Путеводитель Форум Блог Новости   Реклaма

Россия и экс-СССР › Под самой крышей мира

Noka ж
Карма 178
Ответить
30.09.2008
Честно говоря, просто не верится, что когда где-то на бывшем постсоветском пространстве могут вспыхивать военные конфликты, политики всех мастей натравливать друг на друга жившие еще совсем недавно вместе народы, а при слове «Советский Союз» отдельные горячие головы хватаются за пистолеты и автоматы, в этой же части света, затерянной в прямом и переносном смысле слова у высочайших в мире горных кряжей, жизнь течет размеренно и с виду не меняется десятилетиями вне зависимости от того, кто на сегодня в стране президент и когда в ней настанут очередные выборы.



У людей в этих суровых краях свои мирские заботы: дадут ли, наконец, в дома воду (хотя бы холодную, потому что горячая здесь - очень редкая и чрезвычайно большая роскошь), когда с очередным визитом сюда пожалует один очень известный человек из Парижа, и скоро ли суббота, когда на самой границе у построенного на американские средства моста откроется ненадолго так называемый «афганский рынок», на котором можно с выгодой продать соседям из-за реки муку и фрукты.

«Мы просто живем ближе к Всевышнему, чем другие народы»

Вне всякого сомнения, Памир - это самая, пожалуй, уникальная и неповторимая часть не только Таджикистана, но и всей Центральной Азии. С точки зрения классической географии Памир - это не просто высочайшие на земле горы и массив, который простирается на самом деле на территорию Таджикистана, Афганистана и Китая, но и целый район, в котором расположена современнная Горно-Бадахшанская автономная область, занимающая почти половину всей республики, но имеющая население всего в 200 тысяч человек (при общем населении Таджикистана в 7,5 млн. жителей).

Трудно и вместе с тем просто бессмысленно попытаться передать те ощущения, которые испытывает любой, кто впервые попадает на Памир. Говорят, что здесь просто давно уже остановилось время и никто толком не знает, зачем люди вообще поселились в такой глухомани вдали от мировых центров экономики и информации.

Кому-то может показаться, что только давно уже позабывшие о всех мирских радостях и благах живые существа могли когда-то забраться в эти брошенные на произвол судьбы Всевышним места, чтобы никто их там, на краю Света, не беспокоил и не загружал по ненадобности достижениями человеческих технологий.

И все же сегодняшний Памир - это одновременно и абсолютно другое лицо самого Таджикистана, и своего рода ясная картина той самой частички окружающего всех нас мира, которую не побывавшему в этих местах человеку понять гарантированно не дано. И даже добираться сюда придется долгими изнурительными часами по просто убийственным по своей сложности и непроходимости дорогам. Но зато все тяготы путешествия и дорожного слалома на высоте свыше трех тысяч метров стоят того, чтобы хотя бы на миг прикоснуться к этой неведомой многим стране, у которой нет никаких границ и измерений что вширь, что в высоту.

Обычно путешествие на Памир начинается из аэропорта таджикской столицы Душанбе, из которого в столицу Памира - город Хорог... опять не летает рейсовый самолет. То есть теоретически полет, продолжительность которого всего 45 минут, может состояться в любой день, но на практике, скорее всего, также в любой день этого полета просто не будет.

Причин тому несколько. Главная из них - это капризная погода на перевале, высотою более 5 тысяч метров между двумя массивными горными хребтами. Именно между ними и должен по идее пролететь легкий АН-24 с тем, чтобы попасть в Хорог. Так вот, при малейшей облачности шансов у пилотов (даже самых опытных) проскочить между двумя горными пиками крайне мало, а подвергать опасности жизнь свою и пассажиров никто им не разрешит.

Поэтому, если нет рейса на Памир из Душанбе, то не будет и обратного рейса из Хорога. Как-то самолет все-таки прорвался в Хорог, но желающих улететь «на большую Землю» с Памира обратно в Душанбе было столько много, что при норме в 50 пассажиров в салон самолета набилось, как в рейсовый трамвай, 92 человека. Естественно, что с трудом взлетев с полосы хорогского аэропорта, самолет практически тут же рухнул на землю от перегрузки (американскике газеты, правда, приписали эту катастрофу якобы меткому выстрелу, произведенному из «Стингера» афганскими душманами, но это уже - давние детали).

