Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Йога, восточная медицина › Происхождение и развитие йоги.

Карма 146
Ответить
12.08.2008
Происхождение йоги скрыто во мгле веков. Ее медленно развивали и разрабатывали древние мудрецы не только в Индии, но и во всём мире.

Однако, она видоизменялась, приспосабливаясь к местным лингвистическим особенностям, социальным идеям и т.д. Суть йоги излагали или объясняли с помощью различных символов, аналогий и текстов на разных языках. В некоторых традициях верят, что йога была даром богов, данным в откровении древним мудрецам, чтобы человечество могло осознать свою божественную природу.

В основном, техники йоги передавались в устной форме от учителя или гуру к ученикам. Таким образом, достигалось ясное понимание смысла техник и целей йоги, поскольку гуру, благодаря своему личному опыт, мог вести учеников по верному пути, позволяя им избегать ошибок непонимания.

Фактически, лишь, когда различные системы йоги были зафиксированы в письменном виде, люди начали замечать противоречия в учениях. Однако, эти расхождения были только поверхностными и возникали в результате неверной интерпретации. В них нельзя винить авторов классических текстов йоги, ибо они излагали свои мысли о йоге как можно яснее, чтобы избежать неправильного толкования.

Они выражали свои идеи минимальным количеством слов, чтобы люди не заблуждались, пытаясь понять или интеллектуально истолковать смысл того или иного слова, либо, в других случаях, облекали свои сочинения в символизм и аналогии.

Это делалось так, чтобы только человек, подготовленный к восприятию учения, был способен понимать символизм, при необходимости, с помощью гуру. Однако даже, несмотря на эти предосторожности, возникало множество неверных истолкований, главным образом, среди излишне многословных и интеллектуальных ученых, которые не могли подтвердить свои комментарии личным опытом.

К сожалению, люди прислушивались к комментаторам, не обращаясь к оригинальным текстам и не прибегая к советам тех, кто более непосредственно соприкасался с духом йоги. Это привело к путанице, в результате которой многие люди с самыми благими намерениями делали в высшей степени странные вещи под именем йоги.

Среди часто упоминаемых примеров — хождение по огню, сидение под палящим солнцем и различные виды истязания тела, вроде стояния на одной ноге на одном месте долгие месяцы. Этот перечень бесконечен и мог бы быть почти смешон, если бы не тот факт, что многие из этих заблуждавшихся людей столь упорно и искренне считали все это методами достижения высшего осознания.

Йога, которую мы знаем в наши дни, развивалась в Индии и использовалась, по крайней мере в зачаточном виде, более пяти тысяч лет назад. При археологических раскопках, которые проводились в долине Инда в Хараппе и Мохенджодаро (территория современного Пакистана), были найдены разнообразные статуи, изображавшие людей, которые занимаются йогой. Например, они изображали Господа Шиву (мифологического основоположника йоги) и его жену Парвати, сидящих в разных асанах и практикующих медитацию.

Развалины, где проводились эти раскопки, когда-то были местом поселения людей, живших в так называемую доведическую эпоху. Эти находки позволяют с определенностью утверждать, что практика йоги существовала в Индии еще до того, как на полуостров Индостан вторглись впоследствии заселившие его арийские племена.

Первыми книгами, упоминавшими о йоге, были древние Веды. Хотя ученые затрудняются с точной датировкой, по общему мнению, эти книги были написаны, по меньшей мере, четыре с половиной тысячи лет назад. Правда, они не содержат описаний конкретных йогических практик, но, как правило, упоминают о йоге в символической форме — фактически, шлоки Вед произносились риши, или йогами, в состояниях духовного блаженства и познания (самадхи).

Именно по этой причине Веды считаются откровениями — риши не сочиняли шлоки, а действовали как своего рода передатчики, через посредство которых сообщались эти откровения. Веды считаются первым текстом йоги, поскольку они иллюстрируют суть йоги, пусть и косвенным образом. Слово «йога» встречается в Ведах в разных местах, особенно в Ригведе, но, как правило, даются неясные намеки на смысл йоги в связи с чем-либо еще, например, с запряжением лошадей.

