Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма

Индия › Премьер Пакистана впервые за 60 лет посетит инаугурацию главы Индии

Luna ж
Карма 1950
Ответить
25.05.2014
Глава правительства Пакистана Наваз Шариф примет участие в церемонии инаугурации премьера Индии Нарендры Моди, сообщает "Интерфакс". Моди, глава победившей на выборах индийской народной партии, должен вступить в должность на следующей неделе, и он решил послать приглашение Шарифу.

Если пакистанский премьер все же появится на церемонии и окажется на переднем дворе президентской резиденции, он станет первым лидером в истории противостояния двух соперничающих ядерных держав, которые трижды воевали друг с другом с момента объявления независимости в 1947 году.

Уходящий премьер-министр Индии Манмохан Сингх за все 10 лет у власти ни разу не посетил Исламабад, несмотря на официальные приглашения. Визит Шарифа в Индию может стать сигналом значительного потепления индийско-пакистанских отношений.

По итогам голосования, которые были оглашены в прошлую пятницу, Индийская народная партия получила 340 мест. Это самая крупная победа за последние 30 лет.

Нарендра Моди считается сторонником жесткого курса на укрепление национальной безопасности. Возглавляемая им партия "Бхаратия джаната парти" (БДП) придерживается жесткой позиции в отношениях с Пакистаном.

Моди не раз допускал резкие высказывания в адрес пакистанских властей. В частности, он говорил, что переговоры с Исламабадом станут возможными только в том случае, если Индия "не будет окружена взрывами бомб и выстрелами".

В то же время, как отмечают наблюдатели, уверенная победа Моди на выборах дает ему возможность выстроить новые отношения с соседним государством, что не удавалось сделать предыдущему правительству.

Двусторонние отношения значительно осложнились в 2008 году, после кровавых нападений в индийском городе Мумбаи, когда от рук пакистанских боевиков погибли 166 человек.

В целом во времена премьерства Манмохана Сингха отношения несколько улучшились, однако в приграничном спорном регионе Кашмир все еще продолжают вспыхивать вооруженные столкновения.

В прошлом году Сингх был приглашен на инаугурацию Наваза Шарифа, избранного премьером Пакистана, однако не приехал на нее.

Люди из окружения пакистанского премьер-министра говорят, что ему хотелось принять приглашение Индии, однако это все равно было трудным решением.Отклонение жеста дружбы со стороны Моди могло бы вызвать новое напряжение в отношениях двух стран.

Однако отношение к индийскому премьеру в Пакистане все равно очень настороженное из-за его жесткой националистической позиции. Кроме того, руководство пакистанской армии не разделает желания Шарифа улучшить связи с давним соперником.

Решение премьера отправиться в Дели усугубит растущее напряжение в отношениях между гражданским руководством страны и ее армейским командованием.

Стремление Шарифа осудить бывшего президента страны и экс-главу пакистанской армии Первеза Мушаррафа и его решение продолжать налаживать мирные переговоры с движением Талибан также являются причиной разногласий с военными.

Моди и Шариф оба являются политическими консерваторами, пришедшими к власти при поддержке бизнес-элиты.

Когда Моди занимал должность главного министра штата Гуджарат, многие критиковали его за то, что местные власти в 2002 году не приняли достаточных мер для обуздания столкновений, унесших жизни более тысячи человек, большинство из которых были мусульманами.

После событий 2002 года Моди стал невъездным в США, отвернулась от него и Британия. Однако 12 лет спустя Моди вновь оказался в самой гуще событий в Индии.

Сам Моди всегда отвергал эти замечания в свой адрес, никаких официальных обвинений ему предъявлено не было.

http://www.newsru.com/world/24may2014/indias.html

http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/05/140524_pakistan_sha rif_india_inauguration.shtml
Luna ж
Карма 1950
Ответить
25.05.2014
Какой будет внешняя политика нового премьер-министра Индии Нарендры Моди, который вступает в должность в ближайший понедельник?

Хороший вопрос, особенно с учетом того, что он и сам может еще не знать ответа на него. Лидер оппозиционной (до прошлой пятницы) Бхаратия джаната парти (БДП) с 2002 года был главным министром штата Гуджарат.

Представим себе, что в России президентом окажется кто-то из губернаторов, не имеющий почти никакого внешнеполитического опыта и вдобавок долго находившийся под американскими, и еще британскими и какими-то другими, санкциями. Сейчас подобное произошло с Индией, и не сказать, что страна переживает по этому поводу.

Хорошая новость для Москвы

Индия в восторге. Тридцать лет там не было такого популярного лидера, и такой партии, чтобы она взяла абсолютное большинство в парламенте и даже не нуждалась в каких-то коалициях. Конкурентов у нее нет, потому что проигравший ветеран и бывший монополист политики — партия Индийский национальный конгресс — не тянет даже на позицию лидера оппозиции. Для этого конгрессистам нужно иметь 10% мест в парламенте, а их нет. Конгрессу конец?

Новый премьер обещает стране обновление, прежде всего в экономике. Но вот внешняя политика — тут полная неясность. Нарендра Моди во время предвыборной кампании говорил о чем угодно, кроме международных дел. Сейчас сами же индийцы пытаются вспомнить, в какие страны он ездил, пока управлял Гуджаратом. В Азию прежде всего — например, в Японию, а также в прочие страны, где находились инвесторы и деловые партнеры штата. А в США его не пускали. Ну и что с того? Значит ли это, что он будет оказывать предпочтение азиатским соседям на посту премьера? Не обязательно.