В итоге полеты самолетов из Душанбе в Хорог обычно осуществляются с опять-таки относительной регулярностью лишь в августе и первой половине сентября (да и то, если не дует со стороны Афганистана порывистый песчаный, душащий все живое на пути, ветер, который так и называется - «афганец» или «афганка»). Все остальное время можно бесцельно просидеть в аэропорту и неделю, и две - но так на Памир и не вылететь.

А поскольку из Хорога самолет обратно в столицу Таджикистана летит только в том случае, если он из Душанбе на Памир прилетел, то шансов выбраться у жителей Хорога и его окрестностей по воздуху еще меньше, чем у столичных жителей. Вот и приходится во все времена года и при любой погоде полагаться обитателям Памира исключительно на автотранспорт, тем более что дорога, которая соединяет сегодня Душанбе с Хорогом - это просто уникальное (хотя и безумно изнурительное даже для неплохо тренированного организма) приключение, которое по количеству получаемого адреналина может сравниться разве что с нырянием в океанские глубины или с парашютными прыжками с пикирующего к земле самолета.



Далекая земля между Лондоном и Санкт-Петербургом

Столица Горно-Бадахшанской области - город Хорог (в переводе это означает «место, где растет много колючек»), пожалуй, не имеет себе аналогов во всей Центральной Азии. Этот населенный пункт, в котором обитает примерно 30 тысяч человек, расположен на высоте 2600 метров над уровнем моря на отвесных террасах, которые плавно спускаются к бурным грязновато-свинцовым водам реки Гунт. Здесь же эта река сливается с другим горным потоком - рекой Шахдар, а дальше уже граница между соседним Афганистаном и Таджикистаном проходит по реке Пяндж.

Если посмотреть на Хорог с высоты птичьего полета, то можно заметить, что в нем фактически есть лишь две «полные» улицы, одна из которых до сих пор носит имя Ленина (бывшему основателю Советского Союза во всем автономном крае установлено несколько памятников и бюстов), где и расположены основные здания и достопримечательности.

Очень оригинально работает в Хороге местная милиция. В самом центре города, на главном перекрестке, стоит примерно 10 гаишников, основная цель работы которых - останавливать машины местных знакомых и приятелей, чтобы их прилюдно поприветствовать. Зато уже в пять часов вечера на улицах города - ни одного постового, хотя именно к этому времени в Хорог добираются те, кто рано утром выехал из Душанбе (в том числе - иностранные автолюбители) и которым без помощи милиции в незнакомой обстановке никак не сориентироваться.

Само появление Хорога связано с давней борьбой Российской империи и Британии за право присоединять к себе здешние народы, причем чем дальше на юг шли российские солдаты и купцы, тем чаще они сталкивались со своими британскими конкурентами. В результате к 1895 году сложилась ситуация, при которой и Санкт-Петербург, и Лондон были заинтересованы в своего рода разграничении земель, лежавших у подножий Памира и Гиндукуша, и естественной границей их стремлений и стала своенравная, с огромным количеством стремительных водоворотов и опасных порогов река Пяндж.

Именно тогда на берегу Пянджа и появилось маленькое пограничное селение, которое состояло из трех домов и военной казармы. Русские солдаты пришли сюда из Киргизии (тогдашнего города Ош, до которого от Хорога более 700 километров через Памирские высокогорные перевалы), пройдя через заснеженные ущелья, расположенные на высоте свыше 4 тысяч метров, и не имея при себе ни точной карты эих мест, ни понятия, в чем конкретно будет состоять их пограничная миссия.

Само же это место, лежавшее некогда на перекрестке важных караванных троп, и где сегодня расположен современный Хорог, упоминалось еще в исторических документах, датированных 10-м веком. Именно здесь пересекались многочисленные торговые пути, которые вели из Китая и Индии в Переднюю Азию и к берегам Хазарского (Каспийского) моря.

Добраться в те времена до Хорога можно было только по козьим извилистым тропам, все грузы переправлялись в Хорог на спинах верблюдов и мулов, а дорога из Оша до Хорога через заснеженные перевалы Памира занимала несколько недель.

