрачные лики Кали. Это многочисленные процессии несли статуи Кали. Храм находился на берегу реки Хугли, а я уже писала о том, что по традиции в последний день все статуи божеств, украшавших в дни праздника город, пускают плыть по реке

И как будто недостаточно было того, что в многочисленных руках Кали были зажаты головы и другие не самые симпатичные детали тел ее жертв, на всех статуях на шее Кали висел обязательный атрибут ее изображений - колье из человеческих голов.

Толпа становилась все гуще. Все явственнее мы ощущали тяжелый запах, который забивал запах курений. Не помогал даже сильный запах камфары, которую добавляют в погребальный костер. Мы вначале скорее догадались, чем увидели, что оказались там, где происходят ритуальные сожжения тел. Это была большая территория на окраине храма, спускавшаяся к самой реке. Здесь находилось множество каменных постаментов, на которых лежали груды хвороста. Протиснувшись к одному из них, я увидела, что хворост укутывал, как одеялом, тело человека. Одна лишь голова оставалась открытой. Вокруг постамента толпились люди. Один из мужчин, держал в руке зажженный факел. В тот момент, когда я подошла, он поднес его к хворосту, и очередной погребальный костер вспыхнул. По традиции погребальный костер поджигает старший из мужчин - родственников умершего. И вот тут-то, впервые увидев воочию погребальный костер, я невольно представила себе тот ужас, который должна испытывать женщина, которая оказывается не просто свидетельницей сожжения тела мужа, а сама, позволяет таким мучительным способом убить себя.

Стараясь больше не смотреть по сторонам, я побыстрее выбралась из толпы и присоединилась к моим спутникам, направлявшимся к реке. От реки веяло прохладой. Здесь было почти тихо, сюда едва доносились вопли, наполнявшие город и храм. Время от времени в воду почтительно опускали очередную статую богини Кали, и можно было наблюдать как она, подсвеченная пламенем многочисленных светильников, поставленных на берегу, торжественно плывет по реке. Сцена почти идиллическая, если бы ее не нарушали какие-то резкие всплески, раздававшиеся совсем рядом. По своему всегдашнему любопытству я чуть было не отправилась выяснять, что это такое. Но мне отсоветовали это делать, объяснив, что это сбрасывают в реку останки людей после погребального костра.

-- Какие же останки? Это же должен быть пепел! - удивилась я.

-- В идеале - пепел. Но когда столько народу - и всем надо непременно успеть в праздничные дни - тут уж приходится торопиться, - ответил один из индийских знакомых

-- Конвейер! - мрачно пошутил другой.

Я с испугом стала всматриваться в воду, плескавшуюся у самых ног, и хотя ничего похожего на то, что может привидеться после такого объяснения, я не увидела, все-таки предпочла отойти подальше. Идиллическое настроение улетучилось, едва возникнув.

Вскоре мы покинули храм, но запас впечатлений, предназначавшихся нам в этот вечер, еще не был исчерпан. Квартира бизнесмена, в которую мы вернулись, находилась на последнем этаже нового многоэтажного дома. С ее балкона открывался великолепный вид на Калькутту. Напоследок я вышла еще раз полюбоваться на сказочное море огней и огоньков, мерцавших повсюду, насколько хватало глаз. Границы между небом и землей не было. Миллионы огней города плавно переходили в мириады мерцающих огоньков низко весящего тропического неба. Понять где кончается земля, а где начинается небо, позволяли вспышки кое-где еще продолжавшего взлетать фейерверка. Я позвала всех полюбоваться на это фантастическое зрелище. Мое восторженное настроение опять было испорчено первой же репликой одной из вышедших на балкон женщин.

-- Ой, посмотрите, опять пожары!

-- Где, где? - все высыпали на балкон.

-- Да вон, смотрите, повсюду.

Я по-прежнему ничего кроме моря огней не видела.

-- Смотрите, вон там, - это не просто огоньки, а пламя и дым виден.

И тут я увидела то, о чем она говорила. Вдалеке, там, где на окраине находились самые бедные кварталы, огни были более яркими и сливались друг с другом. Вскоре уже стало совершенно очевидно, что по всему периметру города разгораются пожары. Ветер доносил красиво звучащий на расстоянии звон колоколов пожарных машин. Мы узнали, что это повторяется каждый год во время празднования Дивали. Пожары возникают повсюду, но особенно страдают каждый раз наибеднейшие районы. И это неудивительно, ведь налицо идеальные ингредиенты для возникновения пожара - горящие повсюду светильники, свечи, ароматические палочки - с одной стороны. И вся эта пиротехника, часто еще и самодельная. Добавьте к этому место действия - множество ветхих, стоящих вплотную друг к другу хибар, многие из которые сделаны просто из тростниковых или джутовых циновок или даже из скрепленных кое-как кусков картона. И в обычные дни пожары здесь - дело привычное, что уж говорить о Дивали...



Когда на следующий день мы раскрыли газеты, то все они были полны мрачной статистики: столько-то погибло и пострадало в результате пожаров, столько-то покалечено в результате разорвавшейся рядом с ними пиротехники. Меня поразило то, что несколько человек погибло от ожогов, когда ракеты залетела в открытое окно их машины, взорвалась там, и внутри начался пожар. Я вспомнила нашу поездку по ночному городу, треск ракет, врезавшихся в нашу машину и в предусмотрительно закрытые окна, и решила, что на следующий год, если буду еще в Калькутте, то никуда не поеду. Пожалуй, лучше оставаться дома в дни праздника Дивали, когда, спускаясь на землю, жестокая, карающая богиня Кали продолжает оставлять за собой кровавый след.

Автор впечатлений от путешествия в Индию: ...
Помощь сайту
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики
Новое в Блоге