Кто станет министром иностранных дел в новом правительстве? Неизвестно. Имя кандидата раньше не называлось, да никто и не интересовался. Список претендентов есть, опубликован в New York Times. Кстати, среди прочих упоминается бывший посол Индии в Москве Канвал Сибал, весьма достойный человек. Но не факт, что ему эту должность предложат.

Конечно, можно обратиться к опыту нахождения БДП у власти с 1998 по 2004 годы. Внешняя политика тогда была сильной — Индия стала ядерной державой, и одновременно начала сближаться с США. Но дело в том, что накануне предвыборной кампании Моди и его команда резко поменяли прежних лидеров партии. Это теперь какая-то новая БДП.

С прежней, кстати, Москве было очень комфортно, та власть в Дели вела себя более понятно и дружественно, чем правившие до нее и вернувшиеся к власти в 2004-м конгрессисты.

Приход к власти Моди и катастрофа Конгресса, конечно, ставит точку на эпохе "той самой" российско-индийской дружбы, которая связывается больше всего с именем Индиры Ганди и ее отца, первого премьера независимой Индии Джавахарлала Неру.

Но вообще-то эпоха тихо ушла еще раньше. Что было заметно по какой-то странной, окутывающей все российско-индийские дела атмосфере недосказанности и доброжелательной прохлады. "Да поймите вы, что наш премьер во всех делах видит только Америку, весь прочий мир для него неинтересен", говорили мне о Манмохане Сингхе, руководившем страной последние 10 лет.

Это бесспорно обаятельный и милый человек, бывавший в Москве несколько раз, но общее снижение градуса тепла к России со стороны лидеров Конгресса, год за годом — факт, даже при множестве подписанных контрактов.

Так что приход к власти Нарендры Моди — это хорошая новость для Москвы. А еще это для нас, но особенно для американцев с европейцами, очень поучительная история на тему об экспертах, в кавычках и без, и о провалившихся идеологах.

Два разных Моди

"Простой человек проигнорировал комментариат" — так называется авторская колонка в делийском "Пионере". "Комментариат" — хорошее слово: это обо всей среде репортеров, комментаторов и работников экспертных центров. Автор колонки — француз Клод Апри, он пишет о том, что Нарендра Моди во французских и прочих западных СМИ (и материалах экспертных центров) — это один человек, если не сказать монстр, а в индийском общественном сознании — это совсем другой Моди.

Феномен знакомый. В начале 90-х, помнится, мы все читали в западных СМИ фамилию президента Бориса Ельцина исключительно с приставкой "реформатор" и "демократ". И испытывали по этому поводу соответствующие эмоции. Моди же, в глазах публики во Франции (как пишет французский автор), это "гуджаратский мясник" и "индийский Гитлер". И еще, добавим, "индуистский националист", "враг мусульман", "консерватор" и т.д. Вы и сегодня увидите нечто подобное в тех же СМИ — рядом с искренним недоумением: как же тогда такой человек только что стал общенародным лидером всей громадной Индии?

Речь о том, что в 2002 году, когда Моди только приступил к работе главного министра Гуджарат, в этом штате вспыхнули кровавые столкновения между мусульманами и индуистами. И он не смог ничего сделать — силовики не слушались.

С тех пор его дело разбирал индийский суд, признал Моди невиновным. Мусульмане Гуджарата голосовали за него раз за разом. И что вы думаете, после этого в США, Великобритании и т.д. сняли санкции, которые ввели против Моди в 2005 году? Ну, то есть сняли, но только сейчас, когда он стал лидером великой державы, которая в обозримый период может оказаться второй экономикой мира — после Китая.

А кто же тогда Нарендра Моди в глазах его избирателя? Прежде всего — лидер, способный принести процветание одному штату, а раз так — то и всей Индии. Еще это человек, завоевавший голоса молодого поколения по всей стране, и, что интересно, сумевший вывести вопрос о разных религиях и кастах Индии за скобки дебатов. Значит ли это, что индийцев волнуют совсем другие проблемы?

Кто виноват

"Комментариат", о котором пишет французский автор в индийской газете, включает в себя и "некоторых образованных людей" в самой Индии, которые в последние месяцы подвергали кандидата Моди и его партию таким яростным атакам, что избиратель с очевидным удовольствием проигнорировал эту публику и проголосовал по-своему. Видимо, тут можно констатировать серьезные проблемы у части индийской элиты. Но куда большая проблема у зарубежных единомышленников таких людей.

Как получился этот идеологический и морализаторский альянс между "некоторыми образованными" в Индии и СМИ стран Запада? Почему к нему в массовом порядке присоединились люди посерьезнее — экспертные круги? Почему американцы и британцы ввели глупейшие, попросту позорные санкции против будущего лидера важнейшей страны — не говоря о глупости самой идеи вводить санкции против зарубежного деятеля? Почему, наконец, их не догадались отменить вовремя, и пришлось это с позором делать только после избрания Моди?

Давайте напомним, в чем глубинная суть идеи санкций. Это такая форма вмешательства во внутренние дела другого государства; предполагается, что аборигены узнают, что такого-то деятеля не пускают в морально возмущенные США, устрашатся, застыдятся и не будут его никуда избирать. Ну, вот и результат: провал. Да еще какой.

Вряд ли новый премьер будет обижаться и не развивать отношения с США или прочими провалившимися. Так что разговоры о том, "кто потерял Индию", могут не понадобиться. А вот в целом из этой истории кому-то следовало бы сделать выводы. Может, и сделают.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня".

http://ria.ru/analytics/20140523/1009049179.html
Следить за важными новостями удобно на нашем телеграм-канале «Межгалактический Дирижабль». У нас также есть уютный «Межгалактический Чат».
Помощь сайту
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики
Новое на Форуме