Постепенно Хорог стал расти по отвесным горным склонам-террасам, здесь появилась первая на Памире школа, медицинский пункт (единственный на все окрестные районы), а уже при Советской власти Хорог постепенно стал приобретать черты современного поселка городского типа. В нем появились даже первые двухэтажные дома (хотя эта зона подвержена сильным сейсмическим кол****иям, да и землетрясения на Памире случаются очень часто).

Но хотя современная жизнь все больше входила в каждодневный быт памирцев, многие из них продолжали жить не в новых каменнных постройках, а в традиционных, так называемых «памирских домах». Сейчас в Хороге их осталось всего около десятка, да еще в других поселках Горного Бадахшана их, может быть, наберется еще пара сотен. А ведь когда-то именно это чрезвычайно удобное и функциональное жилище было самым распространенным на Памире.

Обычно «памирский дом» изготавливался из дерева, и впервые появился он более 3 тысяч лет назад. Столбы, которые подпирают его своды, называются по именам святых исламской религии, привнесенной в эти края арабами. В таком доме очень хорошо циркулировал воздух, а поскольку крыша дома сверху покрывалась дерном и землей, то внутри подобного жилища вегда было тепло и сухо.



Родной отец Ага Хан

Высокогорный Памир достаточно долго - даже в советские времена - был фактически оторван от «большой таджикской земли». И только в 1929 году впервые в Хорог из Душанбе прилетел самолет, который пилотировали летчики Баранов и Вольмер. Тем самым, с одной стороны, была доказана возможность регулярного воздушного сообщения с Памиром, а с другой - прошло еще несколько лет, прежде чем авиационное сообщение стало для этих мест не просто экспериментальным, а по-настояшему пассажирским.

Чуть позже, в 1931 году, до Хорога по крутой и чрезвычайно опасной дороге из Оша добрался первый грузовик марки ЗИС (его оригинал нынче установлен на постаменте в южной части города), еще через три года здесь была построена первая на Памире гидроэлектростанция, обеспечив местных жителей невиданным прежде в этих краях электрическим светом, а в 1932 году Хорог уже официально получил статус города.

Будучи территориально оторванным от остальной части Таджикистана, Горный Бадахшан всегда ощущал себя где-то «там, в далеке» от мировой цивилизации. И поэтому строительство надежной круглогодичной дороги, которая бы связала остальную территорию республики с Памиром, являлось давней мечтой местного населения и просто жизненной необходимостью.

И такая дорога в конечном счете была построена, а точнее - выдолблена по отвесным склонам гор и скал. Работа эта была произведена в кратчайшие сроки - всего за 105 дней в 1940 году, то есть прямо накануне начала Великой Отечественной войны. Солдаты Красной Армии вместе с местным населением соединили высокогорной трассой тогдашний Сталинабад (Душанбе) и Хорог. Дорогу прокладывали просто и эффективно: военные с помощью взрывчатки подрывали скалистую породу, а местные декхане кирками и лопатами убирали взорванную породу и завалы, а также мостили для сквозного движения высокогорный тракт.

Если проехать по этой «трассе жизни» сегодня (особенно на участке от Горного Бадахшана до Тавилдары), то создается впечателение, будто с тех самых пор, как трасса была проложена-прорублена впервые, она ничуть не изменилась: кругом все те же узкие и опасные обрывы, головокружительные перевалы, в которые нет-нет - да и «улетают» груженные контейнерами тяжеловесные «Камазы» и Man, и бесконечный серпантин уходящих за горизонт каменистых участков «Великого таджикского транспортного пути».

Любопытно в этой связи заметить, что Хорог находится практически в центре своего рода географического треугольника между столицей Таджикистана Душанбе (до него отсюда 525 километров, проехать которые можно примерно за 14-16 часов), кыргызским городом Ош (до него - 750 километров) и китайским городом Кашгар (615 километров через перевал в Кульме на высоте более 4 тысяч метров).