Разумеется, это символические описания, и из чтения Вед можно мало что узнать о йоге, как ее понимают в наши дни. Там упоминаются многие аспекты йоги, например, дхарана (сосредоточение), дхьяна (медитация) и так далее, хотя и без особых подробностей. Я или сознание в полной мере понималось, как нечто, находящееся за пределами тела и ума, но, в то же время, подлежащее реализации внутри.

Однако, это не удивительно, учитывая тот факт, что составление Вед вдохновлялось высоко развитыми йогами. Это высшее знание превосходит все национальные и языковые барьеры. Оно постигалось отдельными людьми во всех частях света и во все периоды истории. Визионеры Вед ясно осознавали существование динамического жизненного начала, которое они называли вайю (прана). Они также отчетливо понимали, что эта прана тесно связана с дыханием. Вдобавок, в Ведах кратко упоминается о существовании пранических центров (чакр), расположенных в теле, но не принадлежащих ему.

Несомненно, была развита наука звука, поскольку в Ведах говорится о различных мантрах (психических звуках), которые могут использоваться для достижения как материальных, или мирских, так и духовных целей. В этом смысле, древние составители Вед, вероятно, дальше продвинулись в науке мантр, чем современные люди, поскольку они лишь совсем недавно начали понимать силу звука.

В заключение можно сказать, что концепция йоги в той или иной форме была известна в ведические времена, как и за много тысяч лет до этого. Это не удивительно, поскольку всегда были люди, которые стремились и пытались настроиться на более высокое сознание и выйти за пределы своей ограниченной индивидуальности. Однако, система йоги, по всей вероятности, еще не была по-настоящему сформулирована в до-ведический и ведический периоды. Опыт йоги был известен, но науку йоги еще только предстояло систематизировать.

Лишь с появлением Брахманов и Упанишад мы начинаем видеть, как йога постепенно оформляется и принимает свой сегодняшний вид. Брахманы — это тексты, касающиеся, в основном, жертвоприношений и ритуалов, хотя на их страницах можно найти чрезвычайно много знаний и исторических сведений. В качестве двух важных аспектов йоги в них упоминаются джапа (медитатативные техники, связанные с повторением мантр) и мауна (еще один метод, способствующий медитации, который можно перевести как «внутреннее безмолвие»).

Именно в этих текстах впервые письменно упоминается универсальная мантра АУМ, и объясняется ее значение. Кроме того, в них заложены основы науки свара йоги (изучения дыхании, течения психических потоков, и их взаимосвязи с жизнью), которые позднее получили дальнейшее развитие в классическом тексте Шива Свародайя. В Брахманах также говорилось и об использовании йоги для развития психических способностей, например, умения читать мысли других людей.

Однако более прочный фундамент йоги был заложен только в Упанишадах.

Именно в этих разнообразных текстах мы наблюдаем, как йога приобретает более определенные очертания. Слово Упанишада составлено из санскритских слов шад — «сидеть», упа — «рядом» и ни — «учиться». В целом это слово можно перевести как «сидеть рядом и учиться у гуру». Кроме того, слово упанишада можно истолковать как тайное учение.

Принято думать, что существует около двухсот Упанишад, самые древние из которых были написаны около шестисотого года до нашей эры, а самые новые — в пятнадцатом веке нашей эры. По традиции, подлинными считаются сто восемь из этих текстов, и лишь двенадцать или тринадцать из них признаны заслуживающими доверия. Наиболее важны Иша, Кена, Катха, Прашна, Мундака, Мандукья, Тайтирийя, Айтарейя, Чхандогья, Светасватара и Брихадараньяка.