После сооружения новой дороги из Душанбе через Куляб время в пути до Хорога может сократиться до 8-9 часов, однако пока проехав по этой трассе, которая была построена почти 70 лет назад, воочию осознаешь, как далеко находится Горный Бадахшан от других частей Таджикистана и крупных населенных пунктов и как тяжело развивать этот район страны без наличия надежных и приличного уровня автомобильных дорог.

Сегодня свои главные надежды на будущее бадахшанцы связывают с Ага Ханом и его фондом. В Хороге уже функционирует один из самых уникальных научных центров - Международный университет Центральной Азии, который создан и финансируется одним из имамов исмаилитов Ага Ханом Четвертым (портреты этого человека можно встретить практически в каждом доме на Памире, поскольку именно Ага Хан и возглавляемый им фонд оказывает Горному Бадахшану помощь в самых раличных областях человеческой жизни - от развития сельского хозяйства до образования всех форм, поддержания музеев и религиозных памятников, а также развития транспорта в этом столь отдаленном от других частей Таджикистана регионе).

Напомню, что исмаилиты - это сторонники одной из ветвей шиитского ислама, которые верят в то, что у пророка Мухаммеда остались потомки, а один из них - как раз и есть 49-й наследный имам Ага Хан, живущий постоянно в Париже, но регулярно прилетающий на Памир.

В 1992 году, сразу же после развала Советского Союза, некоторые сторонники исмаилитов хотели объявить о независимости Горного Бадахшана от Таджикистана, но затем страсти несколько поутихли. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон встретился с Ага Ханом, и после этих переговоров ежегодно Горный Бадахшан получает около 40 миллионов долларов от фонда Ага Хана на сооружение школ, мостов, дорог, помощь населению в чрезвычайных ситуациях.

Но было бы ошибкой думать, будто Ага Хан - это чистой воды заморский филантроп, который просто от доброты душевной помогает Горному Бадахшану. На самом деле делает он многое здесь и для личной выгоды, продвигая и свои экономические, и весьма существенные политические интересы.



Сравнение между двух берегов

Вообще-то о бурной истории Хорога и его нынешнем дне можно узнать в местном краеведческом музее, который расположен на улице Ленина. В самом музее есть отдельные залы, посвященные участию памирцев в Великой Отечественной войне. Посещая их, немецкие туристы предпочитают проходить такие залы, не поднимая головы, и как можно быстрее. А вот американцы и европейцы очень сильно удивляются собранным здесь экспонатам и частенько вопрошают: почему это на Памире столь бережно сохраняют память о Советской власти и тех временах, когда Таджикистан еще являлся частью СССР?

«Знаете, у нас в Бадахшане всегда есть что и с чем сравнивать. Это в Европе или Америке всегда жили сыто, а у нас жизнь могла и сегодня быть такой, как через реку у соседей в Афганистане, - откровенно признался мне Тугуш, шугнанец - представитель одной из малых этнических групп на Памире. - Так что нам Советская власть ничего не сделала плохого: просто мы сейчас должны как можно быстрее адаптироваться к новой жизни в новых условиях».

Прямо из центра Хорога узкая автомобильная дорога ведет прямо на вершину, возвыщающуюся над городом, где расположен второй по высоте, но первый по богатству собранной коллекции растений ботанический сад в мире (после ботанического сада в столице Непала, городе Катманду) - 2320 метров над уровнем моря. Носит он имя Гурского, а заложен хорогский сад был в 1940 году. В ботаническом саду произрастает более 4 тысяч видов растений и кустарников, представляющих практически все основные регионы мира, в том числе - самого Памира.

На территории Памирского ботанического сада, в котором работает всего 30 человек, растут уникальные виды местной арчи-можжевельника, красноцветной памирской березы, североамериканской туи и множество видов редчайших лекарственных растений.

После распада Советского Союза Памирский ботанический сад сумел сохранить кое-какие научные связи с коллегами из других республик, но хроническая нехватка средств не дает ему возможности вести нормальную работу. Да и с кадрами проблемы: если зарплата директора Ботанического сада составляет 50 сомони (около 15 долларов) в месяц, то как можно сюда привлечь на работу молодых специалистов (кстати, такая же зарплата у директора местного краеведческого музея)?

Так уж повелось, что у большей части гостей Хорога и всего Памира посещение этих мест прежде всего ассоциируется с самыми высокими в мире горами. Правда, в Гималаях местное население придерживается такой же философии: самые высокие горы есть именно у нас, а уж Эверест - Джомолунгма и вовсе считается своеобразным «знаком альпинистского качества» не только в Азии, но и во всем мире.

Но не зря, я думаю, все-таки Памир называют «Крышей мира», так как именно в этом районе нашей планеты находятся многие семитысячники, которые в советские времена были очень популярны у альпинистов - экстремалов всего света, а нынче, уже в эпоху независимого Таджикистана, получили как бы свое новое рождение - как в прямом, так и переносном смысле.

Особое место среди величественных памирских, покрытых снегами вершин, занимает Пик Исмоила Сомони. Расположен он неподалеку от небольшого поселка Джиргаталь, в северной части Памира, и до 2000 года носил, как и многие другие памирские вершины, чисто советское название - Пик Коммунизма. Его высота составляет 7495 метров, и является он самой высокой точкой на всем Памире. Переименован этот Пик был в 1999 году в честь празднования 1100-летия основания государства Саманидов.

Впервые открыта эта вершина была еще в 1928 году, и носила она долгое время название Пика Сталина. В 1962 году его переменовали в Пик Коммунизма, а раньше - в 1933 году - эта вершина была впервые покорена знаменитым альпинистом Абалаковым. Интересно, что в первые годы восхождения на этот пик разрешалось совершать только советским гражданам, и только в начале 60-х годов туда пустили впервые британских альпинистов.

Сегодня как местные, так и иностранные искатели горных приключений и дополнительного адреналина прилетают в Джиргаталь на вертолетах из Душанбе, а затем доставляются на специальные плошадки-платформы, расположенные на высоте более 4 тысяч метров, откуда они и совершают свои восхождения на высочайшие пики Памира.



Языки взаимного непонимания

Чуть отъехав от Хорога, можно проехать к священному горному источнику под названием «Пир Шоносир Чашма», возле которого расположен мемориал, посвященный известному мыслителю и писателю, уроженцу этих мест Носиру Хосраву. Считается, что именно честные и высокие помыслы этого глубоко почитаемого на Памире человека и породили один из самых чистых источников в горах, куда за священной водой приезжают на машинах верующие не только из различных районов Таджикистана, но и соседнего Афганистана.

Памятный мемориал с изваянием Носири Хосрава (более известному, как Насир Хосров) был открыт в 2003 году в честь 1000-летия со дня рождения этого мыслителя (а похоронен он в Афганистане), и с тех пор посещение этого места считается свяшенным для каждого памирца.

А к северу от Хорога расположено еще одно уникальное место - остатки древней крепости под названием «Кафир Кала»(что в переводе означает «Крепость неверных»), где в свое время местные жители поклонялись огню и его могучей силе.

С древних времен жители Памира славились своими мастерами по обработке серебра. В Х веке на все окрестные земли славился своими умельцами город горняков под названием Базар-дара. В те годы здесь проживало более полутора тысяч человек, главным образом ремесленников. При этом ученых до сих пор волнует вопрос, каким же образом в эти удаленные от цивилизации уголки Памира переселялись люди, которые жили в этом городе, по разным оценкам, на протяжении около ста лет.

Как свидетельствуют раскопки, покинули ремесленники Базар-дара только тогда, когда местные серебряные месторождения оказались истощенными, а сам вывоз серебряных изделий (главным образом слитков и монет) был прекращен.

Помимо своей богатой «серебряной» археологической истории, славится Базар-дара и еще одним уникальным явлением. Здесь в одно и то же время (ровно в полдень) в верховьях гор начинает дуть сильный порывистый ветер и ровно в шесть часов вечера прекращается, причем в этих местах всегда - даже в самый разгар лета - очень холодно и ветренно.

И в Базар-дара, и во многих других местах Памира традиционно было развито ткачество, особенно пошив верхней одежды из шерсти овец и коз. При этом овечью шерсть было принято обрабатывать только женшинам, а изделия из козьей шерсти изготавливали исключительно мужчины (главным образом - оригинальные цветастые ковры и настенные коврики).