Упанишады чрезвычайно отличаются по размеру — наименьшая из них, Мандукья, содержит всего двенадцать стихов, в то время как в Брихадараньяке и Чхандогье насчитывается по несколько тысяч слов. Упанишады также называют Ведантой — кульминацией Вед — поскольку утверждается, что в них выражена сущность Вед.

Основная идея Упанишад состоит в том, что Я можно познать только посредством соединения (йоги), и никоим образом не с помощью рассуждений и обучения. Более того, в них снова и снова подчеркивается, что Я не должна осознаваться как что-то внешнее, она не отдельна от нашего существа, а составляет саму его основу. Словесные описания Упанишад являются не целью, а средством: когда одного мудреца попросили определить Я, или сознание, он дал восхитительный, но совершенно неинтеллектуальный и нелогичный ответ: «нети-нети», что означает «ни то, ни это».

Путь йоги, который изображают Упанишады, далеко не усыпан розами — он требует немалых усилий. Как говорится в Катха Упанишаде, этот путь узок, как лезвие бритвы. Нечто подобное говорил и другой великий йог и духовный учитель — Христос: «Узок путь, ведущий к жизни (самореализации)».

Во многих Упанишадах авторы пытаются описывать высший духовный опыт и понимание или знание, которое они получали. Для этой цели они используют аналогии, притчи и, порой, прекрасную поэзию. Другие Упанишады имеют более практическую направленность и описывают психологические установки, которые необходимо вырабатывать и принимать, чтобы встать на путь йоги и успешно продвигаться по нему. Третьи содержат краткие высказывания о методах, которые можно использовать для достижения медитации.

Кроме того, обсуждаются и многие другие темы.

Упанишады слишком многочисленны, и круг вопросов, который они охватывают, слишком разнообразен, чтобы сколько-либо подробно рассматривать здесь их содержание. Однако, мы можем дать краткое резюме общего спектра их учений.

Во многих Упанишадах значительное место уделяется описанию праны и ее значения. Авторы более ранних Упанишад — Брихадаранъяки, Чхандогьи, Тайтирьи и т.п. вполне осознавали тот факт, что прана составляет основу всех форм жизни.

Они описывают существующие в теле, но не принадлежащие ему психические проводящие пути, по которым протекает прана, включая все важные нади — ида, пингала и сушумна (3). В более поздних Упанишадах, таких как Прашна и Катха, эта тема получила дальнейшее развитие. В них различные формы праны в теле классифицируются в соответствии с их местоположением и функциями, и утверждается, что в теле человека существует семьдесят две тысячи нади, или пранических каналов. Кроме того, в них говорится о кундалини (психической и духовной силы), существующей в теле в форме змеи.

В ранних Упанишадах, например, Кене и Ише, впервые косвенно формулировались предписания карма-йоги, хотя полностью ее сущность была изложена лишь позднее, в Бхагавад Гите. Именно в этих Упанишадах была впервые показана возможность движения по пути йоги и достижения ее вершины без отказа от выполнения повседневных обязанностей. До этого времени было принято считать, что духовный путь и путь йоги совершенно несовместимы с мирскими делами, и требуют ухода от мира.

Различные Упанишады, например, Прашна и Катха, содержат чрезвычайно подробные обсуждения мантры АУМ. По существу, Мандукья полностью посвящена комментариям, относящимся к этой теме. В этих текстах снова и снова подчеркивается, что легче всего достичь состояния медитации, сосредоточиваясь на мантре АУМ. В Мундака Упанишаде АУМ сравнивается с луком, индивидуальное «я» со стрелой, а Брахман или Я — с целью. Если стрелу нацеливать с полным сосредоточением, она, несомненно, поразит цель и сольется с ней. Поэтому именно с помощью АУМ можно достигать высших состояний медитации.

В ранних Упанишадах заложены некоторые из основных правил раджа йоги, которую позднее полностью систематизировал и изложил Патанджали. По сути дела, в Упанишадах упоминаются разнообразные полезные указания; вот лишь два примера:

«Держа тело, шею и голову ровно, направь свое осознание в область сердца, и тогда АУМ послужит тебе лодкой, чтобы пересечь реку страха».