Отдельного упоминания заслуживает язык, а точнее - языки, на которых говорят народы, населяющие Памир. Все они достаточно сильно отличаются от классического таджикского языка, и при этом они еще не похожи друг на друга. Существуют только разговорные памирские языки - у тех же шугнанцев или хорогцев, а в письменности они используют буквы и звуки из русского, английского и даже французского языков (хотя до начала осуществления проектов фонда Ага Хана французов здесь сроду не было).

Примерно в 40 километрах от Хорога, на юг по направлению к Ишкашиму, находятся уникальные горячие источники под названием Гарм Чашма (что буквально и означает «горячий источник»). Здесь минеральная вода выходит на поверхность в виде бьющих из-под земли фонтанов при температуре более 60 градусов по Цельсию.

Еще с древних времен в этих источниках местные жители находили излечение от раличных недугов, а сама вода Гарм Чашма считалась священной. Позднее, уже в советские времена, в этих местах была построена водолечебница, которая сохранилась и поныне в уже реконструированном виде.

Другим памятным местом, расположенным на Памире недалеко от Ишкашима, считается древняя крепость Каахка. Построена она была предположительно в IV веке и возвышается над бурным потоком реки Пяндж. От древней крепости сегодня сохранилось лишь две полуразрушенные стены, которые больше похожи на недостроенные глинянные валы и разбитые временем сторожевые башни.

Скорее всего, как считают ученые, в этой крепости размещался воинский гарнизон, который охранял один из важных участков знаменитого Великого Шелкового пути. Не исключен вариант, что эта крепость также защищала равнинные районы всей Центральной Азии от вторжения горных племен с территории Бактрии.

Другая древняя крепость под названием Ямчун находится на расстоянии около 70 километров от поселка Ишкашим и славится она тем, что будучи построенной еще в III веке до нашей эры, она помогала держать оборону памирских племен от вражеских нашествий. От той старинной крепости нынче осталось лишь несколько разрушенных временем стен и башен с пробитыми в разных направлениях амбразурами.

Археологи уверены в том, что именно крепость Ямчун в те годы контролировала караванные тропы и торговые пути, которые вели из древней Бактрии в Персию и Индию. При этом река Пяндж, которая протекает ныне на значительном расстоянии от крепостных стен, в древности, очевидно, имела несколько другое русло и плескалась прямо у их основания.



Кому достанутся памирские лазуриты?

Долгое время считалось, что поселившиеся на Памире люди чуть ли не постоянно страдали от нехватки продуктов питания и почти полного отсутствия каких-либо полезных ископаемых, которые можно было бы использовать для меновой торговли с обитателями плодородных долин. Однако такое мнение ошибочно. На Памире у местных жителей всегда было что предложить соседям на продажу, и пусть даже примитивное, но все же надежное сельское хозяйство помогало им хотя бы элементарно обеспечивать себя необходимыми продуктами питания.

Знаменит Памир еще с древности был и своим чудо-камнем нежно-голубого цвета, называемым то лазуритом, то ляпис-асули, то лазуриком. Мне такой камень встречался только в одном месте на земле - в далеком от Памирских гор латиноамериканском государстве Чили, хотя и на территории соседнего с Таджикистаном Афганистана имеются месторождения этого особого, ни с чем не сравнимого поделочного камня.

Лазурит только в идеальном виде имеет иссиня-нежный цвет висящего над Памирскими вершинами неба. В природе же его различные оттенки варьируются от мутно-зеленоватого до цвета морской волны с вкраплениями темно-синих точек или прослоек.

Самыми ценными считаются камни лазурита, в которых виднеются вкрапления серного колчедана, придающего голубым камешкам блестящий на солнце позолоченный цвет. Интересно, что лазуритовые украшения находили еще в могилах египетских фараонов, а также из лазурита изготавливали царские троны и колонны их спальных покоев. Это говорит о том, что много тысяч лет назад из района сегодняшнего Памира лазурит попадал и на Ближний, и на Средний Восток.