Светасватара Упанишада

Кстати, это первый случай, когда в традиционном тексте было указано, что сидячая поза подходит для медитации.

«Высший путь начинается, когда пять чувств и ум успокоены, и когда интеллект молчит. Эта безмятежность чувств и есть йога».

Катха Упанишада

Здесь четко определяется смысл пятого состояния раджа йоги — пратьяхары — в котором осознание человека отстранено от внешнего мира и органов чувств. Фактически, это важное предварительное состояние для достижения состояния медитации с помощью техник раджа йоги снова и снова объясняется в Упанишадах.

Мы упомянули лишь некоторые из самых ранних Упанишад, которые считаются наиболее важными. В этих текстах, а также в так называемых младших Упанишадах содержатся бесценные россыпи информации о других аспектах йоги. Например, Йогачуда мани охватывает широкий спектр практических аспектов йоги — от асан и пранаямы до психических центров и самореализации.

Кроме того, в ней рассматриваются, хотя и недостаточно подробно, некоторые практики, составляющие часть крийя-йоги. Другие Упанишады также могут служить источником многих практических и теоретических принципов йоги. Единственное, чего нет в Упанишадах — это систематического изложения и обобщения путей йоги; они представляют собой собрание глубоких идей в смеси с другими видами информации.

По существу, можно сказать, что Упанишады призваны, в большей степени вдохновлять, чем наставлять. В период составления Упанишад, практически до самого недавнего времени, наставления, касающиеся практической йоги, всегда давались лично учителем. Авторы текстов знали это, и потому не давали подробного описания техник. Они оставляли это на усмотрение гуру, а также до более поздних текстов йоги.

Хотя Упанишады не содержат сколь либо подробного объяснения практик йоги, они пронизаны радостью более высокого осознания, как лучами полуденного солнца. Возвышенные вопросы бытия рассматриваются в них с невероятной простотой и непосредственностью. Ответы, которые они дают, сами по себе являются откровениями. Любой человек может читать Упанишады, по крайней мере, с некоторой степенью понимания и сочувствия, не теряясь в дебрях чрезмерных умствований, столь свойственых многим другим традиционных текстам. Они призваны упрощать, а не усложнять.

Два крупных эпических текста — Махабхарата и Рамаяна — были написаны около трех с половиной тысячелетий назад, незадолго до рождения Будды. Проявив немного фантазии, название «Махабхарата» можно примерно перевести как «Великая книга индийской культуры», а «Рамаяна» — как «Путь Рамы». Махабхарата содержит свыше ста тысяч стихов, а Рамаяна, хотя она и меньше по размеру, все-таки достаточно велика, чтобы считаться скорее энциклопедией, чем книгой.

Мы хотим лишь бегло коснуться их содержания, ибо хотя они и обсуждают йогу, это делается, в основном, в форме символических повествований. Несмотря на то, что эти две книги, сами по себе, являются произведениями искусства, в них, за исключением Бхагавад Гиты, которую мы вскоре будем обсуждать, в основном, не дается систематического изложения йоги.

Даже в сегодняшней Индии, Рамаяна, пожалуй, остается самым популярным из традиционных писаний. В этой книге жизнь Рамы описывается прекрасными стихами, которые часто поют под музыку. Хотя она не содержит, или почти не содержит никаких конкретных указаний по йоге, она в символической форме описывает суть жизни йога и путь, который нужно пройти для обретения самореализации. Внешне, она касается жизни Рамы, его жены Ситы и других людей, а также невзгод, с которыми они сталкиваются в жизни. Но, в действительности, под этой тонкой маскировкой скрывается описание проблем и испытаний — как внешних, так и внутренних — с которыми приходится сталкиваться йогам на пути к трансцендентному осознанию.