Также памирский лазурит продавался в Китай, где местные владыки использовали его для своих украшений и отделки лазуритовых шариков на шапках как символы верховной власти. Считался лазурит также сильным и действенным лекарственным снадобьем, которое использовалось при серьезных глазных болезнях и тяжелых травмах.

Кстати, первые сведения о том, откуда же по всему миру распространился лазурит, датируются только XIX веком, когда на территории древних таджикских земель. в районах нынешнего афганского города Файзабада, было подтверждено крупнейшее месторождение лазурита. Самый красивый из найденных камень-лазурит получил название «ниили», а более низкого качества камни - «асмани» и «суфси».

Одно время даже сушествовал Великий Лазуритовый путь, который вел из района Горного Бадахшана в древний Китай и через Ферганскую долину - в страны Центральной и Передней Азии. В дальнейшем, уже в советские времена, в районе кишлака Ляджуар, на территории Таджикистана, было обнаружено новое крупное месторождение лазурита, располагавшееся на высоте более 4500 метров над уровнем моря.

Между прочим, сам лазурит на одном из памирских языков как раз и называется «ляджуар», и на месте одноименого кишлака добыча лазурита ведется промышленным способом уже более 60 лет. А из самого горно-бадахшанского лазурита изготавливаются ажурные бусы, кольца, серьги, колье, вазы и декоративные бокалы.

Кроме лазурита или ляпис-асули, на Памире расположены крупные залежи знаменитого ювелирного материала-камня под названием «лал». Его залежи находятся рядом с горой Кухи, возвышающейся между центром Горного Бадахшана - Хорогом - и поселком Ишкашим.

В древности «лалом» памирцы называли камень ярко-красного цвета, который также именовался у купцов шпинелью и балаши. В странах всей Передней Азии именно лал считался самым ценным ювелирным материалом. При этом лал частенько путали даже опытные ювелиры с рубином, причем в коллекциях, храняшихся в Европе, многие редкие по красоте лалы ошибочно одно время принимались за ярко-алого цвета рубины.

Еще в Средние века на склонах горы Кухи Лал велась добыча этого ценного поделочного камня. Сами штольни представляли из себя огромные залы, высотою в 8 метров и шириной в 12 метров, и промышленная добыча камня велась здесь до начала 90-х годов прошлого века. А в 1985 году на месторождении Кухи Лал был найден рекордный кристалл весом почти в 6 килограммов,

Помимо лазурита и лала, среди знаменитых бадахшанских драгоценных камней стоит отметить месторождения оникса, амазонита, аметиста, граната, тигрового глаза, нефрита, обсидиана, яшмы, янтаря и других.

Знаменит на весь мир Памир и своими уникальными и неповторимыми петроглифами-наскальными изображениями, которые расположены вдоль течения рек Гунт и Пяндж. Некоторые из этих изображений датируются Бронзовым веком, но есть здесь петроглифы эпох средних веков и конца XIX века. В основном на этих петроглифах можно видеть изображения домашних и диких животных, сцен охоты, быта и каждодневной жизни обитателей Памира.

Петроглифы эти, как правило, выполнены каменными ножами, металлическими наконечниками, топорами. Самым уникальным в петроглифах Памира является изображение различных музыкальных инструментов, которые больше нигде во всей Центральной и Передней Азии не сыщешь.

...Покидая Памир, мы проехали на выезде из Хорога вдоль взлетной полосы местного аэропорта. В небе - вновь марево от песчаного ветра- «афганца», самолетом из Душанбе и не пахнет, да местных жителей, честно говоря, подобная безнадега и не особо уже волнует.

И вновь дорога петляет вдоль бурного Пянджа и афганской границы бесконечными часами. На той стороне - ни одного электрического столба, ни одного дома из кирпича с шиферной или металлической кровлей, ни одной проезжей дороги и автомобиля. А с этой стороны границы - смотрящие куда-то вдаль памятники Ленину, ревущие на затяжных подъемах тяжеловесные темно-синие грузовики с китайскими номерными знаками и бескончено уходящие ввысь вершины очень молодых по возрасту и, наверное, самых красивых в мире гор Памира...

«Деловая Неделя», Казахстан

29 сентября 2008 г.

Юрий СИГОВ, Вашингтон
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Наши группы
Случайные топики