Еще один традиционный текст под названием Йога Васиштха считается непосредственным наследием и продолжением Рамаяны. Он также представляет собой собрание духовных наставлений и отличается глубиной своих научных и духовных идей. Это произведение тоже призвано вдохновлять тех, кто вступил на путь йоги. В этом трактате ясно описаны многие научные идеи, лишь недавно получившие распространение.

В тексте делается попытка объяснить все аспекты творения и, в конечном счете, связать их с сознанием. В нем обсуждаются все стороны жизни, от здоровья и болезней до счастья и страдания. Текст содержит описание различных методов достижения духовной реализации и многократно подчеркивает важность непосредственного восприятия и опыта в противовес знанию из вторых рук. В нем говорится о различных путях йоги, особенно, о пути медитации и джняны. Кроме того, рекомендуется пранаяма как метод управления умом и достижения медитативного состояния.

Однако, эта книга не подходит для тех, кто только начинает заниматься йогой, ибо хотя она и представляет собой сокровищницу знаний и прекрасной поэзии, но не содержит сколько либо подробных указаний относительно пути, по которому следует идти. По существу, в ней отсутствуют практические аспекты йоги, и она, скорее предназначена для тех, кто уже знаком с техниками йоги и имел высшие переживания.

В Махабхарате основной текст, повествующий о военных сражениях в определенный период истории Индии, перемежается со многими отрывками, непосредственно относящимися к йоге. Однако, суть ее учения содержится во всемирно известной части, именуемой Бхагавад-Гита. Это поэма из семисот стихов, в которой воплощение Бога — Кришна, играющий роль возницы во время главной битвы эпоса, обучает великого воина Арджуну практике йоги.

Хотя при слишком буквальной интерпретации и чрезмерно строгом интеллектуальном анализе её текст легко может показаться противоречивым, он был и по прежнему остается источником вдохновения и руководства для тех, кто идет по пути йоги. По мере того, как человек продвигается по этому пути, ему открываются на страницах Бхагавад-Гиты все новые слои мудрости; перед ним постоянно развертываются все более высокие уровни смысла.

Кажущиеся противоречия и парадоксы постепенно исчезают, и человек начинает понимать, насколько это поразительный текст.

Бхагавад Гита — это поистине совершенный текст йоги, применимый ко всем людям на свете, независимо от возраста, занятий и общественного положения. Он сжато, но конкретно описывает принципы карма-йоги (путь действия), джняна-йоги (путь интуиции), бхакти-йоги (путь преданности) и дхьяна-йоги (путь медитации). По существу, его можно считать лучшим трактатом по карма-йоге.

Именно в Бхагавад-Гите мы действительно видим, что йога предназначена для всех, а не для отдельных отшельников. До написания этого текста йогу, как правило, считали чем-то «не от мира сего», никак не связанным с повседневной жизнью. Именно Бхагавад Гита призывает всех начинать заниматься йогой здесь и сейчас, не думая, что ее можно практиковать, лишь удалившись от всех повседневных обязанностей или в какое-то время в будущем, когда представится такая возможность.

Практика йоги должна уже сейчас быть неотъемлемой частью жизни человека. Еще одна важная особенность Бхагавад Гиты состоит в том, что она соединяет все разнообразные аспекты йоги в одно всеобъемлющее целое. В практике йоги не следует ограничиваться одним путем.

В действительности, это просто невозможно: необходимо объединение всех различных путей. Хотя человек может придерживаться одного конкретного пути, ему, по возможности, следует практиковать и другие пути. В Гите об этом говорится совершенно ясно. До написания Гиты существовала тенденция считать разные пути отдельными, а некоторые из них — даже взаимоисключающими. Именно в Гите сформулирована основополагающая структура науки йоги в том виде, как она известна в наши дни.

Пока что мы коснулись только истории развития йогической литературы. Это необходимо, поскольку мы можем уверенно судить о развитии йоги только на основании древних текстов. Однако, в то же самое время, йогу разрабатывали и совершенствовали практикующие и гуру, которые затем устно передавали свои учения. Фактически, именно они на собственном опыте создавали и развивали практики йоги, стараясь добиться наилучших результатов. Тесты могут всего лишь отражать идеи, преобладавшие в то или иное время.

Поскольку учения йоги обычно передавались в устной форме, ее развитие было бессистемным. Разные учителя учили разным методам, так что до своей систематизации йога была собранием разнообразных, не связанных друг с другом техник, пронизанным всевозможными личными верованиями и суевериями. Именно здесь авторы древних текстов сыграли величайшую роль, собрав воедино и обобщив все эти разнородные идеи. Одним из самых выдающихся авторов был Риши Патанджали, который незадолго до рождения Христа написал текст под названием Йога Сутры, до сих пор считающийся классическим и авторитетным трактатом по раджа йоге.

Всего в ста девяносто шести шлоках Патанджали рассмотрел основы философии, предысторию, методы и достижения раджа йоги. В определенном смысле можно сказать, что он был в большей степени составителем, чем автором, поскольку собрал все существующие важные практики, которые использовались в течение многих столетий до него, и объединил их во всестороннюю и гармоничную систему. Он, несомненно, не изобретал пути раджа йоги, ибо ее составляющие, по существу, были известны с начала ведического периода, за тысячи лет до него.

В этой книге на высоком научном уровне освещен весь круг проблем раджа йоги, от моральных предписаний до физического и ментального аспектов и, наконец, самореализации. Некоторые лаконичные замечания Патанджали относительно ума намного опережают даже современные психологические представления. Фактически, в современной психологии наблюдается тенденция к адаптации и внедрению древних идей йоги, в частности тех, что выдвигал Патанджали.

Основной фундамент йоги, в ее сегодняшнем виде, был уже заложен к тому времени, когда Патанджали закончил писать Йога Сутры. Предстояло появиться еще многим текстам и усовершенствованиям, но структура йоги была в общих чертах определена; требовалось лишь заполнить оставшиеся пробелы. Это делали, главным образом, многочисленные комментаторы, которые вновь и вновь интерпретировали традиционные тексты.

Нередко это вместо ясности вносило еще большую путаницу, поскольку появление множества различающихся комментариев приводило к спорам и домыслам. Тем не менее, некоторые из этих учёных все же пролили определенный свет на традиционные тексты йоги. В качестве примера можно назвать Шанкарачарью, который лично прокомментировал двенадцать различных Упанишад и Бхагавад Гиту, а также написал множество оригинальных книг по йоге, в том числе Вивекачудамани (Драгоценная вершина мудрости), Апарокшанубхути (Непосредственный опыт реальности) и Атмабодхи (Познание Я).

Эти трактаты сами по себе были шедеврами. Шанкарачарья сам активно занимался практикой йоги и знал ее важность на собственном опыте. В отличие от многих других, он не довольствовался чисто интеллектуальным анализом учения йоги без непосредственного личного опыта.

Были и многие другие люди, которые вносили важный вклад в развитие йоги и которых мы должны упомянуть. Так, хотя бхакти йогу практиковали на протяжении всех эпох с момента зарождения учения йоги, в средние века ее развитие получило особенно мощный толчок, благодаря таким практикам, как Кабир, Тулсидас, Чайтанья Махапрабху, Нам Дев и многие другие. Все они писали прекрасные поэтические произведения, которые даже сейчас воспламеняют сердца своим чувством преданности. Люди, подобные Кабиру, не только выражали свою пылкую любовь в поэзии, но и дополняли стихи ясными практическими советами относительно пути бхакти йоги и других путей.

На протяжении столетий было написано множество текстов по хатха-йоге. Из них наиболее известны Хатха-йога Прадипика, Шива Самхита, Гхеранд Самхита и ряд других. В этих текстах подробно описаны асаны, пранаяма и другие практики хатха-йоги, наряду с техниками выполнения мудр, бандх и т.д. Однако во всех книгах подчёркивается, что практики хатха-йоги предназначены не только для обеспечения телесного здоровья.

Они служат средством достижения более высоких идеалов, для чего, в первую очередь, требуется здоровое тело. Развитию йоги способствовали многие мудрецы и практики, в том числе, древние йоги Горакхнатх, Матсиендранатх, Джанака, Яджнавалкья, Аштавакра, Вьяса и множество других, равно как и более современные йоги — Рамакришна, Вивекананда, Рамана Махариши, Свами Шивананда и наш гуру Свами Сатьянанда. Этот перечень можно продолжать бесконечно.

Количество книг по йоге исчисляется тысячами. Например, Аштавакра Гита представляет собой возвышенное произведение, содержащее изречения йогов, находившихся в состоянии глубокой медитации; об Ану Гите, составляющей часть Махабхараты, говорят, что она является дальнейшим разъяснением Бхагавад Гиты, которое Кришна даёт своему ученику Арджуне; в Брахма Сутрах предпринята попытка обобщить в сжатом виде суть Упанишад; в Вьясабхасья дается великолепный комментарий к Йога Сутрам Патанджали; в Бхакти Сутрах, написанных Нарадой, содержатся правила практики бхакти йоги, и т.д. И этот список с каждым годом все увеличивается.

Мы дали лишь краткий очерк происхождения и развития йоги. Можно было бы рассказать гораздо больше, но для этого не хватает места, поскольку потребовалось бы множество томов. Кроме того, люди, искренне интересующиеся историей и литературой йоги, могут предпринять шаги, чтобы самостоятельно отыскать нужные книги. Для тех, кто хотят идти по пути йоги, такие глубокие знания не обязательны.

Книги, о которых мы упомянули, содержат основную суть учения йоги, и их нетрудно найти каждому, кто захочет ознакомиться с оригинальными текстами. Однако, для личного роста с помощью йоги, чтение всех этих книг необязательно, ибо йога -это, на сто процентов, практика. Все её техники подробно описаны в современной литературе по йоге, с ними можно ознакомиться в ашрамах и школах йоги, или изучить под руководством знающего гуру (и это наилучший способ).

"Древние тантрические техники. Йоги и крийи"

Свами Сатьянанда Сарасвати
Карма 396
Ответить
12.08.2008
Natalika

Спасибо! Я сейчас этого автора для себя открываю, правда, на английском. +1
Карма 0
Ответить
12.05.2015
Добрый день, меня смущает одна тема - похожесть слов кундалини (кон-дал-инь) и обезьяна (он-без-яна), т.е. не может ли сильное увеличение инь привести к необратимым грустным последствиям?
Luna ж
Карма 1870
Ответить
12.05.2015
"В древнерусском языке обезьяну называли «опица» или «опыня», что устанавливается по текстам Григория Богослова (XI в.), по «Богословию Иоанна Эксарха» (XII в.). В XIV в. На Руси появилось слово восточного (арабского) происхождения – «обозиана», затем и «облезяна» (от abu zina, буквально – «отец блуда»). В XV в. стали известны названия «майном» (персидское) и «мартышка» (бельгийское). Современный термин «обезьяна», по-видимому, впервые в письменном источнике появился именно у Афанасия Никитина (см.: Материалы для словаря древнерусского языка, 1902). " ТЫЦ

Имхо, игра слогов, что кто-то без яна, притянуто за уши ))
Moony м
Карма 4800
Ответить
12.05.2015
Luna
Имхо, игра слогов, что кто-то без яна, притянуто за уши ))

Кстати, очень популярное психическое расстройство явление в среде поп-эзотерики. Искать сходство у совершенно неродственных языков (инь-янь – это вообще китайский) и на основе этого делать далеко идущие выводы.
Карма 45
Ответить
13.05.2015
Luna
Имхо, игра слогов, что кто-то без яна, притянуто за уши ))

Андрей Ивашко. Древнерусский язык с азовъ.

Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики